Мстители и этика

Тема мстителей, решивших заменить собой неработающий по их мнению закон, по-английски называемых “vigilante” разработана и в кино, и в художественной литературе. За примерами далеко ходить не надо – тут и Зорро, и Бэтман, и герои фильмов “Берегись автомобиля” и “The Punisher” (в русском прокате “Каратель”), и герой Чарльза Бронсона в “Жажде смерти”, и многие другие.

В одном откровенно средненьком триллере сюжет крутится вокруг того, что бывшие ФБРовцы мочат насильников и педофилов, которых не осудили или дали слишком маленькие сроки, тогда как действующие ФБРовцы останавливают мстителей.
Не стоит предполагать, что читателя в определенной мере подталкивают к вопросу, а зачем тратить ресурсы на защиту преступников (если допустить, что детективы, триллеры и прочая низкопробная литература могут стимулировать мысль): нет, ни вопрос не озвучивают, ни ответа не дают. Видимо, полагая, что и так ясно, что закон должен охранять всех.

Действительно, если задуматься, то никаких оснований для того, чтобы бывшие преступники или те, кого не признали виновным в состязательном судебном процессе, оказались лишены защиты закона – кажется! – нет: раз они люди, значит у них должно быть право на жизнь и безопасность. С поправкой – если суд не решит иначе.

То есть право на жизнь и безопасность даются судом, предположительно от имени общества. На самом деле от имени правительства, т.к. если часть общества – например, толпа линчевателей, – посчитает иначе, чем суд, ее мнение никого не будет интересовать. И дело не в том, сколько людей не согласны – ни референдума, ни даже опроса не будет, виновен или нет, и если да, то как наказывать.

Если мы отойдем от многочисленных примеров того, как мстители или снижали преступность, или сами совершали преступления, если не будем переводить вопрос в плоскость суда Линча, и представим ситуацию начала 21 века, когда совершено страшное преступление – серийные убийства или насилие над женщинами или детьми (пока упомянутые преступления кажутся страшными). Преступник арестован, но из-за каких-то процедурных мелочей оправдан или получает ничтожный срок, так что фактически сразу после суда выходит на свободу. Насколько этически оправдано в данном случае было бы убить преступника?

Я не предлагаю представить себя на месте мстителя или думать о том, насколько близкими Вам, дорогой читатель, должны быть жертвы, чтобы Вы пошли лично вершить правосудие. Нет, мысленный эксперимент куда проще – можем ли мы оправдать сами для себя убийство при таких обстоятельствах?

В значительной мере вопрос сводится к тому, насколько мы уверены в том, что отпущенный судом человек невиновен: если явно указывающие на преступника улики решили не принимать во внимание, ситуация чуть проще, если же точной уверенности у нас нет, то всё запутывается настолько, что хочется перестать думать.

Если бы мы были уверены, что казнили настоящего преступника, то скорее всего в глубине души согласились бы с действиями мстителей, но поскольку одна сторона была и обвинителем, и судьей, и палачом, то шанс на ошибку, на то, что пострадал невиновный, кажется нам заметно больше.
Что подводит нас к максиме Блэкстоуна: лучше, чтобы остались безнаказанными 10 виновных, чем чтобы пострадал один невиновный.

В интересном обзоре множества мнений по этому поводу Александ Волох оставляет самое важное на конец: неназванный (вымышленный?) китайский профессор, услышав максиму, спрашивает “кому лучше?”. Ответа нет. Конец статьи (на самом деле, потом идет приложение).

Высказывание Блэкстоуна критиковалось многими, но в основном с точки зрения или числа (статья Волоха так и называется – “n Guilty men” – “сколько-то виновных мужчин”), или юридических нюансов.
Хоть этика и сводится к нюансам, но на мой взгляд совсем не к юридическим.

Итак, на одной стороне весов у нас имеются 10 виновных, коих надо/можно отпустить, а на другой – 1 невиновный, коего нельзя посадить/казнить. Чего не хватает данному уравнению? Не хватает ему жизненности.
Нет, не в том дело, что мы не знаем, кто эти 10 виновных, коих мы отпускаем, ради неосуждения опять же неизвестного нам невиновного. Дело в том, какие последствия будут иметь наши действия за пределами зала суда.

Блэкстоун предлагает эдакую судебную рулетку: мы отпускаем 11 человек, из коих только 1 невиновен, а 10 виновны. Если для Блэкстоуна проблема закрыта, то в реальности конец света не наступает, жизнь продолжается. Оказавшись на свободе 10 преступников продолжают заниматься тем, чем умеют, т.е. совершают преступления, более того – вдохновляют других преступников, которые начинают верить, что если обошлось для “другана”, то и ему должно повезти.

Наказание тюремным сроком работает для некоторых категорий преступников: уровень рецидивизма среди грабителей около 70%, тогда как для убийц и насильников – всего 1.2% и 2.5% соответственно. Правда, следует принять во внимание, что в Штатах, откуда приведенная статистика, серийные убийцы получают по несколько пожизненных заключений, а насильники – сумму наказаний по всем доказанным преступлениям, т.е. наиболее страшные преступники в выборку не попадают.

Для юристов есть обвинение, защита, присяжные, судья, обвиняемый и жертва. В реальности же есть родные и друзья жертв. Если согласно установке Блэкстоуна отпустить 11 человек, то удар будет нанесен по 11 группам людей, родным жертв настоящих преступников (и у каждого из них может быть не по одной жертве!), плюс близкие той жертвы, в коей обвиняли невиновного. Добавим ко всем этим людям тех, чьи близкие пострадают от новых преступлений отпущенных преступников, и тех, кто пострадает из-за возросшего – благодаря примеру отпущенных преступников, – уровня преступности.

На столь же умозрительном, не подкрепленном никаким анализом фактов, как у Блэкстоуна, уровне я бы рискнул заявить, что отпустив десять виновных, мы лишь увеличим шансы осудить одного невиновного.

Однако вернемся к максиме и вопросу неизвестного китайца. Блэкстоун и иже с ним предполагали/ют, что “лучше” должно быть обществу в целом. Почему лучше? Исключительно по причине близорукости, когда рассматривают только небольшую часть картины и очень непродолжительное время (пока идет суд).

Таким образом с точки зрения увеличения общего блага следовало бы поддерживать действия мстителей, решивших уничтожить насильников и убийц. На уровне этических рассуждений, но без законодательного дозволения судов Линча: если человек готов рискнуть собственной свободой, чтобы наказать убийцу или насильника, которых не может наказать судебная система, общество от таких действий только выиграет, т.к. это снизит уровень преступности в целом, ведь преступники не смогут полагаться на дорогих адвокатов в той же мере, как при наличии только одной несовершенной судебной системой, коей заметно легче манипулировать, чем жаждой справедливости родных жертв.

Поскольку жажда справедливости – скорее эмоция, чем результат холодного анализа происшедшего, в каждом конкретном случае она должна проверяться мнением других людей, эмоционально не вовлеченных в месть, т.е. присяжных. Если присяжные полагают также, как и мститель, что его действия оправданы, это будет стимулировать других мстителей, если же присяжные увидят всего-лишь попытку оправдать собственное преступление, это остудит потенциальных мстителей.

К слову сказать, подобная позиция – оправдания действий мстителей, – не столь уж неприемлема для законопослушного и ненавидящего “суд Линча” Запада: не только в коллективном бессознательном – голливудском кино и чтиве, – она находит поддержку, но и в академических статьях (если интересно, текст данной статьи можно найти на полу-пиратском сайте 🙂 ). Правда, философ из Калгарийского университета не заходит так далеко, как безответственный автор этой заметки, но, как говорилось в анекдоте, это “уже спор о цене”.

This entry was posted in Uncategorized and tagged , , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s