Болтуны на службе у дьявола

Английский советолог Эндрю Монахан (Andrew Monaghan) подчеркивает отличия своей позиции с большинством западных авторов, пишущих о ситуации вокруг России и российской войны в Украине. В майской статье он выделяет несколько пунктов:
– метафора “новой Холодной войны” неточна и мешает глубокому анализу ситуации, например, тактике и новым подходам действий российской армии и спецназа;
– вообще ситуация во времена Холодной войны в корне отличалась от нынешней;
– существует различие между либеральными западными ценностями и консервативными ценностями России, укорененными в христианстве и других мировых религиях;
– сравнения действий РФ с аншлюсом Австрии или вторжением в Чехословакию после Мюнхенского сговора;
– аналогии с нацистами плохи тем, что лишают европейскую дипломатию множества рычагов и механизмов;
– да и с Советским Союзом сравнивать нельзя;
– следует заново пересмотреть концепцию европейской безопасности, приняв во внимание страхи и опасения РФ;
– поскольку РФ будет перевооружать свою армию, тотального превосходства НАТО уже не будет, засим смотри предыдущий пункт;
– возможности Запада анализировать ситуацию вокруг России в последние десятилетия существенно снизились, что делает трудным предложение реалистичной стратегии и повышает шансы на принятие ошибочных решений.

Одним словом, поверхностная аналогия сегодняшнего положения дел с Холодной войной – главный источник европейского непонимания России и принятия неверных решений.

Назвать набор банальностей и штампов научным анализом невозможно. Но и в принципе статья Монахана лишена главной характеристики научной работы – интеллектуальной честности.
Если проводящий лабораторные эксперименты или анализирующий статистические данные получает грант от кровно заинтересованной в результатах структуры, ученый должен отметить это, но непредвзятость выводов проверяется на тех же самых данных.
Когда же болтология подается под видом анализа, но не фактов, а идеологических установок, умолчать о собственной предвзятости – продемонстрировать интеллектуальную бесчестность. Такое нельзя игнорировать или простить. Эндрю Монахан участник т.н. Валдайского клуба, т.е. какие-то деньги или подачки от Кремля получал. О чем он предпочитает умалчивать.

Теперь перейдем к возражениям по пунктам.

Да, СССР 1950-начала 1980-ых годов отличается от РФ начала 21 века, да Европа (и Штаты) здорово изменилась за последние 50 и даже 25 лет. Но метафора – никогда не предполагает фантастическую точность, она сводится к образу, который экономит время, необходимое для поверхностного понимания.
Ни одна ситуация в истории мира не была идентична другой ситуации. Если бы Монахан возражал против любого использования метафор в истории, против любых исторических параллелей, его подход можно было бы понять (не обязательно принимать, но хотя бы это было честно). Поскольку он не предлагает отказаться от всех метафор, но только одной-двух, выставляющих кремлевскую клику в неблагоприятном свете, мы должны отметить его интеллектуальную нечистоплотность.

Напомню, что статья майская, т.е. автор должен быть в курсе тактики российского спецназа и лугандонских террористов во время боев за Донецкий аэропорт и попыток взять Мариуполь. О какой эволюции военного нарратива можно говорить, о каких изменениях в тактике и стратегии, когда демонстрируются подходы времен Второй Мировой, причем в не самом их лучшем виде.
Я даже не уверен, что можно говорить об отличиях вышеупомянутых действий российской армии и бандитов от действий советской армии в плане постоянного вранья. В советской армии больше врали политруки, чем командиры, но за политруками и СМЕРШем всегда было последнее слово, так что согласиться с байкой про офицерскую честь в СССР не рискну. Были отдельные честные офицеры, но в массе – увы 😦
Операции спецназа и в советское время, например, в 1979 году, бывали весьма успешными и не сводились к лобовой атаке на пулеметы. Так что Монахану следовало бы или уточнять, какие именно операции и по какой причине, он полагает за новое слово в военной науке, или не поднимать тему, если не способен говорить конкретно.

Прежде, чем говорить о либеральных ценностях Запада, давайте попробуем оценить степень консервативность взглядов российских властей. Консерватизм можно оценивать с двух точек зрения – экономической (laissez faire, т.е. невмешательство государства в бизнес) и религиозных традиций. Как все понимают, консерватизм российской власти в экономике отражается только в том, что ничего не допускается, всё подавляется и государство должно контролировать абсолютно всё, т.е.никакие инновации в принципе невозможны. Можно ли оценить современную РФ, как страну традиционных христианских ценностей? С точки зрения запрета гомобраков – да, но в Библии они не упомянуты, а библейский запрет на мужеложство из российского УК убран. Традиционные христианские ценности – нестяжательство, скромность и умеренность жизни, неприятие воровства, лжи, распространения слухов, прелюбодеяний, – ничего этого и близко нет в повестке дня кремлевских жуликов и их холуев.
Да и не будем забывать, что согласно Конституции РФ церковь отделена от государства, т.е. ссылки на христианство (ислам, буддизм и иудаизм) не могут полагаться за фундамент для государственной политики.

Теперь вернемся к либеральным ценностям Запада. Под влиянием леваков западные СМИ и элиты сузили понимание либеральных ценностей до свободы ПОЛИТКОРРЕКТНОГО слова (и только его!) и прав УЩЕМЛЕННОГО ИЛИ КАК-ТО ПОСТРАДАВШЕГО человека (плюс тех, кто оным сочувствует). Ни свободы слова, ни прав человека ДЛЯ ВСЕХ лево-либеральные взгляды не допускают. Если мы начинаем истолковывать свободу митингов и собраний, как поддержку только “голубых” и мусульман, то получаем на 50% либеральную РФ: для мусульман и улицы, и площади всегда открыты, если надо и в Москве перекроют движение для празднования ураза-байрам. С другой стороны, сходные поблажки, почти вседозволенность и принадлежность к “гражданам первого сорта” касаются и российских православных, что повышает степень либеральности РФ в два раза, сравнительно с Европой.

Можно ли сравнивать аннексию Крыма с аншлюсом Австрии или аннексией Судет? Если мы не отказываем себе в праве сравнивать два исторических события, то сходств обнаружится достаточно: якобы защита прав соотечественников, якобы ущемлялись носители языка, тоже якобы не хотели войны, тоже большинство в захваченных регионах принадлежали к той же культуре, что и агрессоры. Если Монахану не нравится, что такие сравнения формируют негативное западное общественное мнение по отношению к Кремлю, надо показать, чем именно отличается одна аннексия от другой и что данные различия принципиальны.
Если бы в конце 1938 года Гитлер получил по носу, то весьма вероятно, что в сентябре 1939 он бы не посмел развязать Вторую Мировую. Крайне хорошо, что ВВХ остановили на том этапе, где не смогли остановить Гитлера.

Поскольку именно широкое согласие западного общественного мнения со сравнением Путлера с Гитлером помешала Европе пойти по чемберленовскому пути, Монахан должен указать, какие именно механизмы сейчас не могут использоваться, и в чем их уникальные достоинства. Хотя бы на примере “замирения” Кремля после нападения на Грузию в 2008. Мол, удачно договорились и РФ больше ни на кого не нападала.

Следует ли принимать во внимание беспокойства одной или другой страны по поводу собственной безопасности? Ни малейших сомнений: безопасность превыше всего. Только я не могу представить себе, чтобы в нормальном суде грабитель или убийца смог оправдаться тем, что он так боится женщин, что должен был ограбить старушку или изнасиловать и убить школьницу.

Является ли Россия частью европейской системы безопасности? Разумеется! Но роль РФ в этой системе – то, что она является прямой и явной угрозой для европейской безопасности.

Насколько реальны шансы на повышение российского военного потенциала? Судя по уровню инноваций (то-ли нулевой, то-ли отрицательный), запредельной коррупции и способности российской армии воевать как 35-60 лет назад, волноваться не стоит. Но именно устаревшие представления кремлевской клики о стратегии и отношения к людям, означают высокий риск дурных, неспровоцированных нападений, в коих главное – пролить как можно больше крови (пусть и своих солдат), дабы внушить представление о собственной смелости и крутизне. Безусловно, никого это не убедит, но с сумасшедшими дикарями Запад иметь дело не любит, потому скорее всего добивать не пойдет, что можно будет представить как “большую победу российского оружия”.

Апологеты путлеровского режима на Западе давно ведут себя точно также, как российские пропагандисты: предлагают “вникнуть”, “лучше понять”, “разобраться”, “не решать сгоряча”, “не принимать скоропалительных решений” – главное заболтать процесс, не дать принять хоть какое-то решение, внушить сомнения в собственном моральном праве судить и действовать, найти болевые точки (прежние ошибки, хотя бы и мнимые – не суть важно), давить на жалость… Эта тактика леваков уже приносила свои плоды: когда американские суды в 1960-70-ые годы повелись на сказки о трудном детстве и наследии рабства (подумаешь – какие-то 100 лет прошли после его отмены!), то количество оправданных или даже сразу после ареста отпущенных преступников подскочило в разы, что привело к большой волне криминала, что означало огромное количество убитых (все суды Линча и близко не подошли к такому количеству жертв).

В 1967-69 годах начался рост числа убийств относительно прежних значений соответственно на 1-1.5-2 убийства в год больше, чем максимальная оценка за предыдущие годы. При американском населении тех лет в 198 – 202 млн, мы получаем: 2000 + 3000 + 4000 тысячи ДОПОЛНИТЕЛЬНЫХ убийств в год. Всех жертв судов Линча с 1882 по 1968 было 4743. И чтобы не казалось, что в 1970-ые преступность пошла на спад, диаграмма:

Homicide rate US 1950-2000

Взята отсюда.

Так что в 1975 число жертв в следствие такой лево-либеральной политики можно оценить в примерно 8000, а в 1980 – в более, чем 11 тысяч. Так что тысячи убитых в результате следования лево-либеральным установкам, не позволившим Западу остановить Кремль раньше, чем тот успел развязать войну в Лугандонии, не первые жертвы “вникания в психологию преступника, его нужды и потребности”.

Разумеется, обвинять Эндрю Монахана в убийствах и изнасилованиях, совершенными бандитами и террористами на востоке Украины, нельзя. Он не виноват в преступлениях, он всего лишь старается замедлить изменение политики западных стран, которые могут остановить новые жертвы. Этически он не лучше пропагандистов с российских государственных телеканалов, но этика его явно не беспокоит. И таких как Монахан полно. Не только среди псевдо-экспертов Валдайского клуба.

This entry was posted in Uncategorized and tagged , , , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s