О “невидимой руке”

Полагаю, что все слышали выражение “невидимая рука”, подразумевающее “невидимую руку рынка”, которая что-то исправляет и делает жизнь всех лучше. Адам Смит упоминал эту “невидимую руку” в трех своих работах. В “Исследовании о богатстве народов” есть такой пассаж: “By preferring the support of domestic to that of foreign industry, he intends only his own security; and by directing that industry in such a manner as its produce may be of the greatest value, he intends only his own gain, and he is in this, as in many other cases, led by an invisible hand to promote an end which was no part of his intention. Nor is it always the worse for the society that it was not part of it. By pursuing his own interest he frequently promotes that of the society more effectually than when he really intends to promote it.

В русском переводе: “Предпочитая оказывать поддержку отечественному производству, а не иностранному, он имеет в виду лишь свой собственный интерес, и осуществляя это производство таким образом, чтобы его продукт обладал максимальной стоимостью, он преследует лишь свою собственную выгоду, причём в этом случае, как и во многих других, он невидимой рукой направляется к цели, которая совсем и не входила в его намерения; при этом общество не всегда страдает от того, что эта цель не входила в его намерения. Преследуя свои собственные интересы, он часто более действительным образом служит интересам общества, чем тогда, когда сознательно стремится делать это.

“Он” – это любой из участников рынка, некий покупатель. Если мы перенесемся из 1776 года (когда была опубликована книга Смита) в 2016 и примем во внимание глобализацию мира, в коем живем, то, по-видимому, мы можем убрать упоминание, какому именно производителю оказываем и какому нет, и все равно согласиться с высказыванием.
Но остается не совсем ясно, почему или как “невидимая рука” превращает своекорыстные деяния в полезные обществу?

Начнем с того, что лично меня “невидимость” руки смущала напоминанием об ангеле или Провидении. Словно мы из экономической плоскости перенеслись в теологическую. Как выяснилось, подозрения были оправданы: Адам Смит, судя по всему, имел в виду “невидимую руку Бога” (более скучное и подробное рассуждение здесь – в Word’овском документе на 39 страниц).
Допустим, что дальше? Как ссылка на божественное присутствие помогает нам понять превращение личной пользы в то, что улучшает жизнь всех? Подозреваю, что введение в “уравнение” Бога свидетельствует только о том, что сам Адам Смит не понимал происходящего, происходящее казалось ему волшебным, для чего и требовалось вместо обычного земного объяснения использовать Провидение.

Чтобы разобраться, давайте представим себя в магазине. Мы выбираем яблоки или джинсы, машину или компьютер, или пусть это будет не магазин, а рынок в широком понимании, где мы покупаем страховку или дом. Каким образом мои личные предпочтения улучшают жизнь общества в целом?

Ответ, – как ни парадоксально, – никак. Я не пытаюсь опровергнуть шотландского гения. Я отвечаю на заданный вопрос, а не на тот вопрос, который предполагался.

Дело не во мне и моих предпочтениях, а в том, что мой выбор отражает выбор многих тысяч других участников рынка. То, как они выбирают джинсы, – за известную марку, низкую цену, цвет, молнии, заклепки или количество карманов, – скорее всего совпадет с моими критериями. Не у всех, но у определенной части. Мой выбор имеет значение, как пример выбора большого числа людей. Покупатель ценен своей похожестью на других покупателей.

Вопрос, который предполагался выше, должен был звучать так: как выбор любого человека – при том, что таких покупателей на рынке очень много, – может улучшить жизнь многих?
В этом варианте подчеркивается: чтобы служить интересам общества, выбор конкретного покупателя должен быть типичным, являться крошечной частью примерно такого же спроса.

Почему наш выбор типичен? Потому что мы в общем и целом имеем сходные желания и потребности (хоть и различаемся в жизненном опыте, талантах, знаниях, но всё это имеет существенно меньшее значение для большинства рыночных транзакций).

Выбор типичного покупателя имеет значение, когда о нем узнает и может изменить собственное поведение продавец. В течение долгого времени “Форд” предлагал покупателям автомобили только черного цвета, пожелания покупателей не имели значения для данной компании (но не для других! Потому “Форд” и уступил заметную долю рынка в течение 1920-ых).
В плановой экономике никакого выбора не предполагается, потому “невидимая рука” и не работает: если решили красить автомобили черной краской, то ее и производят, а другой краски для машин нет. Конец обсуждения.

Изменение поведения производителя означает, что производство не заканчивается на одной транзакции. Если производитель заметил, что на каждые 5 черных машин он продает 7 белых и 8 серебристых, то он организует производство и сделает заказы таким образом, чтобы 40% всех машин были серебристыми, а 25% – черными, но не наоборот. В противном случае он создаст себе затоваренность черными машинами, и покупатели уйдут к тому, у кого смогут найти серебристые. Это опять же невозможно в условиях плановой экономики.

Еще одно необходимое изменение поведение производителя – возможность производить больше.
Предположим, что у нас имеется 1 миллион населения и ежегодно покупается 250 тысяч смартфонов, из них 150 тысяч “Эпплов” и по 50 тысяч “LG” и “Самсунгов”. По каким-то причинам доля “Эпплов” упала до 100 тысяч, а “LG” выросла до 100 тысяч. Как улучшится качество жизни общества?

Оно не улучшится, если “LG” будет продавать больше своих изделий, а “Эппл” меньше, т.к. суммарное производится то же самое количество, пусть доля “LG” и увеличилась. Будет иметь место перераспределение. И ничего сверх.
Допустим, работники “LG” согласились работать больше, но это означает, что работникам “Эппл” придется работать меньше, т.е. и в этом случае в системе ничего не меняется.

Другое дело, если выросла производительность труда, и появились дополнительные возможности для вложения прибыли и трудоустройства высвободившихся ресурсов.
Теперь вместо 1500 работников “Эппл” и по 500 в “LG” и “Самсунге”, производящих смартфоны, мы имеем 650 работников в “LG”, 750 в “Эппл” и 500 в “Самсунге” производят те же 250 тысяч смартфонов в год, тогда как 600 высвободившихся работников производят телевизоры, перестраивают дома и жарят шашлыки. Вот теперь экономика вырастет, и всем станет лучше.

Чем лучше? В нашей умозрительной стране вырос ВВП, т.к. помимо смартфонов те же самые 2500 работников теперь производят еще и телевизоры, строят веранды, облицовывают кафелем ванные комнаты и готовят еду в кафе. Увеличение ВВП означает и больше денег у населения, что означает, что больше людей смогут позволить себе отдать детей в спортивные кружки и музыкальные школы, что повысит благосостояние преподавателей и тренеров, что означает, что с детьми будут больше ходить на концерты и спортивные состязания и т.д. и т.п. Кумулятивно все эти мелкие изменения повысят уровень жизни, люди будут счастливее, что служит интересам общества.

Не мои личные предпочтения “LG” перед “Эпплом” (или наоборот) делают жизнь моих соседей лучше. Общественному интересу служит лишь то, что позволяет рыночной экономике работать без проблем и может удовлетворить больший спрос через увеличением предложения (а не только повышение цены), что способствует инновациям, которые будут хоть немножко повышать производительность труда. Также важно, чтобы правительство как можно меньше мешало бизнесу создавать новые производства и менять существующие, чтобы ресурсы перераспределялись в те сферы, где от них наибольшая отдача.

“Невидимую руку” можно определить как свойственное исключительно рыночной экономике улучшение жизни всего общества в ходе развития производства и создания новых предприятий, несмотря на совершенно эгоистичные цели владельцев и работников предприятий.
Причем эта “невидимая рука” служит интересам общества пропорционально степени близости данной экономики к свободной: чем менее свободна экономика, тем в меньшей степени любые личные предпочтения, своекорыстный или, наоборот, альтруистичный выбор делают жизнь в этом обществе лучше, т.е. волшебство “невидимой руки” по мере движения к плановой экономики исчезает.

This entry was posted in Uncategorized and tagged , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s