“Вишневый сад”, или Великан и карлы

Ставящий своей целью пропаганду подхода Михаила Чехова к актерскому мастерству The Chekhov Collective 29 января дал первое представление “Вишневого сада“. Спектакль идет при поддержке продюсерской группы “Канадская сцена”, что говорит о серьезном восприятии данного коллектива местным театральным истеблишментом.(*)

Cherry orchard - staging
Декорации художника-постановщика Дмитрия Хильченко

Пожалуй, только к декорациям я бы не стал цепляться – практично, красиво, скрупулезно сделанные и точные в деталях. Художник по костюмам Катерина Мариевич допустила только два прокола – сапоги на пожилом помещике Симеонов-Пищик (ладно на слуге или том, кто постоянно на лошади) и соломенная шляпка Ани в момент приезда, когда, как мы знаем из текста, было откровенно холодно. Цепляться же к тому, что костюмы не соответствовали времени, не стоит, т.к. в конце концов есть банальные финансовые ограничения, а зрители детали моды 1850-ых от 1890-ых или 1910-ых все равно не отличат.

В отличие от значительной части публики, я остался крайне разочарован постановкой и игрой. Я бы поставил спектаклю три с минусом. Но если бы не восприятие коллектива, как профессионального, мог бы дотянуть и до тройки с плюсом. Главный недостаток? Нет, не поверхностность трактовки гениальной пьесы, а недостоверность происходящего. В таких случаях Станиславский говорил: “Не верю!”. И то, что коллектив строится на концепции Михаила Чехова, а не системе Станиславского, ничего принципиально не меняет.

Несмотря на то, что никого из артистов я прежде не видел (информация обо всех тут), рискну всю вину свалить на режиссера Дмитрия Жуковского.

Cherry orchard - Gayev and Ranevskaya
Рена Поллей (Раневская) и Ричард Шеридан Уиллис (Гаев) – все фотографии со страницы спектакля в Facebook

Стандартная советская трактовка пьесы сводится к неспособности дворян приспособиться к нынешнему миру капитализма, а дальше, в “светлое будущее” смогут попасть только молодые Аня и Петя. Можно добавить к этому символы разрушения “старого мира” или старой культуры (хоть вплоть до ницшеанской переоценки ценностей).
Можно чуть углубиться в психологию и обнаружить совершенно вопиющий инфантилизм персонажей (что занимало меня после просмотра постановки в “Soulpepper”). Но при любом раскладе перед нами глубокие, точно прописанные – а часто и списанные с реальных людей, – персонажи. Антон Павлович был потрясающим психологом, создававшим четырех-мерных героев, обладавших собственной жизненной историей, душой, переживаниями, надеждами. Никаких дешевых плоских карикатур.

Действие Вишневого сада крутится вокруг Раневской. Вернее не вокруг нее, а любви к ней. В нее влюблены и дети, и слуги, и соседи. Но это любовь особого рода – не облагораживающая, не делающая человека лучше, отнюдь, это нечто поверхностное, скорее символическое, чем настоящее. Любовь для галочки, по долгу… Потому что сама Любовь Андреевна не может дать в ответ ничего. Она не способна любить. Никого. Даже саму себя. Она может говорить о любви к обобравшему ее альфонсу, но это ложь, сказка, которую она преподносит миру. На протяжении пьесы мы получаем достаточно примеров того, что она не способна ни о ком позаботиться, так каким образом она может выхаживать якобы больного любовника?

Взбалмошенная, но при этом жутко испуганная, занятая разрушением собственной жизни, притворяющаяся в любой и каждый момент. Тем не менее она красива (с поправкой на возраст), известна и вызывает теплые чувства, как приятное, пусть и полузабытое воспоминание, когда помнишь, что было легко и радостно, но почему, из-за чего вспомнить не получается.

Ее брат, – мы не знаем, старший или младший, хотя можем предположить, что коли они в детстве спали в одной комнате, то вряд ли разница могла быть больше 5 лет (поскольку это было бы неприлично), т.е. если Гаеву 51 год, то ей от 46 до 56, с учетом возраста дочки, более вероятен вариант в 46 лет, но это означает, что Аню она родила в 29 лет, что было довольно поздно для той поры, – в значительной мере похож на нее: способен только на мечты, но не на поступки. Он романтик, но при этом старый холостяк, не способный позаботиться о себе, во всем слушающийся старого слугу, как примерный мальчик-гимназист – гувернера. Периодически на Гаева находит, и он начинает говорить высокопарные глупости. Чем раздражает всех. Потому предпочитает прятаться от возможной критики за бессмысленными фразами о бильярде.
В спектакле режиссер решил дать в руки Гаеву молоток для крокета, так что бильярдные реплики потеряли связь с происходящим на сцене.

Cherry orchard - Trofimov and Anya
Талия Кейн (Аня) и Харрисон Томас (Петя Трофимов)

Молодая, 17-летняя девушка влюбляется в инфантильного мужчину на 10-12 лет ее старше (в 25 лет никто не говорит “мне еще нет и 30”, такое можно сказать в 28-29). Что мы ожидаем в данной ситуации? То, что она будет смотреть на него широко открытыми, влюбленными глазами. Она должна загораться в его присутствии, ее влечение должно быть скрытым от нее самой, не ясным ей, но очевидным всем окружающим.
Дмитрий Жуковский не сумел объяснить исполнителям, что от них требуется. Так что Аня смотрела по сторонам, когда Трофимов распинался перед ней, Гаев вел себя, как нормальный, живущий реальностью, а не сновидениями человек. Поллей в роли Раневской тоже не знала, что с собой делать и какие чувства изображать.

Режиссер не смог понять и того, что “Вишневый сад” – комедия. Обычно эта сторона затушевывается при постановке, но тогда надо выдавать нечто более трагичное, буквально следовать пьесе, а не добавлять собственных толкований, не поддерживаемых чеховским текстом…

Петя Трофимов обличает тех, кто только говорит, философствует, витийствует, но сам ничего не делает. Не замечая при этом, что пустая болтовня – наиболее точная характеристика для его собственного поведения! К сожалению, даже пафоса дешевого оратора-левака в исполнении Харриса Томаса не было. Хотя актер явно смог бы выдать и это.

Один комический персонаж не превращает пьесу в комедию. В “Вишневом саде” не только вечный студент смешон. Помните персонажей в комедиях Чарли Чаплина, которые постоянно получали по голове или под зад? Примерно тоже самое происходит с Раневской – при любом раскладе она теряет деньги. Как богатый старик Панталоне в комедии дель арте.
Конторщик Епиходов по прозвищу “22 несчастья” в своей любви к Дуняше похож на Пьеро из комедии масок, но в остальном он довольно везуч: какие бы неприятности не происходили, он за них не должен расплачиваться.

Cherry orchard - Yasha and Dunyasha
Слуги Яша (Юрий Ружьев) и Дуняша (Нина Гилмур)

Юрий Ружьев обладает достаточным потенциалом комика, чтобы стать идеальным Яшей – возомнившим о себе невесть что после жизни в Париже слугой. Увы, режиссер не смог использовать талант артиста: позы, мимику – всё можно было сделать более хитро-елейным, подловато-услуживающим, снисходительно-трусливым.
Те же проблемы с ролью Дуняши – она должна оставаться служанкой, с завышенным самомнением, но служанкой. Актриса же явно не знает, что с собой делать.

Еще один упущенный комический момент: Дуняша пренебрегала конторщиком Епоходовым ради лакея Яши, но тот воспользовался ею и бросил, она должна переживать, но она лишь манерничает. Тогда как после покупки имения Лопахиным, последний оставляет Епиходова за главного, что даёт бывшему конторщику власть над служанкой. Впрочем скорее всего воспользоваться этим он не сможет, Дуняша будет и дальше им манипулировать и, возможно, решит выйти за него замуж, если обнаружит, что беременна от Яши (ничего в пьесе не противоречит такой трактовке 🙂).

В спектакле “Чеховского коллектива” по сути роль служанки вместо Дуняши играла Варя – приемная дочь Раневской. Из пьесы не ясно, зачем ее взяли, упоминается ее низкое происхождение, но не более того. Рискну предположить, что она внебрачная дочь мужа Раневской. Тогда все концы сходятся: и бывший муж-кобелина, и возраст Вари (на 7 лет старше Ани), и ее положение в доме.
У приемной дочери в характере есть комические черты, но на первый план выдвигается ее практичность. Она как бы становится антитезой швыряющейся деньгами Раневской. При этом Варя говорит, что ей нужны деньги, чтобы уйти в монастырь. Это должно быть смешно, но современный зритель не замечает. Потому что режиссер не подчеркивает алогичность такого пожелания.
Впрочем и любовь Вари к Лопахину актриса и режиссер не сумели показать как фарс. Всё очевидно: Варя не любит его, но ей надо выйти замуж, да и все соседи давно их в сплетнях поженили. Выйти замуж, чтобы соответствовать досужим разговорам – есть в этом что-то комическое, пусть это и, скорее, горький смех. Суетливая, как мышь из “Дюймовочки”, Варя в исполнении Ллиандры Джонс (в имени не опечатка) не знает, какие эмоции изображать, какие чувства демонстрировать…

Самым большим провалом в постановке был Эндрю Погсон в роли Лопахина. Возможно, дело в не совсем подходящем для актера персонаже, но в любом случае это вина режиссера, который не смог разобраться в роли и исполнителе.

Лопахин влюблен в Раневскую, он готов ради нее жениться на Варе, которую любит только за ее относительную близость к Раневской. Он охотно одалживает деньги Раневской, он готов подарить целую кучу денег постоянно клеймившему его студенту Пете, причем подарить, не задев чувства гордеца, представив подарок как ссуду, но разве можно рассчитывать на возврат от не имеющего ни работы, ни диплома вечного студента?

В последнем акте Трофимов советует Лопахину меньше размахивать руками. Вероятно, это во времена Чехова было признаком необразованного человека. Но в спектакле актер большую часть времени держал руки в карманах (на мой взгляд – это жуткий анахронизм), т.е. опять и опять гениальный текст пьесы оказался бездумно выучен, но не понят труппой.

Погсон – полагаю, с подачи режиссера, – представил Лопахина, как комическую фигуру, глупого и слабого богача, но это противоречит замыслу драматурга: Лопахин очень дельный и хваткий человек, да, в присутствии Раневской он становится слабовольным, но мы знаем, что он удачно вкладывает деньги во всё – и в вишневый сад с усадьбой, и в посевы мака. Для того, чтобы подняться из нищего крестьянина до миллионера, – с поправкой на инфляцию, это должно соответствовать нынешним 27 миллионам, но доллар тогда стоил 2 рубля, т.е. состояние Лопахина по нынешнему курсу было не менее 10-12 млн долларов, – нужно иметь довольно крепкие нервы и железную волю. Вихляющий и рефлексирующий лох в исполнении Эндрю Погсона явно не смог бы добиться в жизни совсем ничего.

Лопахин постоянно жалуется на недостаток образования и может показаться, что он является разрушителем красоты и культуры, коль он вырубает вишневый сад и собирается снести усадьбу. Но давайте задумаемся: вишневый сад красив во время цветения, его видом наслаждаются, ну, от силы несколько десятков человек. Лопахин же создаёт возможность сделать жизнь счастливее для тысячи семей, продав им участки для дач. Впрочем каждый участок площадью в десятину, т.е. больше, чем гектар – 100 на 100 метров, – это весьма большая площадь для дачи, что означает, как легко предположить, что отнюдь не все вишни будут вырублены.
Второй момент – Лопахину не чужды эстетические переживания. В пьесе он единственный, кто создает красоту – пусть и временную, – тем, что засеял 1000 десятин маком. Да и то, что не все вишни придется вырубать, позволит сохранить часть нынешней красоты, только доступна она будет много большему числу людей.
Третье, строительство дач – это много рабочих мест для местных крестьян, да и рынок появляется дополнительный для молока, масла, домашних работ и т.д.

То есть Лопахин не только единственный взрослый в пьесе, но и единственный творец, созидатель. И одновременно он преисполнен любви к людям вокруг него: он дает работу многим, он поднимает цену на аукционе, чтобы продавцу – Раневской, – досталось больше денег, он может приумножить прекрасное вокруг, дать людям чуточку больше счастья!

На самом деле “Вишневый сад” рассказывает о трагедии. Трагедии капитализма в России. Под влиянием марксистской критики никто не замечает, что Лопахин – единственный положительный персонаж в пьесе: его действия приносят пользу другим, тогда как все прочие персонажи действуют из личной корысти, включая собирающихся учиться строительству “новой жизни” Аню и Петю (от этого никому не будет ни холодно, ни жарко, а если вспомнить историю, то их учеба поможет победе большевиков со всеми последующими лишениями и смертью для миллионов).
По сути Лопахин – тот великан, который так нужен стране. Тогда как семья и окружение Раневской словно злобные карлики, которые пытаются лишить силы великана, уподобить его себе. И покуда он с ними, им это в какой-то мере удается. Спасает то, что они его отторгают, он им не нужен, на его фоне слишком очевидны их лень и страх или неспособность сделать хоть что-нибудь.

Не могу не подчеркнуть, что гениальность Чехова не только в том, что он отобразил типажи и конфликт, но и прозорливости, когда подметил сущность российского бизнеса конца 1890-ых – самого начала 1900-ых: и Раневская, и Симеонов-Пищик фактически могут жить рентой – она могла бы получать арендную плату, коли сдала бы участки дачникам, а он получил за сдачу своей земли англичанам, нашедшим “белую глину” (вероятно, каолин для производства фарфора). То есть способность создавать ценности была среди россиян редка и тогда: всего один персонаж из 12 (если добавить прохожего, появляющегося на 1 минуту, то 13) обладает данной характеристикой.

Не стану выдавать себя за знатока метода Михаила Чехова, но точно также, как и система Станиславского, сей подход к театральному искусству должен служить следующим целям: помочь актерам достовернее изобразить происходящее на сцене, точнее нарисовать характеры, облегчить возможность для зрителей поверить в то, что перед ними срез жизни, настоящей, самой что ни на есть взаправдашней.
“Чеховский коллектив” во главе с режиссером Дмитрием Жуковским с треском провалился: поверить в то, что персонажи – те, за кого они себя выдают невозможно. Разве что воспринимать пьесу, как комиксы о странных сумасшедших русских из далекого прошлого.
Низвести же одну из лучших пьес на русском, более того – одну из самых ценных из написанных не на английском до уровня иллюстрации к пошлости “Those crazy Russians!” – для этого нужен особый анти-талант, заключающийся в умении не прочитать пьесу или не понять в ней даже самые простые реплики, лишить связи действия героев и их слова, отказать персонажам во внутренней логике и цельности натуры…

Написал и задумался: не слишком ли я строг? Может быть, надо концентрироваться на позитиве, искать то, что удалось, а не недочеты? В конце концов большинство зрителей ушли с совсем иными чувствами…
Но боюсь, что иные чувства вызваны тем, что пьесу или не читали вовсе, или давным давно забыли, что не задумывались над глубиной характеров персонажей (а глубина становится очевидна при перечитывании, из постановки она ни коим образом не следует).
Наверное, если кто-то лезет в лигу профессионалов, к нему следует относиться, как к профессионалу, а не как к представителю самодеятельного театр. И те, кто не могут соответствовать, должны отсеиваться. Желательно по-быстрее.

* – похоже, что местный театральный истеблишмент выдал кредит за постановку “Чайки” другим режиссером, а не на самом деле в таком восторге от данной постановки, т.к. две найденные англоязычные рецензии показывают, что критики или не в восторге, или откровенно называют постановку “разочарованием”. Я с местными критиками не всегда совпадаю, но и такое случается 🙂

This entry was posted in Uncategorized and tagged , . Bookmark the permalink.

2 Responses to “Вишневый сад”, или Великан и карлы

  1. Отличная рецензия. Не смотрел, естественно, но живо представил. Вообще-то не знал, что у Михаила Чехова есть своя система типа Станиславского. Знал, что он гениальный актёр, что много сделал в Америке. Но, видимо, получилось что-то вроде испорченного телефона через поколения. До сих пор вспоминают гениальную находку Михаила Чехова в “Ревизоре”. Говоря о своём коллосальном арбузе, он произвёл жестом не нечто большое округлое, а квадратное. Всё – один жест, и образ вруна готов.

    • khvostik says:

      спасибо на добром слове 🙂
      да, с арбузом красивая находка была 🙂 с тех пор японцы научились выращивать арбузы кубической формы, но все же в основном арбузы шарообразные, так что находка силу практически не утратила.
      о Михаиле Чехове в советские времена писали мало, т.к. был эмигрантом, а учеников в СССР не оставил, в основном на Западе, в Штатах.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s