Про ум на лестнице и дырку в голове

Наверное, каждый испытывал момент так называемого “остроумия на лестнице”, когда хорошая мысль или язвительный ответ пришли в голову, когда мы уже покинули площадку спора. Дени Дидро поймал себя за таким чуть-позже-чем-нужно прозрением на лестнице, его запись и зафиксировала название феномена. То, что не только философам свойственно такое, подтверждает и присутствие в фольклоре шутки про желание быть таким умным, “как моя жена потом”.
Aposteriori мы куда умнее в собственных глазах и удивляемся, как получилось, что не продемонстрировали свой великий ум в нужный момент?

Если согласиться с правотой двух-процессной теории сознания, предполагающей наличие двух неравных частей (или правильнее было бы сказать “потоков мыслей”, ибо речь все же о большей или меньшей пропускной способности и сопутствующей обработки информации): более мощная, автоматическая, но не строго логичная часть (“система 1″), и куда менее мощная, медленная, ленивая, но зато логичная “система 2”. Если представить мощь и размеры слона, на коем сидит маленький наездник, это будет удачной метафорой, отражающей ситуацию. Потому Джонатана Хайдт предложил называть “систему 1” – “слоном”, а “систему 2” – “наездиком” (elephant and rider).

“Слон” подвержен влиянию эмоций. Если запустились последние, словно острый перец попал под хвост слону – помчится не разбирая дороги, громко трубя и представляя опасность, как для окружающих, так и для себя. В споре не всегда получается оставаться спокойным, но тот, кому это удается, имеет лучшие шансы найти более удачные ответы, т.е. разбить оппонента.
Мы проигрываем в споре, когда его ведет наш “слон” с чужим “наездником”. Как только мы вышли на лестницу, из кабинета начальника, курилки, гостей, интернет-чата, эмоции спадают и вместо неразумного “слона” возможность аргументировать переходит к разумному “наезднику”. Он бы запросто выиграл спор или хотя бы не проиграл так быстро и позорно, но дело сделано, исправить результат уже не в наших силах.

Однако двух-процессная система удобна для объяснения и других особенностей нашего мышления. Например, странной забывчивости. Безусловно, механизмы памяти крайне сложны и не могут быть втиснуты в дилетантское эссе, но, как я подозреваю, в большинстве случаев, когда мы забываем о чем-то, проблема не в памяти, а в нашем сознании.

Поскольку большую часть времени мы функционируем “под управлением” “слона”, то на многие события, выбивающиеся из рутинного хода вещей, все неожиданное, – если оно не испугало нас, – практически не обращаем внимания, не замечаем его. Поскольку цель “слона” – экономия мыслительных ресурсов, значит не нужно воспринимать лишнюю информацию.

Второй момент – неправильная оценка информации. Поскольку “слон” лишь приблизительно логичен, т.е. использует эвристику, которая в большинстве случаев срабатывает, но отнюдь не всегда, то какое-то количество важных вещей, кои следовало бы запомнить, наше сознание отправляет в корзину “ненужное”. Так что мы и не запоминаем.

По той же причине и не вспоминаем запомненное: “слон” продолжает управлять ситуацией, когда давно должен был передать “управление” “наезднику”. Последний бы обратил внимание на часы и сделал то, что требуется, но “слон” часов не замечает… В итоге мы обнаруживаем, что вроде бы с утра собирались, а когда пришло время – не вспомнили о собственных намерениях.

Еще один повод “забыть”: если “наездник” продавливает какое-то неприятное “слону” действие, то последний с большой вероятностью “забудет” о том, чтобы вовремя начать. Чем больше давление оказывается на “слона”, тем чаще он будет саботировать все, что только возможно.
Более того, можно предположить, что долгий и интенсивный конфликт между “наездником” и “слоном” приведет к неврозу. Но подчеркну – только предположить, т.к. никаких подтверждений в научных статьях я не встречал. Может быть, их обнаружат, а может и нет.

Теперь давайте попробуем разобрать сложный вопрос – почему мы, люди, фантазируем. Рискну предположить, что фантазирование – самая частая форма сознательной деятельности. Мы, люди, думаем крайне редко, наши интеллектуальные ресурсы исчерпываются быстро, а фантазировать нам не надоедает. Что означает, что за данную сознательную активность отвечает “система 1”.
Но где же логика: фантазии снижают нашу внимательность, тем самым повышают риск нарваться на неприятности, то есть никакого эволюционного смысла в том, что мы фантазируем нет. Что должно означать, что данная форма поведения должна была исчезнуть. Тем не менее она никуда не исчезла. Почему?

Потому что, очевидно, приносит какую-то выгоду. Эволюционную выгоду. Какую? А о чем фантазируют люди? Думаете, что мои фантазии принципиально отличаются от Ваших? Отличаются, весьма вероятно, но в деталях, а не принципиально.
Взгляните в мир чужих фантазий, что Вы там видите? Как не умеете читать мысли других? Это к делу не относится. Речь шла исключительно о фантазиях других людей. А об этом мы знаем! Откуда? Из того, какие книги и фильмы в больших количествах потребляются массами: что люди много смотрят или читают, то и характеризует их подсознательные желания и потребности – детективы, дамские романы, романтические комедии, боевики, бесконечные с головокружительными перипетиями (за гранью шизофрении и окончательного разрыва со здравым смыслом) сериалы, порно, боевики и приключенческие ленты.

О чем говорит нам этот список? О том, что мы не любим думать (не удивительно – при ленивом-то “наезднике”), и о том, что нам нравится ассоциировать себя с героем или героиней. Именно в этом функция фантазии – она поднимает нам самооценку. Чем меньше достижений настоящих, тем круче всё в мечтах, фантазиях и грёзах.
Да, грезить наяву опасно, но конфликт для поднятия собственного социального статуса был бы еще опаснее в эволюционном смысле. Так что перенос мести или спора в собственное воображение, или даже фантазии на приятные, повышающие самооценку темы оказываются эволюционно выгодными.

Видимо, именно так и стоит относиться к себе, когда замечаю, что почти всё время пребываю среди глупых грез: я фантазирую, следовательно мне плохо, я чего-то боюсь, что-то меня тревожит, беспокоит, расстраивает. Что именно и как я могу исправить ситуацию?
Если же нет сил анализировать и бороться, надо расслабиться и воспринимать фантазии не как свидетельство собственного маразма или впадения в детство, но как психотерапевтическую процедуру.

Двух-процессная теория сознания позволяет объяснить многие особенности человеческого поведения. Что – в свою очередь – делает ее более солидной и близкой к реальности. Во всяком случае, пользоваться ею для объяснения того, что происходит с людьми, крайне удобно 🙂

This entry was posted in Uncategorized and tagged , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s