“Why the Germans? Why the Jews?”

Прочитал книгу немецкого исследователя Гёца Али (Götz Aly) “Почему немцы? Почему евреи? Зависть, расовая ненависть и предыстория Холокоста” (кое-какие страницы книги доступны здесь). У автора чуть раньше вышла другая книга “Hitler’s beneficiaries” о том, кто был выгодополучателем гитлеровской политики в отношении евреев.

Итак, почему же Катастрофа случилась в Германии и почему она случилась с евреями?

Али дает подробный обзор ситуации в немецком обществе с начала XIX века по конец 1930-ых и демонстрирует постепенный – хотя и не постоянный, – рост антисемитизма. Общество из полу-феодального становилось капиталистическим, что открывало много новых возможностей, но одновременно уменьшало выгоду от следования старым, заезженным дорогам в жизнь.
И общество начало меняться: те, на кого образованные классы и ремесленники вчера смотрели с презрением , начинали подниматься по социальной лестнице, причем довольно быстро. Те, кто усерднее учились, большего достигали, те же кто ленился или был менее способен, теряли позиции.

Отсюда зависть. Банальная, упомянутая многими авторами (вспомним хотя бы Фейхтвангера) прошлого зависть к более успешным. Но Гёц Али демонстрирует, как разжигание классовой ненависти и зависти к более богатым, вообще всякие разговоры о равенстве вели к антисемитизму. Практически все левые силы, включая достаточно левые католические движения, скатывались в антисемитизм. Не избежали антисемитизма и социал-демократы, несмотря на то, что среди них было относительно много евреев (у коммунистов антисемитизм затушевывался ненавистью вообще ко всем богатым и всем группам, кои хоть чем-то выделяются).

Ситуация усугубилась послевоенными репарациями и контрибуциями, наложенными на Германию. Кейнс еще в 1919 году предсказывал крайне негативные последствия Версальского договора, разумеется, приход к власти нацистов и мировую войну он предсказать не мог. Неудачная ситуация на мировых рынках привела к резкому ухудшению положения фермеров, одновременно и промышленность страдала, а платить победившим странам надо было ежегодно… Чем больше нищали массы, тем легче было политикам подогревать и классовую, и “расовую” ненависть.

Интересно, что перестать исполнять условия Версальского договора к 1932 году были готовы две мощные политические силы – национал-социалисты и коммунисты. За сохранение договора были только более ответственные и склонные играть по правилам социал-демократы.
Обратим внимание на то, что в начале 1930-ых в Германии находящиеся обычно чуть левее центра социал-демократы стали наиболее правой партией, остальные крупные игроки были заметно левее. То есть в основном в стране господствовали анти-рыночные силы, ненавидящие свободу.

Исследователь обращает внимание на то, что антисемитские настроения в университетской среде были сильны и до прихода Гитлера к власти. Да и в целом общество было настроено в отношении евреев от безразличного до негативного. Потому Нюрнбергские законы, Хрустальную ночь и всё прочее абсолютное большинство немцев восприняли без возмущения или неприятия.

Любопытно, что в процессе построения партийной структуры Гитлер активно педалировал тему равенства и строил мощную экономическую базу. Помимо партийных взносов, примерно вдвое превышавших взносы у социал-демократов, за участие во всяких лекциях и собраниях надо было платить (примерно цену 2-4 билетов в кино), от более обеспеченных членов партии ожидались регулярные дополнительные пожертвования. Таким образом даже без пожертвований богачей у нацистов в партийной кассе было заметно больше денег, чем у социал-демократов или коммунистов. Что позволило платить по сути зарплату коричнево-рубашечникам – во всяком случае они получали больше, чем тогдашнее пособие по безработице.

В книге есть две интересные особенности. Во-первых, Али использовал много документов из семейных архивов. Во-вторых, упомянул – т.е. ввел в научный обиход, – несколько интересных антиутопий.
В 1922 г в Вене вышла книжка “Город без евреев” Хьюго Беттауэра (крещеного еврея), где рассказывает о том, как из Вены изгнали всех евреев (в книге говорится о полумиллиона, но во всей Австрии тогда жило 200 тысяч евреев, а 500 тысяч – это еврейское население тогдашней Германии). Причем в романе изгонялись и выкресты, и полукровки. Правда, потом в отношении полукровок решение было пересмотрено. Описано, как благодаря изгнанию евреев, резко обогащались некоторые, по дешевке купившие еврейскую собственность. В конце концов евреям было решено вернуться, т.к. без них экономическая и интеллектуальная жизнь замерла.

Несколько раньше – около 1902 года – Сигфрид Лихтенштедер (Liechtenstaedter) написал “Новая империя. Вклад в историю 20 века” – фантастический роман, где предсказал вторжение итальянцев в Ливию, борьбу греков и болгар с Оттоманской Турцией, резню армян (в 1912 году), причем указал на подстрекательство России и Британии, которые потом ничего не стали делать, чтобы спасти людей. Согласно сочинению, в 1939 году Австрия была присоединена к Германии. В том же году возмущенное анти-немецкой пропагандой в Праге, Загребе и Любляне германское правительство решает навести там порядок. В октябре 1945 года русский комиссар прибывает в Прагу, чтобы заявить об освобождении западных славян. И с 1 января 1946 года русский становится языком преподавания в школах освобожденных стран.

В какой-то момент я почувствовал, что для убедительности мне не хватает статистики. Одернул было себя, мол, опросов общественного мнения в течение практически всего описанного периода не было (в Штатах в 1920-30-ые годы это только начинали изучать, а в Германии первый институт по изучению общественного мнения появился только в 1947 году). Однако статистические данные все же собирались.

На мой взгляд два пояснения здорово пошли бы на пользу. Первое – феномен еврейского Просвещения в конце XVIII века. В книге упоминается философ Мозес Мендельсон (дедушка композитора), но не объясняется, как уход значительной части еврейской общины Германии из-под жесткого прессинга религии способствовал росту интереса к освоению светских профессий. Иудаизм остался религией многих (потомки самого Мендельсона крестились), но перестал довлеть настолько, чтобы заслонить всё остальное в мире.

Второе – исследование упомянутое Дюркгеймом в какой-то его книге, что читал лет 25 назад в Питере, – что в католических регионах Германии процент протестантов, закончивших среднюю школу выше процента закончивших начальную, а процент протестантов-выпускников университета выше процента протестантов, получивших среднее образование. В протестантских регионах же точно также растет процент католиков выпускников университета > выпускников средних школ > выпускников начальной школы. Проценты евреев точно также росли и в протестантских, и в католических регионах. То есть меньшинство проявляло больше настойчивости в получении знаний, чем большинство. Кстати, примерно те же наблюдения есть у Томаса Соуэлла в “Affirmative Action Around the World“.

Подумалось было, что самый главный вывод, который можно сделать из книги, что любое педалирование идей равенства (вернее, неравенства) и зависти к чужому богатству неизбежно приведет к всплеску ненависти к любой преуспевающей группе. Потом, мысленно “пролистав” историю нескольких европейских стран, понял, что мне не хватает знаний для столь далеко идущего вывода. Да, в ряде случаев левая истерия приводит к тому, что антисемитизм становится нормой, пусть и не официальной, не формальной, но тем не менее нормой отношения. Но явно не во всех случаях: например, в Италии и при Муссолини, и до него, да и после особого антисемитизма не было (из-за сравнительной ничтожности размеров еврейской общины или по другой причине, не знаю).
И всё же для указания на неизбежность скатывания в антисемитизм при скатывании общества в трясину левых взглядов, – а не просто заявления о большей вероятности антисемитизма в таком случае, – не хватает данных.

Итак, почему немцы? Потому что долго лелеяли в себе зависть к евреям, слишком долго сживались с тем, что они ненавидят евреев, слишком далеко влево ушло всё немецкое общество, слишком мало уважали свободы и законность, слишком долго игрались с фантазиями о “народном духе”, “расе”, “расовой чистоте”.

Почему евреи? Потому что преуспели больше немцев, когда последние накручивали у самих себя зависть к более успешному меньшинству, кое можно было без особо риска, потому что были по сути единственной группой, на которую была направлена ненависть во всех регионах страны, ибо не было другого меньшинства, представленного повсеместно и повсеместно же добившегося относительного успеха.

В целом Гёц Али написал очень хорошую книгу, заслуживающую внимания. Рекомендую (пока доступна только на немецком и английском).

This entry was posted in Uncategorized and tagged , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s