Почему развалился Советский Союз?

На сайте американского либертарианского институт Катона с неделю назад появилась заметка, где вкратце обсуждались причины развала СССР: экономические реформы, крах социалистической идеологии, экологические проблемы и больший доступ к информации. Приурочили заметку к 24-ой годовщине соглашения между Россией, Украиной и Белоруссией о создании СНГ (8 декабря), хотя сам себя Союз прикрыл 26 декабря того же 1991 года. Почувствовав откровенное несогласие с предложенными причинами, задумался, а собственно почему?

Вопрос, как выясняется, занимал/ет многих. Если обратиться к гласу народа (можно посмотреть и похожее обсуждение на другом сайте, всё на английском), то обнаружим следующие соображения:
– гонка вооружений, особенно “звездные войны”/СОИ, подкосила/и советскую экономику;
– война в Афганистане (по той же причине, что и выше);
– плановая экономика и прочие “достоинства” социализма;
– федеративное устройство по конституции (т.е. можно было отделиться);
– центробежные импульсы у местных элит;
– некомпетентное центральное руководство, в том числе не способное провести реформы;
– экономические трудности, стагнация, отсутствие экономических стимулов;
– отказ от концепции “мировой революции”;
– снижение революционного жара у лидеров и масс;
– коррупция, непотизм, отсутствие социальных лифтов;
– страх перед американским оружием;
– падение нефтяных цен;
– отставание в информационных/компьютерных технологиях;
– неспособность коммунистов выполнить обещания;
– крайне низкий инновационный потенциал;
– забюрократизированность всех сторон жизни общества;
– нежелание армии, милиции и спецслужб кроваво подавлять протесты;
– проигранное соревнование с Америкой, зависть народа в отношении Запада;
– перестройка и гласность;
– чернобыльская катастрофа и прочие экологические проблемы;
– национализм многих народов…

Егор Гайдар в одной своей лекции выделил две причины: цены на нефть на мировом рынке и продукция зерна в СССР. Он очень весомо обосновал, как необходимость закупать за валюту зерно и другую продукцию довела Кремль до банкротства; отсюда необходимость заимствовать у Запада, что – в свою очередь, – дало западным лидерам рычаг воздействия на коммунистов. Из-за этого не дали задавить демократические движения в странах Варшавского договора, а потом и желавших уйти из-под власти Москвы прибалтов, Молдову, Грузию, Армению.

Некий Энтони Калашников, делая в 2011 г. обзор литературы по данному вопросу, выделил кратко- и долго-срочные причины в экономической, националистической и политической плоскости. Но в целом ничего отличного от того, что генерировал мозговой штурм широких масс (см. выше), предложить не смог.

Самая мощная аргументация оказалась у гарвардского ученого Хенри Хейла (Henry Hale), подробно разобравшего проблемы демократизациии, национализма и недоверия между лидерами, да и ситуацию в целом, в трех регионах – России, Украине и Узбекистане.

Итак, почему же развалился Союз? Чтобы ответить, придется для начала разобраться с вопросом. На самом деле под видом одного вопроса задается сразу два, вот и отвечают разные люди на разные вопросы, что приводит к дико различающимся ответам.
Один вопрос звучит проще: почему лидеры республик в составе СССР решили выйти из под власти Москвы, а последняя не смогла их удержать? Второй проще с точки зрения ответа: почему провалился социалистический эксперимент в экономике?

Гайдаровской аргументации вроде бы ничего и не противопоставишь: как только Горбачев оказался вынужден клянчить деньги у Запада, чтобы прокормить советский народ, применять силу без разрешения западных лидеров он не мог. Когда же центр лишился денег, то удержать периферию ему стало нечем. Отсюда Беловежские соглашения и развал. То есть надо выяснить, почему социализм оказался экономически несостоятельным, и все станет ясно!
Именно это и обсуждают, как обыватели, так и историки с политологами, тогда как для вменяемых экономистов вопросов нет давно.

Безусловно, экономическая несостоятельность социалистической модели – сравнительно с моделью капиталистической, – доказана многими солидными учеными. Но несостоятельность социализма, как системы, не равна развалу и отказу от данного пути.

Как, разве чуть выше не говорилось о том, что из ответа на один вопрос вытекает и ответ на второй? Нет. Если мы не желаем заниматься поискам подтверждений собственным словам, а хотим разобраться в проблеме.

Социалистическая экономика провалилась и в Китае, но там начали строить рыночную экономику под руководством коммунистов, а на Кубе приказали времени “стой! раз-два!” и население стало жить хуже, но никакого отказа от коммунистической системы. Разрешили кубинским крестьянам и ремесленникам немного торговать на базаре, чтобы не было голодных бунтов, а в Китае даже открывать заводы, что вытащило из нищеты сотни миллионов китайцев. То есть альтернатива полной сдаче позиций была.

Давайте посмотрим на причины, названные выше. Чернобыль – да, неприятно, но количество жертв было небольшим. Экология в куче мест в бывшем СССР была ужасной, но она плоха и в Китае, где пока никаких последствий для власти коммунистов.

Афган – да, война – это плохо, но с общим числом погибших за 9 лет – 15 тысяч и примерно 50 тысяч раненых, когда в одном Питере в год официально убивали 400-500 человек, т.е. за 9 лет – 4.5 тысячи, почти треть всех афганских потерь. То есть о негативном воздействии войны можно говорить лишь в применении к экономике? Но если приглядеться, то захлебывающийся от дефицита советский рынок было явно не спасти танками, “калашниковыми”, пушками, истребителями и бомбардировщиками, да и армейскими палатками, кирзачами и портянками, которые производили для армии. А военные привозили украденные в Афгане магнитофоны и джинсы, куда более востребованные на черном рынке и в комиссионных магазинах.

Гонка вооружений подкосила… Возможно, но если “военная приёмка” на заводах могла позволить забраковывать 9 ракет из 10, то сходившие с конвейеров тех же или похожих заводов телевизоры потребители за неимением альтернативы должны были брать, хотя качество было как у тех девяти, не принятых ракет. Что создавало огромный внутренний рынок ремонта, т.е. издержки для экономики были крайне велики. Как и цены за бытовую электронику. При крайне низком качестве. Что в условиях плановой экономики не создавало повышения предложения. То есть война per se ситуацию в экономике для заметно не ухудшила (поскольку в отсутствие рынка более эффективного использования ресурсов быть не могло).

Да, был страх перед американским оружием, но был он и в хрущевские времена, и в брежневские, но из-за этого в 1960-70-80-ые коммунисты от власти не отказывались.

77 статья конституции… Даже если бы ее не было, то вряд ли что-либо изменилось бы, как не изменила ничего существовавшая в конституции статья о “руководящей и направляющей роли коммунистической партии”.

Отставал Союз по информационным технологиям, ничего не скажешь, но с 1991 года он в них особо ничем не отличился, как еще очень многие страны, тем не менее ни РФ не разваливается, ни другие страны из-за того, что сами не могут разработать операционную систему или какой-нибудь гаджет.

Взяточничество, кумовство, коррупция – всё было, но уровень коррупции и забюрократизированности советских времен не превышал пост-советские, а дальше развал не пошел. В Китае и Индии коррупция сильная, но они не разваливаются.

Зависть… Вероятно, из-за того, что я смотрел на происходящее детскими, отроческими и юношескими глазами, какой-то вопиющей зависти к Америке или Западу в целом, не припомню. Во всяком случае мне кажется, что в современной РФ – как и во многих других развивающихся странах, – зависти к Америке много больше, чем в Союзе, но РФ не разваливается.

Коммунисты не выполняли свои обещания, начиная с 1918 года, но власть потеряли только в 1991. В других странах, например, в Северной Корее или на Кубе не выполняют до сих пор, ничего, рулить им это не мешает.

Армия, милиция, внутренние войска не захотели кроваво подавлять… Да, похоже, что тогда они не были такими прикормленными, как сегодня, но это не объясняет ни одно событие в Москве 1990-91 годов, за исключением трех августовских дней, как не объясняет поведение начальников в столицах прочих союзных республик.

Одним словом, если в целом экономический провал социализма давно понятен и разобран, то развал Союза так легко не объяснить.

Мне кажется, объяснявшие упускали две важных составляющих – психологическую и культурную. Хенри Хейл в своей очень хорошей статье упомянул пару раз недостаточное доверие между лидерами республик, что приближает нас к психологии людей, принимавших решения. Однако дальше гарвардский политолог не пошел.

Советский Союз с самого начала был диктатурой одной партии, но постепенно люди, знакомые с другими идеологическими воззрениями, не-марксистскими экономическими теориями, сами или с помощью коммунистов умерли, что сделало набор представлений, коими могли оперировать принимающие решения, откровенно узким. Что привело к тому, что уровень принимающих решения начал падать (если надо освоить только один примитивный подход, а не несколько, включая не такие примитивные, шансы пробиться наверх у глупцов заметно выше). Чем глупее правители, тем менее умные им нужны помощники. В итоге система начала отбирать исключительно наиболее тупых (в определенной мере противостояла тенденции только Академия наук да какое-то число одаренных инженеров, деятелей искусства и т.д., но это были скорее исключения).

К 1980-ым руководство страны состояло из глупых людей, которые были настолько глупы, что не слушали даже помощников, когда те говорили здравые вещи. И как у всех глупых людей, у этих были непомерные амбиции (видимо, из эффекта Даннинга-Крюгера должно быть следствие, что чем глупее человек, тем сильнее несоответствие между его амбициями и тем, чего он заслуживает).

Однако дело было не только в бездарных пронырах на республиканском уровне, еще был ужасающий уровень в союзных структурах.

Социалистическая модель настолько плохо работала, что в ней было два типа денег – обычные и т.н. безналичные, которые не надо было печатать, потому контроль за ними был куда менее жестким, они долгое время были по сути абстрактными цифрами на счетах предприятий. Когда коммунисты решили устроить новый НЭП (правильнее было бы “новую НЭП”, но не звучит), они не озаботились наличием в стране двух финансовых систем, что привело к быстрому превращению безналичных рублей в наличные и дикому разгону инфляции.
Поскольку экономические послабления коммунисты давали в полном с марксистской теорией, то они разрешили торговлю, но старались удержать “средства производства”, т.е. производить больше было сложно, а уж производить нечто другое – почти невозможно (разве что кустарным образом), то увеличение денежной массы и большая возможность торговать разогнали инфляцию (вкладывать в производство или недвижимость поначалу было нельзя).
Так что к прежним – старым, обще-социалистическим, – проблемам за время перестройки добавили дополнительные.

Поскольку в Советском Союзе нельзя было направить свою энергию на создание чего-то своего, чего-нибудь нового – в науке и искусстве был марксистский диктат, а частное предпринимательство было запрещено, – то энергия должна была находить выход. И она нашла его в национализме. Поскольку концепции “плавильного котла” не было, да и “интернационализм” существовал исключительно в теории, а на практике же, наоборот, боролись с последствиями того, что Российская империя была “тюрьмой народов”. И помимо коммунистической идеологии была дозволена еще и кастрированная форма национализма (т.е. под контролем КПСС). Но национализм в марксистском изводе был дозволен только территориально-обусловленный (так Сталин написал, вот и следовали): есть хоть автономная республика – можно лелеять национализм, нет – сиди тихо.

Потому не только республиканские партийные элиты, но и массы в какой-то мере подвергались небольшой националистической промывке мозгов. Подъем, а то и создание национальных литератур служило той же цели. Поскольку это мешало контролю из центра, то одновременно пытались всем впарить еще и русскую культуру, как более высокую, более важную и ценную для страны. Такая слегка шизоидная модель, когда конфликтующие представления сталкивались в головах населения ни к чему хорошему не привела: часть начала относиться свысока, с откровенным презрением к национальным языкам и культурам, другая часть начали отвергать (на подсознательном уровне, а потом и сознательно) всё русское.

Покуда деньги распределялись Москвой, как столицей союзного государства, что рубли, что купленное за валюту, т.е. пока внешняя торговля и печатный станок были в руках союзных министерств, власти в союзных республиках слушались. Как только в 1990-м году доходы от экспорта нефти и газа перешли в руки РСФСР, Горбачеву оказалось нечем удерживать части страны.

Секундочку, а почему бы не удержать военной или милицейской силой? Глупость коммунистических элит касалась не только партийной иерархии, но и хозяйственной, и военной, и полицейской, и кгбешной. Когда из рук упустили деньги (экспортные отрасли), то упустили и значительную часть остальных рычагов. И к августу 91-ого, как мне кажется, военные не доверяли руководству Союза в большей степени, чем руководству республик.

Подобно тому, как народ не включал голову во время референдума о сохранении Союза, так и после во время референдумов о независимости головы не включались. Например, в декабре 1991 года в Украине: когда в это время людей в Украине спрашивали поддерживают ли они создание независимой Украины, получали 71% поддержки, потом задавали тем же людям вопрос с упоминанием демократического характера будущего государства и получали аж 82% поддержки, а потом спрашивали, должна ли Украина быть в составе Союза – и возражали только 31%. Дело не в украинцах, а в том, что люди не думали, не анализировали вопросы, не запоминали, что сами сказали минуту назад. Все советские люди были в примерно таком же состоянии. Да и не только советские люди и не только тогда.

В какой-то мере можно обнаружить культурные различия между регионами, где отбор наиболее глупых продолжался 70 лет, и где только 50 (а то и 45): если есть возможность узнать что-то у поколения дедов, которые имели возможность узнать о мире много больше, чем только марксистская интерпретация, то легче перестроиться. Но 50 лет – это практически предел: молодому человеку должно быть лет 16-20, чтобы он мог воспринять какие-то идеи помимо официальных, а если предыдущее свободное поколение старше 70 лет, то передатчиков идей будет слишком мало.

Впрочем если это может объяснить движение на Запад прибалтийских республик и Украины, то почему западные, бывшие польские области Белоруссии не оказали такого же воздействия? Или почему Белорусский народный фронт так быстро сдулся? И почему столь силен про-западный импульс в Грузии и Армении, находившихся в Союзе почти 70 лет?

Или почему эти националистические импульсы не действовали раньше? Пожалуй, на этот вопрос можно ответить, в отличие от двух предыдущих (там, вероятно, играет главную роль моё слабое знакомство с ситуацией): Горбачев начал кампанию борьбы с пьянством, и находившиеся в состоянии алкогольного опьянения или по дороге к нему широкие народные массы обратились к той идеологии, которую им предлагали, как довесок к коммунистической. И каждая секция большого корабля “СССР” начал дергаться в свою сторону.
То есть антиалкогольная кампания Горбачева не только лишила центр финансовых поступлений, увеличила инфляционное давление, т.к. деньги приходилось тратить на что-нибудь другое помимо спиртного, но и помогла росту националистических движений.

Альтруистическое поведение или воспитывается моралью и культурой, или требует понимания общей выгоды. Я не хочу закапываться в анализ эгоизма и альтруизма в советской культуре, потому давайте предположим, что степень альтруизма была средней (это не так, но не будем здесь это разбирать), но для тех, кто рвется на первые места не за счет собственных интеллектуальных способностей, при любом раскладе эгоизм должен значить больше, чем альтруизм, т.к. иначе бы не добрались до вершины. Потому лидеры республик не доверяли друг другу. А понимания общей выходы не было по причине глупости.

Полагаю, что было бы неверным говорить о глупости руководителей бывших союзных республик без того, чтобы пояснить, в чем же они были хороши. Они умели обходить других столь же специфически отобранных конкурентов, ставить подножки тем, кто мог обойти их самих в будущем, избегать ответственности и при этом удерживать власть.
Хуже всего, что в значительной мере система отбора наименее компетентных сохранилась и начала функционировать заново. За исключением стран Балтии и в определенной мере Грузии, мы видим это везде на постсоветском пространстве.
Единственный раз был сбой – когда Ельцин назначил исполняющим обязанности премьера Егора Гайдара. Последний, несмотря на вполне советские образование и предшествующую карьеру, был специалистом уровня выпускника аспирантуры Гарварда или экономического факультета Чикагского университета. Да, он допускал ошибки, но их совершают и нобелевские лауреаты (нет, я не о давно переставшем быть экономистом по складу мышления Кругмане).

Итак, почему развалился Союз? С одной стороны, развал был закономерен, т.к. экономическая модель социализма не работает, плюс происходит одновременный отбор наименее компетентных руководителей, с другой стороны, в конкретном 1991 году могло ничего не произойти, если бы цены на нефть поднялись. Развал союзного государства вытекал из некомпетентности и недоверчивости, запредельных амбиций руководителей республик и подталкивающей к развалу попытки путча.

При этом если бы мы вернулись в 1988-89-90-91 год, логически доказать неизбежность развала СССР мы бы не смогли. В значительной мере это было глупым решением амбициозных, но не умеющих просчитывать развитие событий партаппаратчиков. В большей степени их “хочу быть владычицей морскою”, чем пониманием происходящего.

Какова апостериорная вероятность развала СССР? Примерно, как вероятность встретить динозавра для блондинки из анекдота. Потому что некоторые коммунистические страны не развалились, как не развалились дальше бывшие союзные республики, хотя поползновения выйти из РФ делались несколькими регионами, в том числе во время откровенной слабости центральной власти и отсутствия прикормленного и многочисленного ОМОНа. То есть Советский Союзм мог и не развалиться. Социалистическая экономика в какой-то момент загнулась бы, но как показывает пример Китая или Северной Кореи можно или перейти к рынку, или устроить населению очередной голодомор, но сохранить власть.

Впрочем с заметно более высокой вероятностью можно было ожидать выхода из Союза прибалтийских республик, поскольку Запад не считал их законной частью СССР (и держал их золотые запасы в течение десятков лет, чтобы отдать после восстановления независимости) и поддержал бы их заявку на выход, когда бы она ни прозвучала. Однако и их выход мог случиться не в 1991 году. Если бы экономический рычаг Запад получил на 5 или 18 лет позже (или раньше), то и независимость они получили бы позже (или раньше), но на этом Запад мог на этом свои требования к советскому руководству и ограничить.

Читая “Expert Political Judgment: How Good Is It? How Can We Know?” Филипа Тетлока, поневоле соглашаешься, что оснований для того или иного развития событий может быть довольно много, аргументы есть как за, так и против, главное – не стесняться искать, не ограничивать себя только тем, что подтвержает твою теорию.
Подобно экспертам, опрошенным Тетлоком, я не смог бы предсказать то или иное политическое событие. Потому что в большинстве случаев за политическими событиями стоят не законы (истории, “развития общества” и т.д.), а случайное стечение обстоятельств и когнитивные искажения, свойственные тем, кто в какой-то момент в каком-то месте оказался главой страны или одним из наиболее влиятельных людей.
Нет ничего постыдного в результате примерно равном тому, что делает метафорический шимпанзе, бросающий дротики (компьютерная модель случайного выбора вариантов). Скорее стыдно должно быть тогда, когда начинаешь воображать себя много лучше этого шимпанзе и придаешь своим идеям сверх-ценное значение. Например, теории, почему развалился Советский Союз 🙂

This entry was posted in Uncategorized and tagged , , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s