Об эксперименте Милгрэма

В девятой главе “Irrational Exuberance” Роберт Шиллер, говоря о иррациональном поведении людей упоминает известный эксперимент Милгрэма о подчинении, но предлагает свое истолкование. Шиллер указывает на более ранний, чем милгрэмовский, эксперимент Соломона Аша (Asch – немецкая фамилия, можно произносить и на английский манер – Эш) о согласии с чужим мнением, а также интерпретацию данного эксперимента в работе Дойча и Джерарда, когда даже в условиях анонимности испытуемые демонстрировали определенную степень конформизма. По мнению йельского экономиста, человеческая склонность к согласию с другими вполне может объяснить поведение людей во время эксперимена Милгрэма.

Начнем с исходного эксперимента Аша (1951 г.). В комнате 8 человек отвечают на вопрос длина черточки на одном листочке равна длине одной из черточек на другом листке, а именно… И вот тут оказывается подвох: 7 участников эксперимента – “подсадные утки”, которые периодически дают заведомо неверные ответы, а опыт ставится над одним единственным участником. В результате на протяжении многих раундов хотя бы раз согласились с явно неверным ответом 75% участников, в среднем примерно 32% участников повторяли за другими, что длина отрезка равна длине заметно более короткого или более длинного отрезка на второй карточке.

Дойч и Джерард через несколько лет, усложнив условия и уменьшив число “подсадных уток” до 3 (с явно ошибочным мнением одного или двух “липовых” участников соглашались заметно хуже, чем с тремя, дальнейшее увеличение размеров “большинства”, к коему можно присоединиться, на степень конформизма не влияло), показали, что и когда других участников не видишь и они тебя не видят, более того – и по голосу не определить, т.к. ответы даются нажимая на кнопку, включающую лампочку, люди идут на поводу у большинства.

В 1980 г английские ученые Перрин и Спенсер поставили эксперимент со студентами с разных факультетов и получили практически нулевой уровень конформизма (статью найти не удалось, только упоминания о ней). Из чего был сделан вывод, что результатаы, полученные Ашем, – характеризуют определенную культуру (молодых мужчин, учившихся в 1950-ые в американских университетах) и ничего больше.
Кстати, практически сразу после первых статей Аша появились данные, что в африканских странах процент соглашающихся выше, чем в Америке, а в Германии – ниже.

Тем не менее в относительно недавней работе японские ученые, во-первых, научились обходиться без “подсадных уток”, используя специальные очки с разной поляризацией и картинки разных цветов, так что участники честно видят разную длину полосок, а во-вторых, получили 28.6% конформистских ошибок у девушек и около 10% у парней. Но выборка у японцев была совсем маленькой, да и с гипотезой Перрина и Спенсера о культурном влиянии, т.к. от японок общество ожидает согласия в большей степени, чем от японцев.

В опубликованном в 1996 году мета-анализе подтверждается, что со временем степень конформизма снижается в разных культурах. Хотя и указывается на наличие довольно противоречивых данных.

Теперь перейдем к эксперименту Милгрэма. Два добровольца тянут роли для лабораторного опыта по изучению памяти. Один вытягивает роль “учителя”, второму достается роль “ученика”: первый должен читать слова, второй запоминать их и повторять, за ошибки “ученика” наказывают электрошоком, постепенно усиливая вольтаж ударов. Хитрость в том, что “ученик” – приглашенный артист, намеренно не запоминающий слова и изображающий боль. Второй важный момент: перед началом эксперимента “ученик” упоминает некие проблемы с сердцем, на что экспериментатор в белом халате уверяет его, что никакой опасности для здоровья нет, может быть больно, но рубцов не останется, тем более более серьезных последствий.

milgram_electric_shocks_box

“Учитель” использует регулятор с градациями от 15 вольт до 450 с шагом в 15 (на картинке выше). Причем последнее деление обозначено “ХХХ” (когда на нем было написано “Lethal”, его никто не использовал, что Милгрэма не устраивало). Более подобное объяснение под переключателями:

milgram_shocks_box-tabular-data

От “Легкого шока” до “Опасность – Тяжелый шок” и далее “ХХХ”

В некоторых сериях и “учитель”, и “ученик” получали пробный удар в 45 вольт. Чтобы убедить истинного подопытного – “учителя”, –  в достоверности происходящего.

Тем не менее практически все испытуемые доходили до границы в 150 Вольт, когда “ученик” начинал жаловаться на боли в сердце и просил прекратить. Экспериментатор настаивал, часть “учителей” отказывалась, но часть продолжала. В целом – если суммировать 21 серию опытов при разных условиях, – наращивали напряжение до максимума 43.6% испытуемых. И это важнее, чем избранная серия из 40 испытуемых, где до максимума дошли 62.5%, т.к. всего было 740 подопытных.

Как известно, дьявол всегда в деталях. Потому давайте разберем отдельные серии. Когда практически никакой информации от “ученика” к “учителю” не поступало, то 100% дошли до 450 Вольт, что заставило Милгрэма исключить всю серию из своих исследований. Когда хотя бы слабый голос долетал до комнаты, где находился “учитель”, до максимума доходили 65%. Чем ближе была жертва, тем меньше соглашались подчиняться: когда “ученика” было видно, процент падал до 40, а если надо было еще и придерживать руки, то до 30.
Если в комнате находились еще два “учителя” (подсадные, разумеется), которые говорили, что не стоит продолжать, то вслед за первым ушедшим “дополнительным учителем” прекращали сотрудничество 7.5%, после выхода второго “дополнительного учителя” – еще 30%, а у оставшихся процент следующих указаниям “экспериментатора” до максимально высоко вольтажа падал до 10. Если же в комнате начинали спорить два “экпериментатора”, то не продолжал наращивать напряжение НИ ОДИН подопытный “учитель”.

Если с территории крайне престижного Йельского университета переносили эксперимент в обычное офисное здание, то можно было дойти только до 47.5% (дошедших до максимума). Если же “экспериментатор” был одет в обычную одежду, а не лабораторный халат и не имел научного звания, процент падал до 20.

В случае, если назначение “наказания” оставалось на усмотрение “учителя”, т.е. подопытного, то процент дошедших до максимума составлял всего 2.5! Кстати, примерно столько предсказывали опрошенные Милгрэмом психологи и психиатры.

Когда психолог из Австралии внимательно изучила журналы экспериментов и аудиозаписи, то обнаружилось, что
Милгрэм не очень добросовестно подходил к делу и откровенно лгал о результатах: в части опытов на “учителей” оказывалось куда более серьезное давление, чем было заявлено. Милгрэм официально имел 4 варианта “подталкивания”, когда “учитель” отказывался увеличивать вольтаж:
– пожалуйста, продолжайте;
– эксперимент надо продолжать;
– это критически важно, чтобы Вы продолжили;
– у Вас нет другого выбора, кроме как продолжать!
И если подопытный не соглашался сотрудничать, эксперимент считался законченным.

Но выяснилось, что часто играющий роль “экспериментатора” (не Милгрэм) получал свободу отклоняться от сценария и уговаривать. Например, одну участницу “подтолкнули” 26 раза прежде, чем она продолжила. Использовалось и давление на совесть: “если Вы не продолжите, то вся серия экспериментов (предполагая – с другими участниками) будет скомпроментирована”.

Также выяснилось, что помимо 23 официально известных серий была еще одна, где Милгрэм составил пары из родственников, друзей или соседей. В этом опыте до максимума дошли только 15% (разумеется, со всеми “подталкиваниями”). Из-за этических соображений или еще каким причинам, но о данной серии Стэнли Милгрэм умолчал.

По поводу того, как после опыта испытуемым объяснили происшедшее, Милгрэм откровенно наврал, т.к. боялся, что люди раскажут другим. А на кону стояло не только время, но и деньги, потраченные на исследование: более 700 участников, каждый из которых получил $4.5, что в то время было равно стоимости 14 булок или 22 бутылок пива.

То есть несмотря на то, что эксперимент был крайне детально разработан, желание йельского психолога “утереть всем нос” и представить нечто сенсационное, сыграли плохую службу: тенденциозно отобранные результаты оказались интереснее для любителей “клубнички”, чем для ученых, последним же пришлось разбираться с данными, которые сам автор эксперимента скрыл или, будем к нему снисходительны, не стал подчеркивать.

Однако не надо думать, что на этом можно закончить. Если современные исследователи не знают, как объяснить происходящее, то сам Милгрэм, во-первых, кивал на эксперимент Аша (привет Шиллеру 🙂), а, во-вторых, придумал собственную теорию “посредничества”. Мол, человек может быть в автономном состоянии, отвечая за свои действия, а может и в состоянии “средства”, “передающего агента”, когда за его действия несут ответственность другие.
При этом многие участники милгрэмовского эксперимента “жулили” – или пропускали удар током, хотя и говорили, что нанесли его, или наносили более слабый удар, чем требовал “экспериментатор”, т.е. смягчали неприятные последствия для “ученика”, что свидетельствует об их понимании происходящего и пассивном противодействии.

В интересном воспроизведении профессор Бургер из университета Санта Клары обнаружил, что из чувствовавших личную ответственность за происходящее 67% прекратили сотрудничать раньше достижения порога в 150 вольт (новый максимальный липовый вольтаж в пост-милгрэмовскую эру), а из тех, кто продолжал, личную ответственность за происходящее чувствовали только 12%. Хотя экспериментатор заранее сообщил, что он несет полную ответственность за происходящее.

Но в том же эксперименте-воспроизведении Бургер обнаружил, что после отдания четвертого, наиболее похожего на приказ указания продолжать, 100% испытуемых прекратили сотрудничество с экспериментатором. То есть говорить о подчинении приказам, заложенном в наших генах, не приходится: мы, люди, можем сотрудничать с представителем власти, но прямой приказ – если мы лично ничем не рискуем, – скорее всего будет контрпродуктивен.

В другой работе на ту же тему, Бургер показал, что женщины готовы подчиняться приказам в большем проценте случаев (73% готовы были продолжать выше 150 вольт), чем мужчины (67%).

Сам Милгрэм отмечал и экспериментально показал, что чувство единения, формирования группы критически важно: если “экспериментатор” и “учитель” находились в одной комнате, а “ученик” в другой, то процент доходящих до максимального “наказания” был высоким, а если же “экспериментатор” не находился в комнате, а давал указания по телефону, то падали до 20.5%.

Здесь следует упомянуть два феномена – рассеивание ответственности и эффект свидетеля/случайного наблюдателя. В целом они сводятся к тому, что чем больше людей наблюдают за опасным или нехорошим, тем меньше шансов, что они сообщат об этом. Например, если посадить в комнату одного человека и пустить дым, практически все сообщат об этом (больше 85%), если же сидят двое, то вероятность, что хоть кто-то сообщит падает до 62%, а если четверо или больше – 31%, т.е. каждый ожидает, что действовать будет другой.

И все же мне кажется, что дело не в злокозненности участников, не в том, что они смогли догадаться, что их дурят (не исключен такой вариант, но на подсознательном уровне, и его надо подтвердить экспериментально), а в том, что мы, люди, в большинстве случаев не думаем.
Двух-процессная теория сознания предполагает, что большую часть времени наше сознание работает за счет автоматической, но не совсем логичной части (“система 1” в терминах Становича и Уэста или “слон” согласно метафоре Хайдта), тогда как логичная часть (“система 2” или “наездник”) включается медленно и быстро устает, потому мы ее используем мало. Экономим, как дефицитный товар.

В ситуации когда можно переложить ответственность на кого-то другого, тем более освященного ученым званием и громким именем университета, средний человек функционирует за счет “слона”, что означает – никакого анализа происходящего, события словно обтекают, не вовлекая, оставаясь внешними и посторонними.

Ни в одном из экспериментов никто не спросил – прямо в середине процесса, а не постфактум, как в опытах Бургера, – мол, понимаете ли Вы, что можете причинить серьезную боль и даже вред здоровью “ученика”? Милгрэм и его последователи старательно избегали любых действий или условий, которые могли бы повысить сознательность подопытных.

Интересно, что во всех детально описанных (найденных в литературе) случаях, когда подопытный резко выражал свое несогласие продолжать эксперимент, это был явно более логичный и образованный, чем средний американец, участник – инжнер-электрик или профессор теологии.

Безусловно, способность думать о происходящем дана не только инженерам и университетстким преподавателям, но всем людям. Разница в том, насколько часто мы, люди, пользуемся ею. Особенно если можно не пользоваться!

В связи с чем я бы рискнул предположить, что пробуждение совести (или совестливости, как формы сознательности) стандартными методами Terror Management Theory, т.е. коротким эссе о собственной смертности или будущей смерти и т.п., должно уменьшить степень послушания “экспериментатору”. Правда, в данном случае использовать качестве контрольного метода привычное для TMT эссе о зубной боли будет невозможно, т.к. оно задаст прайминг на то, что “ученик” страдает от боли, т.е. тоже повысит шансы на бунт против авторитета.

Если мы с тех же позиций вернемся к эксперименту Аша, то лишь кажется, что тут в большей мере задействован “наездник”. На самом деле “наезднику” надо договариваться со “слоном”: позиция последнего – мол, чего лезть в бутылку и показывать другим, что я с ними не согласен, в конце концов я же не называю черное – белым! Да, черточка мне кажется равной Б, а не А, но может быть глазомер у остальных чуть точнее? Если я вместе со всеми говорю А, значит я хороший человек, что заметно приятнее, чем доказательство того, какая черточка длиннее. Если побеждает “наездник”, подопытный демонстрирует несогласие с остальными.

Кстати, в эксперименте Перрина и Спенсера, где никто не пошел на поводу большинства, рекрутировали участников среди инженеров, математиков и химиков, т.е. более логичных, рациональных студентов, чем студенты-психологи во времена Аша.

Разумеется, я не могу четко доказать применимость двух-процессной теории сознания в качестве объяснения того, что мы наблюдаем в классических эксперименатах Аша и Милгрэма, т.к. сам никаких опытов не поставил, тем не менее полагаю, что в предложенном истолковании есть какая-то логика, убедительная для части читателей.

This entry was posted in Uncategorized and tagged , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s