Безликость современных изобретателей

Принято говорить, что мы живем в век инноваций, но давайте проведем мысленный эксперимент: выясним, в каком веке было больше крупных инженеров-изобретателей.

При знаниях в пределах средней школы можно вспомнить довольно много инженеров и изобретателей условно говоря XIX века (на самом деле примерно со второй половины XVIII и до конца XIX века): Уатт ( паровая машина), Харгривс (прялка Дженни), Брама (гидравлический пресс), Стефенсон (паровоз), Фултон (пароход), Уитни (хлопкоочистительная машина), Бессемер (производство стали), Дагер и Люмьер (фотография и кино), Вестингауз (железнодорожный тормоз), Фарадей и Дэвенпорт (электродвигатель), Зингер (швейная машинка), Белл, Тесла и Эдисон (телефон, телеграф, электроприборы), Даймлер и Бенц (двигатель внутреннего сгорания), Маркони (радио).

В XX веке столь же крупных фигур заметно меньше: братья Райт (самолет), Зворыкин (телевидение), Сикорский (вертолеты), Королев и фон Браун (ракеты), американские и советские изобретатели ядерного и водородного оружия… Еще сколько-то создателей или директоров компаний, известных своими инженерными разработками, и разработчиков какой-то популярной версии известного продукта…
Из этого можно сделать ошибочный вывод, что позапрошлый век был более богат на изобретателей, чем век нынешний или прошлый.

Дело не в том, что все крупные индустрии были созданы в XIX веке и на более позднее время ничего не осталось. Многое появилось относительно недавно, но наши знания о творцах перемен куда более приблизительные. Попробуйте, например, сказать, кто изобрел сотовый телефон? Нет одного имени, но есть множество практически безымянных инженеров в разных компаниях. Или кто создал интернет-индустрию? Даже у интернета, как технологии, нет одного-единственного отца: Дэвис, Пузен, Кан, Робертс, Клейнрок, Серф, Аппельман, Вышнепольский – многие приложили руку, но на порядки больше остались безымянными.

К чему я виду? Мы можем (вернее – согласны, готовы, не ленимся) запомнить не так много информации вне области нашей работы или хобби, потому запоминаем в основном наиболее выделяющиеся факты, выдающихся людей. Потому если мы не можем вспомнить пару названий и имен, нам кажется, что не знаем ничего.

То, что дело в узости нашего восприятия, а не более гениальных изобретателях прошлого можно показать на примерах.
Например, швейная машинка была изобретена не только Зингером: самый важный компонент ее – челночный стежок, – был изобретен Хоу, что было доказано в суде, потом Зингер объединился с Хоу. Зингера мы помним из-за названия компании, а вот имя Хоу известно только тем, кто интересовался вопросом.

Другой показательный пример – телевидение. Зворыкин работал на Radio Corporation of America, первый патент оформил в 1923, патент на цветное телевидение в 1928, а в 1931 разделил оригинальный патент на два. Но катодные лучи открыл англичанин Томсон, первым сделал электронно-лучевую трубку немец Фердинанд Браун, здорово усовершенствовали Борис Розинг (учитель Зворыкина) и венгр Калман Тиханый (не уверен, как произносилась его фамилия – Tihanyi)… Независимый американский изобретатель Фарнсуорт создал и запатентовал в 1927 альтернативный вариант, в чем-то уступающий, а в чем-то превосходящий систему Зворыкина. Поскольку в суде Фарнсуорт сумел доказать, что за зворыкинским патентом 1923 года не было работающей системы, то победа досталась ему.

И практически тот же самый феномен, когда множество мало известных, а то совсем неизвестных инженеров, техников, изобретателей, внесли куда больший вклад, чем “титульный” или числящийся таковым изобретатель, можно обнаружить практически во всех важных технических изобретениях.

Инновации – многогранный процесс, чья особенность – маленькие шаги, кои делают не только “звезды”, но и множество менее знаменитых людей. Чем больше этих людей с разными идеями и подходами, продвинувших технологию на шажок или меньше – всего на миллиметр! – но вперед, тем фантастичнее будет прогресс. Но чем больше участников инновационного процесса, тем меньше шансов, что чей-то конкретный вклад будет столь заметен, чтобы привлечь к себе всеобщее внимание.

Ограниченные знания уводят в сторону. Потому нам с одной стороны проще согласиться с теми, кто говорит о веке инноваций, а с другой, мы помним в основном отдельных изобретателей прошлого, но не знаем практически ни одного современного инженера с сопоставимым вкладом тому, что сделали изобретатели XIX века.

This entry was posted in Uncategorized and tagged , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s