Рацио и романтика

Бывший профессор университета Чикаго и нынешний директор берлинского Института развития человека им. Макса Планка Герд Гигерензер (Gerd Gigerenzer) – один из наиболее интересных и продуктивных европейских психологов. После полудюжины его статей добрался до его последней книги Понимать риски. Как принимать правильные решения (“Risk Savvy: How to Make Good Decisions“). Книга замечательная, настоятельно рекомендую (вроде бы готовится и русский перевод, но вряд-ли в этом году).

Одна из тем, затрагиваемых Гигерензером, – выбор пары. Читателям предлагается такая история:
Некогда султан Салладин решил найти себе мудрого советника, он просил кандидатов решить задачу выбора невесты, за которую султан давал запредельно большое приданное (“решишь – она твоя, нет – кинут на растерзание зверям”). В комнату по очереди, в случайном порядке входят девушки, каждую из которых можно спросить, какое у нее приданное, после ответа надо или выбрать девушку, или она уйдет, чтобы больше не вернуться. Всего 100 девушек.

Стратегия, с которой согласен автор книги, называется “правило 37%” (поскольку 1/е=0.37): надо спрашивать каждую из первых 37 девушек, какое у нее приданное, запоминая только самое большое, после чего надо выбрать первую девушку с приданным большим, чем самое большое среди первых 37. Такой подход фактически поднимает вероятность с 1/100 до почти 1/3.

Принципиально, что сценарий по мнению интерпретирующих, включая Гигерензера, предполагает более-менее равномерное (например, гауссовское) распределение размеров приданного. Потому как в случае резких отличий того самого, искомого приданного от прочих (допустим, если 99 имеют разброс от 1 до 50, а сотый = 500), предлагаемый вариант явно не срабатывает. Поскольку второй по величине размер приданного (как и третий или десятый) в задаче султана означают смерть.

Но если методика не годится для советника Салладина, то она вполне годится для простых смертных.

Когда мы рассматриваем сценарии, в коих присутствует неопределенность (не вычисляемый риск, но именно неполнота информации, ко всему еще и не известно, какой именно информации не хватает или о чем), поиск наилучшего может тянуться до бесконечности, т.е. никогда ни к чему не приводит.
Английское слово “satisficing” переводится как “удовлетворяющее”, т.е. выбор достаточно хорошего, а не поиск самого лучшего. Гигерензер считает намного более эффективным поиск удовлетворяющего партнера, а не идеала или абсолюта.

Самая опасная ловушка для ищущих свой половинку – мнимая бесконечность выбора: кажется, что где-то там есть еще более удачный (красивый, умный, богатый, сексуальный и т.д. и т.п.) вариант. С точки зрения теории вероятностей это так. Но Гигерензер подчеркивает, – и в этом с ним трудно не согласиться, – что в отличие от лотереи поиск мужа/жены определяется неопределенностью.

Выигрыш в лотерею отличается от брака тем, что приз не имеет априорных требований, кому он должен достаться и на каких условиях, а в отношениях – “мы выбираем, нас выбирают”…

Количество людей на “брачном рынке” велико, но еще важнее, что постоянно появляется кто-то новый (а кто-то исчезает с “рынка”). То есть ситуация меняется, количество вариантов кажется бесконечным. В смысле, что дойти до конца можно только на данный, конкретный момент, но завтра или даже через час может появиться “принц на белом коне” или “супер-модель”. Что заставляет зависать в ожидании лучшего практически навсегда.

Я даже не хочу начинать обсуждение того, что мы, такие какие мы есть, т.е. вполне себе обычные люди, можем не удовлетворять требованиям “принца” или “модели”. Достаточно и того, что поиск наилучшего варианта – это путь в никуда, поскольку всегда будет подозрение, причем довольно обоснованное, что есть (и вот-вот появится!) еще более удачный кандидат/ка.

Если мы становимся настолько зрелыми, что перестаем мечтать о принце/модели и начинаем думать о создании настоящей семьи, то надо определить, по каким критериям оценивать потенциальных женихов или невест.

Я понимаю, что у каждого из нас наличествует свой набор требований, предпочтений, пожеланий. Только в обсуждаемом списке есть одна, редко замечаемая проблема: нам трудно идентифицироват, какая черта важна для нас лично, а какую мы включили в список, копируя подругу или уступив маме?

Рискну предположить, что одной из причин частых разочарований в выборе романтических партнеров является концентрация на том, что не критично, на поверхностных характеристиках. Разумеется, внешность важна. Как и физическая привлекательность второй половины, но чем большее значение придается внешности или формальным признакам, тем меньше шансов обратить внимание и на внутренние характеристики (мы сами себя задаем рамки и перестаем замечать остальное).

Если отталкиваться от концепции “достаточно хорошо, чтобы прожить жизнь вместе”, то, пожалуй, стоит сконцентрироваться на том, что для Вас лично критически важно (помимо базового уровня привлекательности и нормальных человеческих качеств – способностей учиться новому и соглашаться, умения прощать).

И как Вам определить, что на самом деле важно? Например, вспомните, что какие самые яркие впечатления были за последний месяц-два, коими очень хотелось поделиться, или то, без чего не может прожить и месяц, или чего с нетерпением ждете полгода. Последний пункт для всяких сезонных и отпускных занятий.
У того, у кого нет возражений против любого из пунктов и кто готов разделить часть (а лучше – почти все!) из них – должен рассматриваться как подходящий.
Если же он/а по всем перечисленным пунктам лучше, чем все предыдущие, кого смогли вспомнить, то стоит попытаться построить отношения.

Подчеркиваю, находить совпадения с квазимодо из паноптикума или экспонатом для кунсткамеры незачем. Как и спрашивать подруг/друзей или родню.

Вместо того, чтобы искать принца/принцессу, надо искать того/ту, с кем легко и приятно. Таких людей заметно больше, чем принцев и принцесс, да и шансов, что они будут довольны Вами, на пару-тройку порядков больше.

Почему же так много людей так долго находятся в поиске? Полагаю, из-за обмана самих себя: они не подходящего партнера ищут, а недостижимый идеал.

Если мы вспомним о двух-процессной теории сознания, в коей мощная автоматическая иррациональная часть (“слон“) почти не контролируется небольшой логичной частью (“наездником“), то затянувшийся поиск означает, что наш “слон” не заинтересован. Потому надо переключиться на рациональное мышление и выбирать с помощью “наездника”, концентрируясь на удовлетворяющем, а не идеальном совпадении.

Гарантирует-ли данная стратегия успех? Нет. Когда мы говорим о сферах неопределенности, нет и не может быть ни одной стратегии, гарантирующей успех (т.к. у нас нет знаний о ситуации, включая в какую сторону и с какой скоростью она может начать изменяться в будущем). Описанный подход уменьшает число ошибок, которые совершает “слон”. В этом, конкретном вопросе. А не вообще.

После пары неудачных попыток можно попытаться проанализировать: мешает тоже самое, что раньше, или нет? Если тоже самое, скорее всего мы продолжаем лгать самим себя и ищем идеал с помощью лишенной логики автоматической части сознания, а не того, кто подходит, с помощью рацио. Если же ошибки другие (и мы не намеренно называем новым словом старую проблему), то, быть может, хорошо бы убрать еще один, наименее значимый критерий. Не помогло – еще один. Дальше, видимо, надо обращаться за помощью к психологу, т.к. проблема не может быть решена самостоятельно, поскольку она не в критериях поиска и отбора, а в Вашем неправильном поведении.
Впрочем, последнее крайне маловероятно, т.к. подобного рода проблемы характерны для не любящих рефлексировать товарищей.

И самое главное, что определяет успех выбора: как только выбор сделан, больше никакие варианты даже теоретически не должны рассматриваться.
Естественно, “слон” в сознании будет периодически подкидывать задачки “вот если бы ты вышла замуж не за Сережу, а за Сашу”, но вовремя поймать себя на данной мысли и внутренне улыбнуться – довольно для возвращения контроля “наезднику” (повторюсь – только в этом вопросе).

Подозреваю, что для всё большего числа людей, а особенно для тех, кто уже вышел из отроческого возраста, романтика будет достижима исключительно через рацио. Нет, не потому что мы, люди, стали напрочь разумными, а причине неверных, опасных принципов, которые диктуют поведение “слона”. Почему? Таковы культурные сдвиги. Впрочем об этом надо писать отдельно.

This entry was posted in Uncategorized and tagged , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s