Ближневосточные дела

Вечор ходил на лекцию, организованную The Speakers Action Group о перспективах мира на Ближнем Востоке (предыдущая лекция была в декабре, заметка о ней тут). Мероприятие проходило в помещении синагоги Бейт Тиква” (“Дом надежды”), а главным выступающим был Грег Роман – директор Middle East Forum.

Speaker action - flyer - Apr 18

Краткую биографию Грега Романа можно найти здесь.

В относительно небольшом зале было по моим подсчетам 100 человек (9 рядов по 12 мест, но пара мест остались свободными, а несколько занимали организаторы).

Презентация длилась минут 40, потом были выступления трех “участников дискуссии/оппонентов” (panelists), из коих не по делу и дольше всех говорил местный раввин (минут 15, если не больше), двое других уложились в положенные 10 минут, потом ответили на несколько вопросов из зала.

Постараюсь передавать только то, что говорили выступавшие. Ну, или скажем так – минимизировать отсебятину (и выделять ее, чтобы никого не путать моими собственными соображениями).

Упомянув вчерашний теракт в Иерусалиме и обнаружение очередного тоннеля из Газы в Израиль, Грег Роман задал вопрос: есть ли хоть какая-то надежда на мир?
Когда принимали капитуляцию войск конфедератов в Гражданской войне в Америке, северяне потребовали сдачу без каких бы то ни было условий. И поскольку они вчистую победили южан, то они и получили то, что требовали.

Войны заканчиваются, когда одна сторона выигрывает, а вторая проигрывает, т.е. “win-loss”, никаких взаимовыгодных окончаний войн – как любят говорить на Западе “win-win”, – не бывает.
Именно к этому – безусловной победе над врагом, – и следует стремиться, а не пытаться закончить войну любой ценой.

Gregg Roman - Toronto Apr 18 2016

Касательно сирийской гражданской войны нам, Западу, следует ответить на три вопроса:
– кто участвует и каковы их цели? кто наши враги?
– что надо сделать, чтобы победить, и какие критерии победы?
– как закончить войну, чтобы не пришлось бесконечно держать силы по поддержанию мира на освобожденной территории?

Запад долгое время реагировал на дикую жестокость ИГИЛа только точечными бомбардировками, избегая посылать наземные части. Только после нападения на Париж в ноябре прошлого года ситуацияначала меняться.

Премьер-министр Франции сказал, мол, мы (Запад в целом и Франция в частности) вовлечены в войну (“we are at war”). Министр обороны Бельгии признал, что “люди танцевали на улицах после теракта” (в аэропорту Брюсселя), но так и не уточнил, какие именно люди.

Для ИГИЛ освобождение Палестины не является одной из первоочередных задач, чем они отличаются от многих других террористических групп. ИГИЛ пытается восстановить/установить мусульманский халифат везде, а не только на Ближнем Востоке.

По мнению Грега Романа исламизм эволюционирует. Но в целом цели исламизма – установление господства ислама в мире, – никуда не деваются. Если бы Трамп предложил запретить въезд в Америку исламистам, а не вообще всем мусульманам, он был бы прав.

Мелкое отступление: Трамп предложил запретить въезд всем мусульманам до тех пор, пока не будет отработана система отделения “козлищ” от “овец”, т.е. якобы нормальных мусульман от якобы ненормальных исламистов. Чем термин “исламист” лучше термина “мусульманин”, я понять не могу, т.к. цели исламистов, как их определяют, ничем не отличаются от целей ислама, как он изложен в Коране и Хадисах. Лично я бы предпочел отделять сторонников джихада от всех остальных, и лишать джихадистов западного гражданства и депортировать в Саудовскую Аравии (суннитов) или Иран (шиитов), а дальше они пусть делают, что хотят, но без возможности вернуться на Запад. Но это мое мнение, Грег Роман говорил об исламистах.

В качестве примера вторичных изменений в регионе отмечалось повышение активности геополитических игроков, долгое время с 1990-ых бывших относительно тихими: РФ, Ирана, Турции.
Причем это произошло – в некоторых случаях, – как возобновление противостояния времен “Холодной войны”.

Проблема “беженцев” не может быть решена, покуда не будет признано, что мусульманские “беженцы” отличаются от всех прочих волн мигрантов, коих абсорбировал Запад. Мусульмане создают гетто внутри западных стран, активно противостоя попыткам принимающей стороны расстворить их. Мусульманские “беженцы” изо всех сил сохраняют старую культуру, на что западные элиты говорят: мы должны адаптироваться к ним, к их требованиям.
Поскольку безумие такого подхода очевидно значительному числу европейцев, логичен рост популярности анти-иммигрантских политических сил.

Беженцы живут в Германии так, будто они до сих пор в Сирии или Афганистане. Программ интеграции нет.
Грег Роман привел пример Израиля, где есть министерство абсорбции, помогающее вновьприбывшим влиться в жизнь страны, стать её частью (тут я бы мог много чего сказать, но не стану).

Очень сильно изменила ситуацию в регионе поддержка администрацией Обамы “мусульманского братства”.
ООН же окончательно лишилась авторитета и доверия.

Соглашение Сайкса-Пико  – 1916 года между Англией, Францией и Россией о разделе сфер влияния на Ближнем Востоке после окончания Первой Мировой, – и Версальская конференция оставили одну сторону проигравшей – курдов, т.к. у них не было никакого представительства.

Сирия населена 17 этно-религиозными группами, среди которых 11% алавитов. Как алавиты управляли 89%? Они опирались на поддержку прочих меньшинств и наиболее обеспеченной части суннитов.

Американская администрация начала советоваться с Ираном по всем серьезным региональным вопросам, несмотря на открытую враждебность мулл в отношении Америки.

Что же рекомендуется? Грег Роман предлагает следующие 5 пунктов:
1. Следует выбрать сторону конфликта и поставить на нее. Наиболее разумным для Запада было бы поставить на меньшинства – курдов, друзов, коптов и т.д.
Что приводит к интересной ситуации, когда свобода дается не личности, а народу. В какой-то мере это близко к праву наций на самоопределение.

2. Следует использовать прокси (доверенных лиц, заместителей), каковые и должны нести основную тяжесть войны. Надо превратить лагеря беженцев в Турции в тренировочные лагеря, где будут готовиться солдаты.

Тут я не могу промолчать: Америка уже пыталась, потратила 500 миллионов долларов, чтобы большая часть солдат разбежалась или перешла на сторону врага, так что в конце осталось только 5 человек, отнюдь не уровня супер-солдат из голливудских блокбастеров. Возможно, американцы ставили не на тех, но ситуация с подготовкой курдских вооруженных сил вызывает сильнейшее противодействие со стороны турок, а сирийские сунниты и шииты в целом ничуть не надежнее, чем те, кто уже переметнулся от американцев на сторону или ИГИЛ, или других исламских террористов, или вернулся к Ассаду.

3. Необходимо послать наземные части, но четко сформулировать задачу перед ними и четко определить , что они будут и чего не будут делать.

4. Дипломатия работает только при наличии силового рычага: есть военное превосходство, дипломатия эффективна, если же его нет, то болтать бесполезно.

5. Западу надо вести себя как РФ, давить всех, кто стоит на пути. И держать все варианты действий в качестве потенциально возможные для использования.

Я понимаю, что воевать без перчаток удобнее, но я не могу представить, чтобы западные политики – даже не такие трусливые как Обама, – будут спокойно бомбить госпитали. В отличие от диктаторов, коим никакие переизбрания не важны (как захотим, так и подсчитаем голоса), политики в демократических странах не станут рисковать карьерой ради не совсем понятных целей где-то там, далеко.
Да, если бы Запад активнее участвовал, то много тысяч жизней было бы спасено, но риск с точки зрения западных политиков и генералов на порядки превышает выгоду.

Самое главное, что следует понять западным лидерам касательно гражданской войны в Сирии – нет никаких шансов прекратить кровопролитие, сохранив единую Сирию. Разделив страну на этнические анклавы, можно добиться практически всех целей, какие только озвучивали западные политики.
Также надо добиться появления наземных частей из соседних стран – например, Иордании, Саудовской Аравии. Пусть курды контролируют часть территории, часть туркмены при поддержке Турции и т.д. Территории же, контролируемые Ассадом, оставить алавитам и поддерживающим их войскам РФ, включая используемые российской армией военные базы.

На этом презентация Грега Романа закончилась.

Потом выступал раввин Джаррод Гровер:

Rabbi Grover - Apr 18 2016

Он говорил о том, что свобода значит разные вещи для разных групп, что иногда молодежь понимает свободу как возможность делать то, что хочется, без принятия на себя ответственности и обязательств. Долго болтал про идолопоклонство.

Потом выступал Джеффри Кларфилд (Geoffrey Clarfield) – исполнительный директор организации, продвигающей свободу на Ближнем Востоке и в частности спасение езидов.
Как антрополог по образованию и человек, хорошо знакомый с ситуацией в странах Магриба, Кларфилд привел интересные примеры симпатизирующих Израилю в Марокко, Алжире, Тунисе. Оказывается, в Тунисе можно обнаружить культурный разлом между франкофонами и арабофонами: первые придерживаются европейских ценностей и находят привлекательной западную культуру, вторые – исламских ценностей.

Кларфилд подчеркнул, насколько важно для Запада, выбрать поддерживаемую сторону в конфликте и помогать ей. Более того, такой подход поможет найти прокси даже в Ливии.

По гуманитарным и прочим соображениям еврейская община должна помогать езидам.

Sara Akrami - Apr 18 2016

Третий участник дискуссии – Сара Акрами, уроженка Ирана, живущая в Канаде с 17 лет, получившая диплом с отличием по политологии в Йорском университете (второй по престижности университет в Торонто), пишущая об антисемитизме и поддержке терроризма среди мусульман и в особенности иранских властей.

После выступления всех трех участников, перешли к ответам на вопросы из зала.
В основном отвечал Грег Роман.

Западу нужна стратегия для сдерживания Ирана и сдерживания ИГИЛа, т.к. Иран заинтересован в продолжении существования ИГИЛа, т.к. борьба с последним оправдывает расширение иранского военного присутствия в Сирии, Ираке и Ливане и повышение роли Ирана, как регионального игрока.
Для этого следует работать с Азербайджаном и Турцией. Было интересно узнать, что иракские курды, оказывается, относятся много лучше, чем турецкие, т.к. значительная часть их бизнеса идет через Турцию. А также с Ираком, где местные шииты могут стать более независимыми от иранского влияния.

Gregg Roman, Geoffrey Clarfield, Sara Akrami & organizer - Apr 18 2016
Слева почти не видный Gregg Roman, затем Geoffrey Clarfield, потом Sara Akrami и одна из организаторов лекции

Запад должен иметь рычаги влияния для защиты меньшинств. Например, при правильной стратегии курды могут быть в достаточной мере мотивированы, чтобы защищать езидов.
При этом Роман поддержал идею захватывать и удерживать дружественные анклавы, подобно тому, как РФ захватила Крым, Южную Осетию и Абхазию и поддерживает армянский контроль над Карабахом.

Роман также считает, что рост европейского национализма предпочтительнее существования целых районов европейских городов, куда даже полиция не рискует заходить, т.к. эти кварталы контролируются мусульманскими бандами.

Интересное заявление сделал Джеффри Кларфилд: оказывается куда эффективнее воздействовать на канадских либералов, бездумно собирающихся завозить в Канаду псевдо-беженцев из Сирии, не напрямую, но через американских конгрессменов-демократов.

Один из наиболее перспективных путей снизить напряжение на Ближнем Востоке и в особенности в Израиле – перестать финансировать ООНовское агентство “помощи палестинским беженцам” (UNRWA), которое не просто само заинтересовано в том, чтобы конфликт длился бесконечно, но и является одним из главных стимулов для палестинцев не работать, а рожать детей и множить число террористов (чем больше подростков, которым не светит работа и возможность создать семью, тем больше желающих взорвать себя или присоединиться к бандитам из Хамаса и тому подобных групп).

Касательно выборов в Америке, Грег Роман, открытый сторонник республиканцев, полагает, что массовая поддержка Трампа – реакция на полу-правду, которая по сути заменила правду (из соображений политкорректности). Если же очень сильно мешать Трампу – несмотря на его замашки шоумена и сходство с Муссолини, – можно в результате получить Хиллари Клинтон, что явно хуже.

* * *

Итак, во-первых, мероприятие было интересным и хорошо организованным, на будущие лекции стоит по возможности ходить. Во-вторых, было приятно узнать о том, что в Торонто есть такая организация, как МЕЗУД с очень дельным президентом (похоже, МЕЗУД – отличное место для волонтерской работы), как и о активной позиции Сары Акрами.

This entry was posted in Uncategorized and tagged , , , , . Bookmark the permalink.

4 Responses to Ближневосточные дела

  1. Интересный материал. Надо перечитать.

    • khvostik says:

      рад, что показалось интересным 🙂

      • Перечитал, действительно, хорошо организованная встреча. Особо поразило, что есть иранцы, подобные Саре Акрами. Очень точно сказано обэтом самом ООНовском комитете, которому “чем хуже, тем лучше”. Источник грязи и клеветы, но эта линия ООН в целом. А, в общем, всё бесполезно.

        • khvostik says:

          Мишель, периодически мы в Торонто во время демонстраций стоим на одной стороне с борцами за светский Иран. несмотря на их марксистские взгляды 🙂

          у моей бывшей тёщи, три года назад перебравшейся из Израиля в Торонто, близкие друзья иранцы… когда-то, во времена шаха у Израиля были с Ираном неплохие отношения… проблема в исламистах 😦

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s