О душе

Читаю новую (2015 г) книгу Мэтта Ридли (между прочим Пятого виконта Ридли! 🙂) The Evolution of Everything: How Ideas Emerge. Книга оставляет двойственное впечатление: с одной стороны, в ней огромное количество информации из самых разных сфер (но в части случаев автор не приводит точные источники, что здорово напрягает), с другой, материал подан поверхностно, т.к. некоторые принципиальные работы не упоминаются, а в том, что упоминается порой явно заметна ошибка подтверждения. Тем не менее книгу стоит прочесть.

В одной из глав натыкаюсь на рассуждения о концепции души и свободной воли. И останавливаюсь… Да, душа не научная концепция, но что это такое? Совпадает ли она с концепцией личности?

Что мы имеем в виду, когда говорим о душе, которая болит, страдает, алчет, куда-то рвется, чем-то недовольна? Определить значение термина мы вряд ли сможем, но давайте заглянем в словарь. На мой взгляд, третье определение – “внутренний психический мир человека”, – наиболее близко к современному пониманию (для говорящих на русском), но явно недостаточно и совсем не научно. Особенно в свете того, как легко нам понять многочисленные пословицы, афоризмы и метафоры, в коих упоминается душа, несмотря на то, что для авторов значительной части этих цитат значение было совсем иным, чем для нас, живущих в XXI веке.

Если выделить наиболее частые обстоятельства, когда мы говорим о душе (без учета идиом типа “ни души вокруг”), то две сферы будут выделяться особенно сильно – этическая и эстетическая. Когда мы восторгаемся эстетически мы говорим о душе, но эстетическое отвращение чаще описывается в физиологических терминах. В этической плоскости следует выделить, во-первых, всю религиозную сферу, а во-вторых, суждения касательно других людей, и, в-третьих, рефлексию.

Можно отметить, что и религия, и осуждение окружающих, и копания внутри своих мыслей и поступков в какой-то мере описываются термином “совесть”, хотя и часто упоминаются в контексте “души”. При этом мы четко понимает, что душа не равна совести, а совесть – душе. Понятия вроде бы связанные, но разные.

Определения совести еще менее точны, чем определения души. Тем не менее практически все (за исключением социопатов) понимают, о чем идет речь.
По сути совесть – внутренний механизм проверки соответствия действий и мыслей человека со стандартами общества, к коему он принадлежит. И если так можно выразиться, совесть похожа на зал судебных заседаний, расположенный в здании души.

Проблема души с точки зрения современной психологии в том, что душу не объяснить, а коли так, не может быть определена.
Наивные попытки найти материальных субстрат души с треском провалились, как все попытки научными методами подтвердить правоту религиозных текстов и, в меньшей степени, воззрений.

Таким образом мы оказываемся в анекдотической ситуации, когда “задняя часть тела” есть, а обсценного слова для нее нет: каждый знает, что такое совесть и душа, но согласно науке нет ни того, ни другого.

Давайте очередной раз обратимся к двух-процессной теории сознания, представляющей наличие двух неравных частей – мощной, быстро включающейся и способной долго функционировать автоматической, но не всегда логичной “системы 1” и медленно включающейся и быстро устающей, зато полностью рациональной “системой 2”. Эта теория позволяет объяснить не только наши ошибки и когнитивные искажения, но и возможность внутреннего диалога.

Обычно логичная “система 2” должна находить оправдания для действий “системы 1”. И ей удается найти, но иногда, например, если использовалось гипнотическое внушение, невидимое для “системы 2”, последняя для рационализации действий, совершенных по приказу гипнотизера, начинает изобретать какие-то сложные, не имеющие ничего общего с настоящей причиной действий, “объяснения”.
Можно сказать, что в ряде случаев “система 2” выполняет функции пиар службы для “системы 1”. В недавнем прошлом это называлось рационализацией – поиском разумных оправданий для неразумных действий, но эти оправдания не имеют ничего общего с подлинными причинами и мотивами оных действий.

Я бы рискнул с помощью различий между быстрой, автоматической, но недоступной для рефлексии “системой 1” и рефлектирующей “системой 2” объяснить “эксперимент Либета” (ударение в фамилии на “и”), являющийся одним из краеугольных камней научной критики свободы воли. Ведь если потенциал действия возникает до того, как человек “понял”, что “принял решение”, значит человек не решает. Как полагал Либет и его сторонники. Но если у нас в сознании две части и та часть, что имеет возможности для рефлексии, т.е. осознания происходящего в наших мыслях, более медлительна, то мы понимаем, что именно решили позже, чем принимаем решение, т.е. временной лаг, обнаруженный Либетом в эксперименте показывает только задержку между процессами в системах 1 и 2 и ничего сверх.

Согласно удачному сравнению Джонатана Хайдта, “система 1” похожа на слона, на коем как маленький наездник сидит “система 2”. Тем не менее, мне кажется, что в “системе 1” происходит не один процесс одновременно, а множество, из коих только единичные мы способны заметить с помощью “системы 2”. Потому лично мне более точной кажется метафора с целым стадом слонов, но в ее поддержку я не могу привести ни одной научной статьи или ссылки на авторитетного ученого.

Если мы предположим, что в автоматической части сознания есть множество не особо связанных между собой частей (стадо слонов и овец), то душа – это только несколько из них, кои доступны для рефлексии со стороны “системы 2”.

Выше упоминалось, что к душе имеют отношение только наши этические и эстетические переживания. Однако не только слова “этика” и “эстетика” похожи, но и то, что заставляет нас поступать по совести и замечать красоту, – наша смертность. Если бы человек был бессмертным созданием, не было бы потребности ни создавать произведения искусства, ни замечать красоту мира. Красота имеет значение, если она кратковременна, если мы можем лишиться ее, не увидеть завтра или через год. Потому мы восторгаемся красотой в отпуске, во время туристических поездок, а в обычной жизни не замечаем изменений в природе, или отделываемся дежурным “Like” под фотографиями того, что вызвало восхищение наших виртуальных друзей.

Terror Management Theory имеет много экспериментальных подтверждений того, как меняется поведение людей после напоминания о смертности в этической плоскости, но есть и подтверждения влияния на эстетические предпочтения (в пользу классического искусства и против абстрактного). Хотя исследователи и не доходили до столь наглых заявлений, как предположенные в предыдущем абзаце.

Человек знает о своей смертности. Вроде бы другие животные, хотя и понимают отличия мертвого от живого, о собственной смертности не знают (во всяком случае в лабораторных условиях показать это пока не удалось). Это знание дает нам повод не только анализировать происходящее с целью добиться выгод для себя или представить самого себя в наилучшем свете, но и успеть отгородиться от страха смерти моральными поступками или эстетическими восторгами. Эти защитные слои сознания, возникшие при взаимодействии некоторых процессов в “системе 1” и соответствующей рефлексии “системы 2”, и образуют то, что мы обычно называем душой.

Так что душа не совсем антинаучное понятие 🙂

This entry was posted in Uncategorized and tagged , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s