Случай Юрия Норштейна

Наткнулся в “Гранях” на статью о выступлении Юрия Норштейна, где художник-мультипликатор говорил о своей поддержке аннексии Крыма. Журналист “Граней” полагает, что дело в “слепоте гуманизма”.

Первая мысль: подумаешь, еще один представитель российской богемы продался Кремлю… Хотя человека, со сцены заявившего, что “Магнитский умер от сердечной недостаточности и Путина, и начальника тюрьмы”, трудно представить продавшимся. Правда, смелость три года назад, до сваливания страны и ее элиты в полнейшее безумие, не тоже самое, что смелость сейчас…

Так что вторая мысль была иной: а может быть всё не так однозначно?

Обратимся к источнику – интервью Норштейна латвийскому изданию “Дельфи” (не совсем удобно ползать по 7 страницам, тем не менее стоит прочесть).
Собственно о Крыме говорится на странице 6. Звучат и разумные слова о зачистке российской политической поляны, и констатация факта об условной законности передачи Крыма в состав УССР при Хрущеве, и откровенная глупость про закон о языке и событиях в Одессе.
Но самое интересное, чего не звучит – и это жуткий прокол со стороны журналистки Кристины Худенко, – не прозвучало ни слова о том, насколько законно происходило “возвращение” Крыма в состав Российской Федерации. Норштейн ссылается на телефонный разговор со своими сестрами, как на доказательство поддержки “референдума” со стороны крымчан, но не говорит ни слова про захват парламента и всего полуострова российскими военными, про невозможность агитации для противников отделения, про принципиальную незаконность решения о подобном референдуме согласно Конституции Украины, да и о том, что в РФ сразу после аннексии приняли закон, который запрещает вообще поднимать тему выхода любой территориальной единицы из состава Российской ФЕДЕРАЦИИ!

Так что Норштейн – мерзавец? Или речь только об одном подлом поступке?

Склоняюсь, что ни то, ни другое.
Начнем с того, что Норштейн не гений. Возможно, он хороший художник-аниматор – лично мне “Ежик в тумане” не нравится, но значительное число рожденных в СССР полагают иначе, – но к гениальности это отношения не имеет, уровень не тот.
Второе, что очень важно, – он поверхностный человек, не склонный смотреть вглубь, его мнения – судя в большей степени по интервью, чем по мультфильмам, – банальны, пошло-скучны и серы. Впрочем он же не претендует (хочется верить) на звание философа или учителя поколения, так что не будем строги.

Слова Норштейна про Крым – демонстрация мерзости его души. Но это не делает его мерзавцем, т.к. некоторое количество грязи есть в каждой душе. У кого-то больше, у кого-то меньше, у кого-то по одному вопросу, у кого-то по другому. Человек – это смесь и хорошего, и плохого. Идеальны мы можем быть только в собственных мечтах, напрочь отключив критическое мышление и память. Норштейн – человек, следовательно, он не идеален, ангельских крыльев у него нет. Как нет их и у ВПС, да и у Вас, мой дорогой читатель.

Почему же тогда это не единственный постыдный поступок? Потому что мерзости в душе Юрия Норштейна больше, чем на одно глупое мнение про оттяпанный у соседей РФ кусок территории.

Как многие советские люди, Юрий Норштейн был вынужден нахлебаться марксизма и до сих пор озвучивает левацкие взгляды. Очень возмущает мультипликатора факт, что якобы 1% землян владеет таким же богатством, как остальные семь миллиардов. Даже если допустить, что это так, то почему Норштейна не смущает факт, что он лично входит в 0.5% (или меньше!) живущих россиян, коим посвящены статьи в русской Википедии (на русском 1.287 млн статей, даже если все они только о людях, а не событиях, предметах или явлениях, то не менее половины статей будут про уже умерших, на самом деле, я полагаю, что в лучшем случае доля современников, коим посвящены статьи в русской Википедии – 0.1%, а ведь ему посвящена и статьи в англоязычной, китайской, немецкой, французской, испанской, финской, китайской, венгерской, польской, шведской, португальской, турецкой и итальянской версиях самой популярной в мире энциклопедии!). Почему его не смущает, что с точки зрения славы он оказался в гораздо более узкой выборке, чем 1% людей, одаренных талантом к предпринимательству, инвестициям или менеджменту?

В интервью очень заметно, насколько Норштейн презирает предпринимателей и богатых людей в целом. Причем не только современных российских олигархов.
Более того, есть у Норштейна откровенная зависть к успеху. Как может нормальный человек сравнивать стёбный мультфильм “Шрек” с картинами Рембрандта? Совершенно далекие миры с не совпадающими характеристиками! Но почему одно должно исключать другое? Запросто могут нравиться и “Шреки”, и картины Рембрандта. Нет никакого противоречия в том, чтобы любить одновременно устриц и хорошую поэзию, книги по философии и романтические комедии или боевики, т.к. человек многогранен, разные стороны личности нуждаются в разных стимулах.

Я бы понял плевки в адрес “Кода да Винчи” от поклонника какой-то претенциозной авангардной литературы, если бы оный кадр “Код” прочитал, но сравнивать посредственную детскую литературу – Гайдара и Юрия Коваля, – с качественным триллером, не заглянув в последний… Неужели самому не противно повторять версию “роман Пастернака я не читал, но осуждаю”?

И я уверен, что нет, не противно. Потому что себя Юрий Норштейн оценивает не по той мерке, что тех, о ком ничего не знает и знать не хочет.
Это одна из наиболее ярких черт, прививавшихся в Советском Союзе – нежелание знать другое мнение, нежелание узнать новое, перетолковывание исключительно старых смыслов, зацикленность на старых книгах, на том, что привычно и не выведет из состояния равновесия.

Так почему же Норштейн поддержал крымнашистов? Я бы выделил два, кажущихся важными пункта: левизну взглядов и желание быть более русским, чем этнические русские, у тех евреев, кто не желает примириться со своим еврейством. Помимо этого есть и более общие для советских людей вещи – неуважение к закону в принципе и редкость критического подхода к словам начальства, – но рискну предположить, что в случае Норштейна не они сыграли главную роль.

Начнем с еврейства. В условиях националистического прессинга евреи и прочие этнические меньшинства следуют одному из двух путей – или отступление в национальное гетто (для евреев это может означать или уход в иудаизм, или эмиграцию в Израиль), или попытки максимальной ассимиляции, т.е. быть большими патриотами России, чем этнические русские. Как это ни странно, но в СССР был довольно сильный националистический прессинг не только в форме государственного антисемитизма, но и через систему национальных республик, включая автономные, национальных же литератур и т.д. В Советском Союзе НАДО было иметь национальную идентичность. Многие российские евреи выбрали себе русскую культурную идентичность, стали православными, намеренное игнорирование еврейских тем и нежелание поддерживать Израиль.

Норштейну нечего сказать о своем еврействе. Оно для него не имеет ни малейшего значения, то есть от фактов – фамилии и национальности в советском паспорте, никуда не деться, но никаких сентиментов сверх.

Теперь перейдем к левым взглядам. О зависти, как отражении не только холопской психологии, но и левого мировоззрения я уже высказался, теперь посмотрим, как это может повлиять на суждения. Джонатан Хайдт с соавторами в 2009 г. написал статью о влиянии политической идентификации на моральные выводы. Разумеется, нельзя сравнивать американскую, английскую, канадскую и аргентинскую публику с россиянами, да и правая часть спектра определена довольно смутно, т.к. включает и либертарианцев, и традиционалистов, включая истово религиозных. Впрочем и умеренные на Западе совсем не те, что на пост-советском пространстве. Тем не менее можно говорить о сходстве крайне левых (на графике внизу “экстремальнo-либеральные взгляды” – “strongly liberal”) на Западе и в РФ – это марксистские взгляды.

Moral decision according to political identities

 

Мы видим, что оценка по шкале возможно причиняемого вреда и “справедливости” у левых близка к максимальной.

Примерно о том же говорил Норштейн: мол, если бы не российская армия, то в Крыму произошло бы тоже самое, что в Одессе, ну, и о том, что, мол, жили его родственники в Крыму с 1920-ых годов, мол, народ валом-валил на “референдум”, а противников было ничтожно мало.
Не только Норштейн, но и многомиллионное множество крымнашистов использует примерно ту же логику: а) могло быть хуже; б) крымчане проголосовали, значит это справедливо, значит это по закону.

То, что именно успех захвата Крыма подтолкнул к действиям в Одессе, приведшим к пожару, равно и к захвату власти в Луганской и Донецкой областях со всеми последующими бандитскими и террористическими действиями местных мафиози и российской армии, в голову не приходит, т.к. после заключения, что некие действия моральны, т.е. хорошие, дальнейший анализ, потенциально способный опровергнуть сей вывод, оказывается табуированным.

Следует подчеркнуть, что сами по себе левые взгляды не означают автоматического оправдывания крымнашизма или любой другой военной агрессии, т.к. разделяющий марксистские представления Максим Кантор стоит за сохранение территориальной целостности Украины. Однако с большей вероятностью сторонники левой идеологии попадутся на байки про справедливость “референдума” в Крыму или оправданности развязывания войны, унесшей тысячи жизней, дабы якобы предотвратить нехорошие последствия устроенной самими же провокации (хоть нападение на радиостанцию в Глейвице в 1939, хоть другие части той же немецкой операции “Гиммлер”, хоть митинги и демонстрации Одессе в апреле-мае 2014).

Так что позиция лимоновцев или зюгановцев по поводу аннексии части Украины логична с точки зрения моральной психологии, как и позиции большинства сторонников Каспарова или Касьянова, не одобряющих оную аннексию. Подчеркну – речь только о вероятности, о шансах. Кстати, в значительной мере противники бывшего канадского консервативного премьер-министра Харпера среди русскоязычных канадцев мотивировались жесткой позицией Харпера в отношении территориальной целостности юго-восточного соседа РФ.

Таким образом базирующееся на психологии объяснение политических событий может – иногда! – обойтись без упоминания двух-процессной теории сознания (что мы, люди, в большинстве случаев не думаем, а действуем автоматически), а также без теории экзистенциального страха исчезновения (Terror Management Theory).

Юрий Норштейн ни в малейшей степени не оригинален в своих взглядах. Он стандартен, убого-предсказуем со своей завистью к богатым, незнанием ничего, что выходит за средне-советский “минимум интеллигента” в плане художественной и общественно-политической литературы, со своим нежеланием знать, своим нежеланием задумываться о последствиях решений.
Потому Норштейн не мерзавец, не из ряда вон выходящий подлец, но только пример серой, безмозглой части стада. И поскольку Норштейн – типичный представитель большинства, нет у России шанса начать догонять Запад, но только всё больше погружаться в болото… И от этого всё еще горько…

This entry was posted in Uncategorized and tagged , , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s