Мимолетности

В сложных обстоятельствах позвоночник прямым удерживает то, чего достиг безо всякой посторонней помощи, невзирая на противодействие.

Чрезмерное – сомненья вызывает: не с нами ведь случается оно. Иначе бы чрезмерным не назвали.

У необычного есть легкий привкус чуда. Его как искру можно мысли смыть водой или раздуть горячим ветром веры.

Без умиленья может быть любовь, но умиленье без любви не вызревает.

В опасно темный час перед рассветом, когда вот-вот и станет всем светлее, и умирают лучшие надежды. Ведь только тот, кто пережил рассвет, способен оценить, что то – начало было, а остальные сгинули во тьме.

Мы меньше замечаем, что вокруг, в моменты самозабвенной отдачи какой-нибудь глупости. И чем глупее занятие, тем самозабвеннее мы.

Коль нет в любви хоть пары нот от солнечного тихого сентябрьского дня, то вся она – дешевая истерика.

Не сам поступок раскрывает дурака, но привлечение вниманья. Будь тише и скромнее, никто и не заметит, что дурак.

Наследники – хуже всего понимающие творца люди. Понимающие же себя наследниками не называют.

лилово-серых туч бег строго на восток как мотылька стремленье – прямо в пламя… А впрочем солнце тучам не угроза, в отличие от столкновенья с облаками.

Ручей настолько полноводен после ливня, что направление теченья не понятно. И мы, когда эмоций много, по жизни движемся, но вот куда, не знаем.

Любовь без знания – обман. Не любим тех, кого не знаем. Хоть кажется, что можем полюбить. Гормоны создают фата-моргану.

This entry was posted in Uncategorized and tagged . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s