“The Crackwalker”

В пятницу вечером смотрел в “Factory theatre” The Crackwalker – пьесу Джудит Томсон – одного из наиболее известных канадских драматургов, поставленную автором. Пьеса была написана в 1979 году, впервые поставлена в 1980 и фактически создала Томсон имя.

Камерное произведение о жизни двух пар пролов в онтарийском городке Кингстон (расположенном примерно посередине между Торонто и Монреалем). В пьесе есть еще один вспомогательный персонаж, не представленный на фотографии ниже:

the-crackwalker
Сэнди (Claire Armstrong), Алан (Stephen Joffe), Джо (Greg Gale) и Тереза (Yolanda Bonnell)

После окончания театральной школы 25-летняя Джудит Томсон работала помощником социального работника в упомянутом городке. Не знаю, как 35 лет назад, сейчас он производит на меня довольно депрессивное впечатление, но в любом случае выборка у соцработников всегда из наиболее неустроенных граждан.

Поскольку “The Crackwalker” начинается с монолога Терезы и в основном вокруг ее проблем крутится сюжет, наверное, можно определить ее главной героиней. Индейская девушка с легкой дебильностью, обожающая пышки, лживая до мозга костей. Влюбленный в нее Алан, похоже с легкой психиатрической патологией. Пара пролов Джо и Сэнди выясняющая отношения, но одновременно являющаяся связью с обществом соответственно Алана и Терезы (на самом деле есть еще упоминаемый соцработник, но на сцене он не появляется). Тяжелый, пропитанный матом язык, паноптикум героев – что в такой пьесе может быть хорошего?

Когда я начал читать пьесу, во мне с каждой страницей крепло убеждение, что это беспомощная халтура, ни в коей мере не раскрывающая характеры выродков, зачем-то представленных вниманию зрителей… Пока я не дошел до момента, как Тереза рассказывает о том, как послужила причиной смерти племянницы, с коей должна была сидеть… Нет, это не самый сильный в драматическом смысле момент, но он заставил меня посмотреть на мир глазами имбецилки. В том мире есть много проблем, причем все проблемы отличаются от проблем среднего класса, нормальных людей.

Обычно попытки драматурга поставить собственную пьесу заканчиваются плохо. “The Crackwalker” был исключением.
Первое, что необходимо подчеркнуть – фантастически удачный подбор актеров: ни одного из них я прежде не видел, но они не только раскрыли характеры, но и внешне соответствовали образам. Я не могу выделить игру ни одного, как более или менее удачную, т.к. каждый выжал из своего персонажа максимум.

Второе, художник по костюмам Эрин Герофски была на удивление внимательна к деталям: прол Джо был в джинсах “Lee”, воротнички у Алана были правильной длины, у Сэнди были правильные по пошиву джинсы (пролы должны отставать от моды, вот они и зависли в начале 1970-ых).

Третье, как режиссер Джудит Томсом сделала выходящего в тексте только дважды на сцену бомжа-индейца почти постоянным и равноправным участником происходящего, дав ему роль безмолвного мима (Waawaate Fobister), помогающего понять и в какой-то мере даже влияющего на происходящее.

Слова “crackwalker” в словарях английского языка нет. Разбив на корни, можно перевести его, как “ходящий с треском/скрежетом/хрустом” или “ходящий по щелям/трещинам”. В пьесе когда Сэнди жалуется, что ее ночью разбудило нечто страшное, Джо реагирует: “ходящий с треском напугал тебя?”. Сэнди же отвечает: “Он никогда никому не причинил вреда”. Можно подумать, что это нечто типа домового или полтергейста – народное объяснение странным звукам.
В программке роль мима определена как “the crackwalker”, т.е. может быть это имя какого-то индейского духа (поиск в интернете ничего не дал).

…Несмотря на восхищение игрой актеров, что-то в пьесе мне мешало и раздражало весь первый акт. В попытках разобраться я задумался, что именно мы ценим в театре – игру актеров или трансформацию героев, которая должна помочь нам, зрителям пережить катарсис? Если оставить в стороне перемены в героях, то характеры в “The Crackwalker” были выпуклыми, яркими, изображали их достоверно, как чего еще надо?
И тут я понял, что цепляюсь напрасно, т.к. в большинстве пьес никакого перерождения не происходит, герои остаются собой, они лишь больше раскрываются в новых обстоятельствах, но неоправданные внутренней логикой характера перемены скорее вызовут внутренний протест, – “не верю!” – чем что бы то ни было еще.

Что происходит в древнегреческих трагедиях? Герой пытается бороться с роком, но судьба всегда побеждает. Лишенная моральных ориентиров имбецилка не только чужого ребенка способна потерять, а вот любить и быть привязанной хоть к кому-то долго не может. Пролы будут поддерживать своих друзей, какие бы мерзости те не совершили… Одним словом, пьеса показывает именно то, что и должна!

Пожалуй, ни одна пьеса не вызывала во мне такую смену восприятия с негативного после прочтения на позитивное после просмотра. И это, безусловно, достоинство.

Посмотреть “The Crackwalker” можно до 10 апреля. Я даже рискну рекомендовать пьесу, но из-за специфического жаргона героев (у пролов весьма специфическая речь, на слух воспринимать ее нам, для кого английский не родной, весьма трудно) я бы посоветовал заранее прочесть текст (пара-тройка последних страниц в файле по ссылке отсутствуют, но это не существенно).

This entry was posted in Uncategorized and tagged , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s