Новогодняя тележуть

С конца 1994 года я практически совсем не смотрел российское ТВ (да и всякое прочее тоже), но этот Новый год встречали достаточно большой компанией за городом, так что увильнуть от традиционных “голубых огоньков” (со всеми аналогами) не удалось. Что меня здорово удивило, что я знал очень многих выступавших (если включить тех, чьи имена я знал по КВНовским репризам – тоже не самым свежим, в основном до 2008 года, то процентов 90). Еще более удивило меня, что я знал большинство песен, хотя после 1994 года я был избавлен от необходимости слушать российскую попсу (но пару имен исполнителей я узнал за последние годы от супруги, но ни одну песню из их репертуара, – кроме той, что иногда вместе поют жена и дочка, – я идентифицировать не смогу).

И я задумался, почему новогодние программы настолько зависли в советском прошлом? Почему до сих пор/снова исполняют старые песни или пародии на них? Допустим, 1 января 1996 года выпустили удачный проект “Старые песни о главном”, через год вышла вторая “серия”, потом третья, но зачем гонять версию того же самого в 2016 году?

Поиск в интернете обеспечил историей новогодних телепрограмм, выдал констатацию факта ностальгии россиян по советскому прошлому (статья 2014 года), почти констатацию, что российское кино успешнее рефлексирует по поводу советского времени, чем телевидение, или, что новогодние программы на разных каналах предлагают по сути одну и ту же обойму исполнителей (статья 2012 г.) и совсем свежую претензию к маразматическому курсу на СССР в передачах в ночь на 1 января 2016 года.

Итак, что мы имеем? Провал во времени, когда в течение 25 лет после развала Союза население соглашается слушать одних и тех же исполнителей, старые песни или пародии на последние, когда нет движения вперед. Но почему возник этот провал? Какие механизмы лежат в его основе?

Как замечают многие родители, старшие дошкольники и младше-классники любят слушать одни и те же сказки. Да и взрослые готовы перечитывать любимые книги или пересматривать любимые фильмы много раз. Новизна требует бОльших интеллектуальных усилий, чем возвращение к хорошо известному. Очень часто мы по сути создаем эффект якоря для самих себя: привязываем положительные эмоции к какой-то картинке, книжке, песне, так что для поднятия настроения нам надо только включить нужную музыку или открыть любимое произведение.

То есть человеку выгодно возвращаться к давно знакомым материалам, когда у него плохое настроение или нет психологических ресурсов для освоения нового. Что приводит нас к логичности использования в праздничном концерте, когда люди хотят расслабиться, чего-то знакомого.
Однако я не смог найти западного аналога, когда зрители соглашаются смотреть солянку из старых песен, как в российских новогодних передачах. Если мы говорим о психологических механизмах, то они должны функционировать везде. Если же не функционируют, значит мы имеем дело с механизмами культурными.

Но прежде, чем разбираться с механизмами, надо разобраться с общей картиной.
Если для детей и тех, у кого нет сил на освоение нового, характерна любовь к просмотру/прослушиванию повторов чего-то известного, можем ли мы сделать вывод, что россияне смотрят “огоньки”, составленные из старых песен, в течение 20 лет по причине инфантильности?

Подобные предположения высказывались давно. Еще в 2005 году Борис Дубин в “Отечественных записках” отмечал анти-модернистские и анти-западные установки российского ТВ, сервильность и снижение уровня журналистики, эпигонство. В 2010 году Илья Калинин в “Неприкосновенном запасеуказал на инкорпорирование советского прошлого в представление россиян о мире и месте России в нём, придает видимость смысла тому, что происходит, и становится основой нового патриотизма.

В упомянутой статье Дубин указал на инфантильный характер аудитории российского ТВ. Подчеркну: заметил он это в 2005 году – за 10 лет до недавней, наделавшей много шума статьи Бабченко (на самом деле заметки в FB). Также Дубин подметил, что потребителю массового телепродукта впаривают формулу “у нас тоже самое, что и у других”.

Не могу не отметить, что в русскоязычном дискурсе тема инфантильности достаточно популярна, понятия четко сформулированы, но статья в русской Википедии об инфантилизме увязана со статьей на английском, описывающей совсем другие, медицинские, а не психологические проблемы, да и вообще в английской Википедии инфантилизм – это совсем не то, что в русской. Правильный термин на английском будет – Infantilization, но ему даже не посвящена статья в Википедии, хотя есть научные статьи на эту тему (например, эта).

Безусловно, нежелание принимать ответственность и вообще стремление решать как можно меньше самому характерны для советских людей. Однако для этого в западной психологии есть другое название – внешний локус контроля. Именно он характерен для детей и постепенно, в течение жизни у всё большего процента сменяется внутренним локусом контроля.
Потому в англоязычном дискурсе тема инфантильности не столь актуальна.

Теперь еще немного статистики. В 2002 году обращение президента на Первом канале посмотрели 67% российских телезрителей, концерт Галкина 31 декабря 64%, новогоднюю программу на Первом – 48%. В 2004 “Огонек на Шаболовке” собрал 40% телезрителей. В 2015 году “Новогоднюю ночь на Первом” посмотрели 25%, а “Голубой огонек” – 21%, зато 95% телезрителей посмотрели обращение президента хоть по одному из каналов. Что остается неизвестным, какова была доля телезрителей в населении РФ.

Можно заметить, что интерес российских телезрителей к “огонькам” на Первом и Втором каналах постепенно снижается. То есть впариваемое этими каналами и желания россиян начинают расходиться.
Из данного наблюдения нельзя сделать вывод, что россияне стали более ответственными, но только то, что ТВ-предложение всё меньше отражает ТВ-спрос.

Пародия, как жанр, ближе всего к молодой, подростковой аудитории, т.к. с одной стороны, хочется ниспровергать ценности и кумиров предыдущих поколений, а с другой, может не быть таланта или знаний, чтобы создать оригинальный продукт, вот и приходится довольствоваться стёбом над уже известными сочинениями.
При наличии собственной оригинальной мысли обстёбывать чью-то глупость – не самое привлекательное занятие.

Рискну предположить, что сползание российского общества в диктатуру привело к тому, что новых качественных продуктов не создается. Как говорят знакомые специалисты по российской попсе, чем новее, тем ниже уровень. Да и отбор допущенных к теле-эфиру слишком жесткий и напрочь коррумпированный, чтобы появлялись действительно талантливые новички.
Дело не в российской специфике, но характерно для многих тоталитарных обществ (об этом писал полтора года назад).

Обслуживание идеологических нужд правящей клики и построение псевдоконкурентной системы, где администрация президента решает, кому достанется победа в той или иной бизнес сфере, не могли не сказаться на профессионализме российских журналистов и теле-продюссеров. Уровень падает все ниже и будет продолжать падать, покуда не изменится система.

Можно-ли допустить, что руководство российских телеканалов всё понимает, но намеренно выдает продукт низкого качества, чтобы еще более усилить инфантилизм россиян, заставить их еще глубже забиться в иллюзию прошлого, как бы остановить время? Может быть, они специально ставят такие якори в сознании россиян, которые помогают режиму держаться? Или это Кремль на основании спецтехнологий КГБ/ФСБ вычислил самый выгодный вариант и диктует ТВ, что и как делать?

С первым сетом вопросов – о стратегии руководства телеканалов, – разобраться легче всего. Что чуть более порядочный Лысенко три года назад, что откровенный мерзавец Доренко в прошлом году в своих интервью демонстрируют, что ничего новее, чем напечатанное в СССР до 1991 года, в их головах нет, они знакомы исключительно со старым советским дискурсом, а все открытия современных психологии и экономики прошли мимо них.

Может ли шайка шпионов и контрразведчиков знать всё и намеренно манипулировать глуповатыми теленачальниками? Допустить можно, но нет ни одного факта, подтверждающего сию гипотезу. Если бы кремлевское ворьё было знакомо с работами западных ученых, они бы не допустили столько серьезных проколов, лишив российское общество всех возможностей “выпустить пар” – хоть через предпринимательство, хоть через местную политику, хоть через институты гражданского общества, включая свободу слова. Не говоря уже о чудовищных провалах в экономике и внешней политике.

Полагаю, что неприятие российским обществом рынка и свободы, закручивание гаек правительством и установление авторитарной диктатуры лишают стимула к творчеству. В результате минимально качественные продукты поп-культуры приходится заимствовать в советском прошлом, где знакомство аудитории с песнями в определенной мере компенсирует не особо высокое качество (сомневающиеся могут сравнить “хиты” Лещенко, Магомаева, Хиля или Пугачевой с песнями, например, “Аббы”).
Поскольку обыгрывание старых песен за 20 лет надоедает под всеми возможными “соусами”, а предложить достойную замену не получается, то в ход идут пародии на те же старые песни, что не особо нравится аудитории средних лет и старше, и старые же советские фильмы или их ремейки.

То есть, возвращаясь к вопросу о механизмах, можно указать и на психологические, и на культурные факторы, и на социо-экономический отбор худших, но лояльных властям, и препятствия на пути не вписавшихся в коррумпированную систему талантов.

Высокий рейтинг президентских новогодних обращений – 95% телезрителей, – связан в основном, как мне кажется, не с политикой, т.к. россияне еще до обращения успевают выпить, “провожая старый год”, т.е. смысл речи им напрочь не важен, а просто хотят дождаться кремлевских курантов, означающих ровно полночь. Американцы, желающие отметить Новый год, для той же цели смотрят трансляцию с ньй-йоркской Таймс-сквер, а канадцы – трансляцию с торонтской площади Мела Ластмана.

Почему это так важно для россиян? Потому что за десятилетия советской власти (и паре после) в народе закрепилось ожидание чуда в новогоднюю ночь. Потребность в волшебстве никуда не делась и даже усилилась благодаря политике властей, подпитывающих инфантилизм масс, их надежду на решение проблем извне.

Похоже, что в обозримом будущем тенденция не изменится и качество “огоньков” будет продолжать падать, но привычка смотреть “ящик” во время новогоднего застолья и отсутствие качественных альтернатив позволят телеканалам впаривать старые песни (и пародии на них) из года в год. Пока ситуация в обществе не изменится коренным образом по причине экономического коллапса, гражданской войны, исламского терроризма или войны с какой-то внешней силой (тут нельзя исключать и НАТО, и Китай, и средне-азиатские страны, да и Иран или Афган с Пакистаном через те же самые бывшие советские республики, и т.д.).

Так что интересно лишь то, когда россияне, наконец, поймут, что из старой шарманки – занятого идеологическим обслуживанием ТВ и, шире, подконтрольной властям поп-культуры, – новых песен дождаться нельзя. И какой эрзац они предпочтут.
Хотя процесс такого понимания может занять и десятилетия (если внешнего толчка, приводящего к падению режима, – включая экономическую ситуацию на мировых сырьевых рынках, – не будет).
Тем не менее не могу не отметить, что низкое – и постоянно снижающееся, – качество российских теле-продуктов вкупе с привычкой россиян проводить долгие часы около “ящика” и доверять ему, будут способствовать дальнейшей интеллектуальной и духовной деградации зрителей. Пока же российское телевидение успешно лишает россиян шанса на улучшение жизни в будущем. Но те, чьи шансы на лучшую жизнь падают, не возражают. Так зачем теле-боссам что-то менять? Пипл же хавает!

This entry was posted in Uncategorized and tagged , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s