О крымских татарах и коллаборационистах

На волне ажиотажа по поводу годовщины депортации крымских татар и выигрыша Евровидения (со всей сопутствующей истерией) Джамалой с песней об оной депортации нашел статью о сотрудничестве крымских татар с нацистами во время Второй Мировой (на английском, т.к. предпочитаю англоязычные источники русским как менее идеологически зашоренным и более академически выдержанным).
В целом релевантная информация сводится к следующим цифрам: 9255 крымских татар вызвались служить нацистам в начале 1942 года, из них немцы приняли 8684 (стандарты роста, здоровья, возраста, как я подозреваю), их приписали к 11 армии (Вермахта); дополнительно 1632 крымских татарина записались в Айнзацгруппу Д, ответственную за уничтожение примерно 60 тысяч евреев в Крыму.

Я ни в коей мере не пытаюсь изобразить из себя историка, но мне захотелось разобраться в данном вопросе, а заодно и в вопросе о коллаборационистах времен Второй Мировой среди разных народов. Практически только на основании англоязычных источников (как указано выше русским источникам, не заверенным англоязычными, не доверяю). И принимая во внимание, что практически никто из виновных не дожил до наших дней, а также то, что одно преступление не оправдывает другое.

Запись в СС (как и в немецкую армию) началась в январе 1942 года, т.е. чем занимаются нацисты уже было понятно, так что каждый из 1632 крымских татар, пошедших Айнзацгруппу Д несет полную ответственность за 60 тысяч уничтоженных евреев и все прочие преступления. Здесь возникает вопрос: как в часть, состоящую из 600 человек могли записаться 1600? Ответа у меня нет, доступа к архивам тоже, полагаю, что 1632 – это в общей сложности, когда кто-то выбывал, переводился в другую часть и т.д.

Исследователь из Яд-ва-Шем Ицхак Арад (Yitzhak Arad) в книге “Холокост в Советском Союзе” (“The Holocaust in the Soviet Union”, 2009, p.701, isbn 978-0-8032-2059-1) выделил целую главу (номер 14) под рассказ об уничтожении евреев в Крыму. Согласно оценкам историка общее число жертв около 40 тысяч (не 60 тысяч, как по ссылке выше), причем расстрелы евреев в Симферополе осуществлялись силами “полиции безопасности”, а не айнзацкомандами. И в основном проходили в конце 1941 года. Причем в колхозах, где было много евреев, нацисты получали помощь от работавших там русских, украинцев и татар, в полностью еврейских колхозах были уничтожены все. В сельской местности Крыма жило довольно много евреев, их вылавливали айнзацкоманды.

Командира Айнзацгруппы Д (до июля 1942 года) Отто Олендорфа судили в Нюрнберге за уничтожение 90 тысяч человек (если быть совсем точным до эта айнзацгруппа ответственна за уничтожение 91728 человек, но это до мая 1943, т.е. в течение также 10 месяцев командования Валтера Биркампа), что означает, что суд нашел вину подразделения Олендорфа во всех этих убийствах евреев, цыган, коммунистов, “партизан” и прочих.

С юридической (и моральной) точки зрения каждый, служивший в подразделении Олендорфа, является соучастником всех этих 90 тысяч убийств.

Теперь вернемся к 8684 крымским татарам служившим в вермахте. Согласно симпатизирующему крымским татарам источнику из Красной/Советской армии в 1945-6 годах демобилизовалось 8927 крымских татар, включая 524 офицера и 1392 сержанта. Что дает нам 7011 солдат и ефрейторов (или 78.5%). Для людей, коих не могли призвать после 1941 года, т.е. прослуживших не менее 5 лет, это несколько странно. Вернее говорит о мотивации.
Безусловно, после искусственного голода 1930-ых украинцы, русские и другие народы Поволжья, Северного Кавказа и Казахстана тоже не должны были гореть особым желанием служить советской власти, но служили. Насильственно призванные в Красную армию крымские татары в подавляющем большинстве (те самые 78.5%) явно служили хуже.
Не менее показательно, что тот источник не смог привести данные о числе павших в рядах Красной армии крымских татарах.

Максимальное число партизан из числа крымских татар было в 1944 году и составляло 630 бойцов, но в 1939 году крымские татары составляли 19.4% населения Крыма, а составлявших 5.8% населения евреев уничтожили, что дает – без учета беженцев из числа русских и украинцев – долю татар на начало 1944 не меньше 20.5%.

В апреле-мае 1944 – после освобождения Крыма от нацистов (см. в предыдущем абзаце, когда крымские татары начали партизанить), – за сотрудничество с нацистами были осуждены 5989 крымских татарина. А начиная с 18 мая 1944 года 183155 (по другим источникам – 193865) были депортированы. По дороге умерли 7889, не менее 30 тысяч умерли в течение следующих полутора лет. С учетом того, что более 80% депортированных составляли женщины и дети, а еда давалась только тем, кто работал, это не удивительно – морить голодом собственное население коммунисты умели…

Итак, мы имеем 8684 (вермахт) + 1632 (СС) крымских татарина, служивших нацистам, что дает 10316. От населения в 194 тысячи + 9000 в Красной армии + 6000 осужденных + 10 000 (бежавших с немцами – предположим, что практически все служившие нацистам сбежали с ними, а осудили не служивших) + 630 партизан (округлим до 1000) = 220 тысяч человек. Что дает нам 4.5% служивших нацистам (в некоторых источниках предполагается, что в Красной армии служило 5% от общего числа крымских татар и до 15% всех мужчин, но и в таком случае мы должны будем получить долю служивших немцам большую, чем служивших в Красной армии).

И мне стало интересно, какова доля коллаборационистов среди других этнических групп? Ведь эти 4.5% крымских татар сами по себе ни о чем не говорят.

Тут начинаются сложности. Как подсчитать? Кого учитывать? Не-немцы могли служить гитлеровскому режиму в вермахте, Ваффен-СС (подразделения СС для иностранцев, обычно полагаются добровольческими, но не всегда так было и на практике) и во вспомогательных полицейских батальонах.

Если мы посмотрим на этническое происхождение служивших в Ваффен-СС, то обнаружим: русских и белорусов – 25 тысяч, русских казаков – 23 000, представителей тюркоязычных народов СССР – 12 000, украинцев – 20 тысяч, хорватов – 20 000, азербайджанцев – 70 000, словенцев – 6000, румынов – 55 000, голландцев – до 55 000, латышей – 150 000, эстонцев – 20000, французов – до 22 тысяч, эстонцев – 20 000, венгров – 40 000, датчан – 6000, бельгийцев – 12500.

С учетом населения стран в 1939-40 годах получаем:
всего французов 41.5 млн, т.е. нацистам служили 0.05% ;
всего бельгийцев более 8 млн, т.е. коллаборационистров было 0.156%;
всего датчан было 3.8 млн, т.е. коллаборационистов было 0.16%;
всего румынов 13.5 млн, т.е. коллаборационистов было 0.4%;
всего словенцев 1.45 млн, т.е. коллаборационистов было 0.41%
всего венгров было 9.3 млн, т.е. коллаборационистов было 0.43%;
всего хорватов было 3.5 млн, т.е. коллаборационистов было 0.57%;
всего голландцев было 9 млн, т.е. коллаборационистов было 0.6%;
всего азербайджанцев (только их, а не общее население АзССР) 1.9 млн, т.е. коллаборационистов было 3.7%.

Заметьте, что, кроме азербайджанцев, я не проводил подсчеты для других народов бывшего СССР. Потому что такой подсчет будет неверным. На территории бывшего Союза помимо добровольцев, шедших в Ваффен-СС, были еще очень много пошедших во вспомогательную полицию. Для перечисленных же стран за кадром остаются служившие местным фашистским режима, например, Вишистскому во Франции.
Итак, что же получается при учете вспомогательных полицейских сил?
Украинцев только на территории УССР на 1 января 1939 г было около 22.5 млн, но если учитывать нынешнюю территорию Украины, то ближе к 30 млн, в Ваффен-СС служило 20 тысяч, но в полицейских батальонах служило еще более 35 000, и получается 0.18%. Однако в другой статье английской же Википедии упоминается, что на территории “рейхскомиссариата Украина” на довольствии СС состояло 238 000 украинцев, коих контролировали 15 000 немцев. Процент поднимается до 0.79%. С добавлением 35 000 украинцев, служивших в 50 полицейских батальонах, приходим к 0.91%.
Отмечу, что найти оценку числа украинцев в вермахте мне не удалось, потому оценка явно не точна.

Однако примерно 4.5 млн украинцев служили в Красной армии и больше 250 тысяч были партизанами, что примерно в 3 раза больше по числу партизан, чем среди крымских татар (на 1000 населения), а по солдатам – даже если добавить к 9000 в конце войны еще 20 тысяч татар-дезертиров, отрицаемых в про-татарские источниках, – то получим 1.16 раз меньше служивших по призыву в Красную армию (но это если поверить Берии, что 20 тысяч крымских татар дезертировали из Красной армии).

Этнических русских, которые присоединились к Вермахту, было примерно 50% от минимум 600 тысяч бывших военнопленных (верхняя оценка в 1.4 млн), т.е. от 300 до 700 тысяч. Плюс 120 тысяч власовцев, плюс упомянутые выше 25 тысяч русских и белорусов и 23 тысячи казаков, что дает от 470 тысяч до 870 тысяч. В 1940 г населения РСФСР оценивалось в
110 млн, примем во внимание, что сейчас оное население на 81% состоит из этнических русских, то можно допустить разброс в 1940 году от 81% до 90%, т.е. от 89 до 100 млн русских + русские в других республиках, т.е. где-то к тем же самым 110 млн и придем (не меньше 95 млн). Отсюда процент коллаборационистов может колебаться от 0.43% (470 тысяч и 110 млн) до 0.92% (если брать 870 тысяч и 95 млн).

Оценить ситуацию в Белоруссии сложнее: в полицейских батальонах служило около 20 000, а в про-немецкие силы самообороны в конце войны записалось 40 000 (правда, треть отправили обратно, что осталось примерно 27 тысяч). Согласно лживой переписи 1939 года в БССР проживало 4.6 млн белорусов из 5.6 млн общего населения (при этом в 1914 было 11.5 млн, а в 1950 – 7.7 млн, чтобы к 1955 вырасти аж на целых 59 тысяч, т.е. за время войны население Белоруси – если верить советской статистике, – росло куда лучше, чем после нее). Как бы то ни было коллаборационистов было не больше 1% (47 тысяч при 4.6 млн белорусов, но если население было больше, а похоже, что было, процент ниже).

Не могу не отметить, что 282 тысячи белорусских партизан – если верить советским источникам, – уничтожили согласно подсчетам польско-немецкого историка Богдана Мусиала (Bogdan Musiał) смогли убить от 6000 до 7000 немецких солдат. Каждый из этих убитых солдат стоил белорусскому народу – несколько сотен жизней (общие оценки потерь колеблются от 2 до 3 млн).

В эстонских полицейских батальонах служило 10 400 человек (плюс 600 немцев), а в Эстонский легион в конце войны записалось 38 000. С учетом 1 млн населения, получаем 4.5% коллаборационистов.

В 26 литовских полицейских батальонах должно было служить 13 000 человек (обычно по 500 человек), потому при 2.2 млн населения (за вычетом примерно 200 тысяч евреев, более 50 тысяч русских, 70 тысяч поляков, 30 тысяч немцев и т.д.) – получаем 0.6%.

150 тысяч латыши записались в Ваффен-СС, плюс 23 000 были во вспомогательных частях вермахта (87 тысяч Латышского батальона я не учитываю, полагаю, что его включили в 150 тысяч Ваффен-СС), плюс 33 полицейских батальона (тысяч 16), что на 1.4 млн латышей обеспечивает совершенно сумасшедшие 13.5%!!!
Даже если будем учитывать только 150 тысяч Ваффен-СС, все равно получаем 10.7% коллаборационистов.
Звучали заявления, что только 15-20% солдат Латышского легиона были на самом деле добровольцами, а остальных “забрили” насильно. Допустим, что так и было: 15% от 87 550 = 13 132 (округлим до 13 тысяч) + 23 тысячи в вермахте и 16 тысяч в полиции 52 тысячи. Следовательно, всего 3.7%. Ой, да ведь мы забыли, что помимо якобы насильно загнанных в Латышский легион 88 тысяч, было еще 60 тысяч добровольцев в другие части Ваффен-СС, т.е. у нас получается не 52, а 112 тысяч коллаборационистов, потому итоговый процент подпрыгивает до 8%.

Не претендую на точность, т.к. помимо не самых точных источников (в основном английская Википедия) я еще и кое-где делал приблизительные оценки. Тем не менее исходя из общедоступных данных можно составить примерно такую иерархию степени коллаборационизма с нацистами (служба в Ваффен-СС, полицейских батальонах и Вермахте):
латышине менее 8% населения;
крымские татарыне менее 4.5% (но может быть и 5% населения);
эстонцы – около 4.5%;
азербайджанцев – около 3.7%;
украинцевне меньше 0.91% (не известно, сколько служило в Вермахте);
русских – в промежутке между 0.43% и 0.92%;
белорусовне больше 1% (данные о населении республики явно лживые, процент подсчитать точно не получается);
среди литовцев и голландцев0.6%;
хорватов0.57%.

О чем говорят эти подсчеты? Как минимум о том, что правительствам Латвии и Эстонии следовало бы признать вину своих народов за сотрудничество с нацистами. Почему? Какая разница это меньше пол-процента или больше 4%? На мой взгляд, дело в культуре: маргиналы могут вести себя мерзко, их никто не остановит, за них у общества ответственности нет, но если мерзко ведут себя многие, – скажем 5-10% взрослых мужчин, – значит что-то не в порядке с культурой, коли значимое число людей могут становиться профессиональными убийцами и палачами. Потому что если бы их матери, сестры, жены, дочери, их отцы, братья и сыновья сказали бы, что так подло поступать не годится, это подействовало бы. Раз не подействовало, значит не сказали родные и близкие, значит сами не понимали жуть такого поведения… И покуда общество в молчаливом одобрении вопиющей жестокости не покается, оно не сможет изжить эту нравственную болезнь.

Аналогичный совет я бы дал и руководителям крымских татар и правительству Азербайджана. Только толку-то? Признает-ли хоть кто-нибудь из властителей дум упомянутых народов и стран свою моральную ответственность за чудовищные преступления, коим их предки тихо потворствовали, а то и принимали участие? Не знаю, пока не признают…

И эта моральная проблема, на мой взгляд, куда значимее практически риторического вопроса оправдывает ли коллаборационизм депортацию? Нет, не оправдывает. Разве кто-то – помимо совершенно сумасшедших, ничем не отличающихся от гитлеровцев, коммунистов, – пытается оправдать? И ради решения критически значимой,  как думается, моральной проблемы и стоит говорить обо всем том, что не особо лестно латышам или крымским татарам.

Зачем давать аргументы ненавистникам Украины, а заодно свободы, тем кто пытается принести миру эдакого Гитлера-light (облегченную, якобы улучшенную версию)?  Я никому не даю аргументы, тем более, что современные агрессоры – подобно агрессорам прошлого, – ни малейшей нужды в солидной, основанной на фактах аргументации не нуждаются, они полагаются на танки, ракеты и пушечное мясо. И рупоры пропаганды. Потому скрывать правду только из-за того, что крымские татары сегодня борются против кремлевской воровской шайки, считаю огромной ошибкой. Как показывает практика, на ложном основании ничего хорошего построить нельзя. И покуда нравственный рак в душах народов не будет исцелен, мы будем продолжать дергаться на этом самом лживом основании.

This entry was posted in Uncategorized and tagged , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s