О дилемме узника

В теории игр есть часто используемая модель, называемая “дилемма узника”, рассматривающая ситуацию сотрудничества или отказа от оного.

Предполагается, что двух преступников поймали и предлагают сотрудничать со следствием. Для того, чтобы у следствия появились улики, преступники должны сообщить их. Если на сотрудничество пойдет один из преступников, его отпустят, а второму впаяют большой срок, если оба будут молчать, то подержат в следственном изоляторе и отпустят, если же оба начнут стучать, то оба получат приличные, хотя и не максимальные сроки.

В более легкой для восприятия форме это выглядит так:

Prisoner's dilemma

Игроку неизвестно, как поведет себя вторая сторона, потому, как полагают исследователи, ему выгоднее сотрудничать со следствием, т.к. если вторая сторона не будет сотрудничать, игрока освобождают, если же будет, то игрок получает 8 лет вместо 10, как в случае, если он молчит, а второй сотрудничает.

Близка к дилемме узника так называемая дилемма безопасности, которая сводится к тому, что повышение мер безопасности в связи с угрозой войны приводит к аналогичным действиям другой стороны, что в конце концов точно приведет к гонке вооружений и может привести к развязыванию войны.
Логика при этом примерно такая:
1. если мы, французы, не будем готовиться к войне, то немцы могут на нас напасть и победить, потому лучше начать готовиться;
2. раз французы готовятся к войне, значит они собираются напасть на нас, немцев, значит и нам надо готовиться к войне;
3. смотрите, немцы готовятся к войне, значит мы были правы, когда начали готовиться к войне, нам надо умножить усилия!
и т.д. и т.п.

Обычно в качестве примера того, что дилемма безопасности не кабинетная выдумка, приводят Первую Мировую. Однако один из лучших современных военных историков Иен Моррис в книге “War! What is it Good For?” (“Для чего нужна война”) приводит список аргументов, доказывающих влияние случайных факторов в развязывании этой войны: эрцгерцог Фердинанд мог не поехать в Сараево или план его визита мог не публиковаться заранее, или после первой неудачной попытки с бомбой можно было отсидеться в ратуше или вообще закончить поездку и вернуться, или вызвать в город войска (как можно – они после маневров, грязные, не в парадной форме!), или изменить маршрут оставшейся части пути (чей-то адъютант был в больнице, потому водителю не сообщили, что надо ехать другой дорогой), или безопасность могли обеспечивать силами превышающими 60 местных полицейских… Все эти варианты привели бы к тому, что наследника Австро-Венгерского престола не убили бы, Австрии не надо было выставлять ультиматум Сербии, той отвергать его, Австрии объявлять войну Сербии, России вступаться за союзника, немцам – за австрийцев и т.д.
Правда, тут возникает вопрос: если бы не удалось в Сараево, то при такой степени бардака и безалаберности, как в Австро-Венгрии, может быть удалось бы в другом месте? Может быть перед нами пресловутое чеховское ружье на сцене в первом акте?

Давайте вернемся к изначальной проблеме узника. Она была сформулирована математиками, как интересная задача, но была оторвана от реальности. Представим двух преступников, совершивших или пытавшихся совершить некое преступление, их арест и допросы. Математики представили себя на их месте и сделали выводы. Но преступники – не профессора математики, они живут в иных условиях, они зарабатывают на жизнь преступлениями, обычно совершаемыми в группах, им надо сбывать краденное, прятаться, получать наводку или заказ на убийство и т.д.

Дилемма узника происходит в одной точке времени и пространства, не учитывая вообще никакие последствия. Да, предательство может казаться более выгодным, если не учитывать шанс на месть со стороны заложенного и необходимость находить компаньонов для будущих преступлений, т.к. мы скорее всего имеем дело не с однократным преступником, который вернется к честному труду, а с правонарушителем, разделяющим взгляды преступного мира и совершившим сколько-то мелких преступлений, так что совместное преступление с кем-то – как бы шаг вперед.

Исследователи не учитывают недоверие преступников к полицейским (для этого недоверия есть основания!) и желание оставить полицейских в дураках. Вариант “меня отпускают, а Вася получает 10 лет” превращается в “меня – если не обманут, – отпускают, но меня могут грохнуть свои или никто не захочет со мной идти на дело, и еще будут за спиной называть предателем, а Вася получает 10 лет”.

Безусловно, долгий логический анализ – не самая сильная сторона абсолютного большинства преступников, но ценность игры, если на кону стоит нечто ценное или совсем ничего (сказали, что проиграл, т.к. другой, анонимный игрок сдал тебя), здорово отличается, более того, поведение игроков при игре с высокими ставками оказывается совсем другим.
Насколько я понимаю, задача теории игр – с помощью математических моделей представить поведение людей в жизни. Однако последствия проигрыша в домино и провал серьезного проекта отличаются очень сильно, потому между поведением за игральным столом или напротив компьютера и поведением перед лицом реальных проблем может не быть ничего общего.

Потому преступники скорее всего будут следовать иной логике: я буду молчать, если Вася тоже будет молчать, нас помурыжат и отпустят, если же Вася заложит меня, его замочат мои кореша, а про меня будут говорить, что я “кремень-парень”; если же я заложу Васю, то меня могут замочить васины кореша и вообще все будут говорить, что я предатель, а если же и Вася разявит рот, то мы оба окажемся в тюрьме. Потому мне выгоднее молчать.

То, что в реальности происходит именно так, косвенным образом подтвержают сделки о признании вины, распространенные в американской и канадской юридических системах, – более 90% открытых дел заканчиваются ими (в федеральных судах США в 2015 году – 97% – на стр. 5 по ссылке). Если бы преступники сотрудничали со следствием в плане сдачи подельников, заключать сделку с обвиняемым не нужно было.

Теперь вернемся к дилемме безопасности. Предположим, корабль викингов пристал к берегам Англии к ним приближается отряд вооруженных воинов, спрашивают, кто они, “мы – торговцы,” – отвечают викинги, тогда их приглашает в крепость местного короля. Англичане не понимают викингов, среди последних только один плохо говорит по-английски, потому все вопросы внутри каждой группы воспринимаются другой стороной с нарастающей степенью подозрительности (“они готовят нам ловушку!”) и приближают конфликт. В итоге начинается рубка на мечах. Примерно так заканчивается третья серия первого сезона сериала “Викинги“. Чем не подтверждение дилеммы безопасности?

Как и в случае с дилеммой узника, перед нами искажение реальности, исключающее контекст вместе с будущим и прошедшим. Викинги не были торговцами, они лгали своим ответом, но англичане не могли назвать их лжецами без того, чтобы спровоцировать бой. Это был не первый рейд викингов в Англии, во время коего скандинавы убивали и грабили всех, до кого могли добраться. Целью викингов был грабеж. Англичане это понимали, как и то, что могут проиграть викингам на поле боя.
На самом деле выбор предлагался ложный – ни при каком развитии событий не собирались викинги плыть обратно без того, чтобы устроить бой и попытаться пограбить, не собирались.

Дилемма безопасности в случае Первой Мировой упускает из виду предыдущие войны, преобладающие в генеральных штабах доктрины, ошибочные (с точки зрения наших сегодняшних знаний) политико-экономические теории, господствовавшие в головах правящих верхушек европейских стран, когнитивные искажения и в целом иррациональное поведение людей и многое другое.

Когда “обжегшиеся на молоке” французы и англичане перед Второй Мировой пытались идти навстречу требованиям Гитлера, уступать ему во всем, это ни в коей мере не предотвратило войну, но только ослабило французскую армию и улучшило шансы Гитлера для нападения на Чехословакию, Польшу и т.д. То есть противоположное поведение привело к тому же самому результату – развязыванию войны.

Хенри Луис Менкен как-то заметил, что каждая сложная проблема имеет простой и ясный неверный ответ. Боюсь, что некоторые модели из теории игр – возможно, что и все, но для этого их все надо рассмотреть, – как раз и являются таким ответом.

This entry was posted in Uncategorized and tagged . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s