Альтернатива “совку”

Анатолий Найман в “Новойпредлагает снова уйти во внутреннюю эмиграцию. Помимо чтения китайской поэзии, пропагандируемого Найманом, трудно устоять перед искушением и не добавить: “глотать свой бром, не выходить наружу, и в зеркало глядеться как фонарь в глядится в высыхающую лужу”.
Другой автор всё той же “Новойполагает, что у него “есть свой русский народ, в котором я (в смысле он – автор статьи Леонид Никитинский) занимаю отведенное мне место и пользуюсь у него более или менее заслуженным уважением. Я мог бы сделать для него, наверное, и больше, но что-то все же сделал. Я работаю в газете, которую этот народ читает. Она могла бы сделать для него, наверное, и больше, но что-то сделала.”
Далее Никитинский приходит к предположению, что есть как бы два русских народа: в одном 85-86% “затокрымнашных” россиян, в другом – оставшиеся 15% (возможно, даже все 20%, если добавить струсивших). Далее он предполагает, что “два русских народа дают два разных ответа на этот вызов. И это не прежний спор между «западниками» и «славянофилами», а универсализм или обскурантизм как будущее России, за право называться которой идет историческое соревнование.”

Мне из-за океана судить сложно, но я не замечаю по газетным публикациям и интернет-комментариям, что есть принципиальные культурные различия между двумя группами. Да, цели диаметрально противоположны, но культурная база одинакова: одни фильмы, спектакли, песни, книги… И ни малейшей тенденции изменить эту самую базу. Если культура одинакова, то говорить о двух народах не приходится (в отличие от крестьян и героев тургеневских “Отцов и детей” или персонажей в бунинских “Окаянных днях).

Более того, я не замечаю у прогрессивной части россиян желания узнать нечто новое, начать смотреть на мир иначе: политики и доступа к информации с избытком, но дискурс не меняется. Несмотря на то, что и переводов хороших западных книг много, и отдельные ученые российского происхождения пытаются западные подходы привнести в российскую оппозиционную прессу. Хуже того, вместо анализа вниманием тех самых 15% завладели дурные, тупые и пустые политические комментарии в Фейсбуке.
Положительно: война не лучшее время для интеллектуального развития, т.к. преобладают эмоции, напрочь забивающие желание учиться или логически мыслить.

Против внутренней эмиграции есть множество возражений. Самое неприятное – с моей точки зрения, – то что она ретроспективна, т.е. вглядывается в прошлое, ищет в былом источник для дум и чувств, боится посмотреть в окно, что лишает человека интеллектуальной смелости, также известной под именем любопытства.
Когда Иосиф Александрович в 1960-ые демонстративно жил в мире античности, это было не самым худшим вариантом, т.к. сравнительно с интеллектуальной серостью социализма классические образцы предлагали более глубокие философские и художественные примеры и образцы. Но спустя пол-века сравнивать античность с поразительным научным прогрессом в гуманитарных областях, в ходе которых и психология, и экономика стали настоящими науками, да и в эволюционной и поведенческой психологии произошли серьезные прорывы, как и в генетике, технике, и даже в философии, в которую тоже вошли пусть и умозрительные, но эксперименты – значит тоже, что в 19 веке уходить к сохе и лучине от электричества, телеграфа и паровоза.

Можно-ли замкнувшись во внутренней эмиграции читать все научные статьи и книги, доступные в интернете? Теоретически да, но для развития нам нужны внешние стимулы, нужны толчки и наводки на новые, интересные или перспективные материалы, идеи, гипотезы, теории. Внутренняя эмиграция в версии Наймана предполагает уход от общения со всеми теми, кто заводит и раздражает, заставляет обращать внимание на происходящее вокруг, включая политику. К сожалению, это будет означать и уход от всех других будоражащих тем, невозможность обсудить противоречивые соображения, заметить их недостатки во время общения с другими людьми, узнать чужое мнение о собственных замыслах и концепциях… Это путь к мании величия и шизофрении… Или к сну наяву, когда читаешь только то, что нравится, что тешит самолюбие или позволяет заснуть, что ведет к упрощенной картине мира и постоянному наслоению ошибок подтверждения друг на друга…

Предыдущие периоды внутренней эмиграции в России/СССР приводили к тому, что в каждом маленьком кружке кукушки говорили петухам: “Ты гений, брат!”, на что, как отзыв звучало: “Да, я знаю! Но и ты, друг, тоже гений!”. Это путь в никуда, в никчемность, в интеллектуальную импотенцию!
Вклад россиян (шире – всех советских людей) в гуманитарные науки за последний век ничтожен: павловский рефлекс (открыт в 19 веке), эффект Зейгарник и кое-какие работы Выгодского, Бахтина и Лотмана (причем двух последних, ну, совсем микроскопический). За это надо сказать спасибо коммунистической идеологии, подавлявшей все не-марксистские течения мысли, а потом и интеллектуальному кокону, в коем по сути жили советские люди. Да, доступ к некоторым западным научным журналам и книгам был, что-то и до массового читателя доходило, но воспринималось скорее как курьез, т.к. не становилось частью дискурса, не могло проникнуть в культуру.
Если Васю Петя уже называет гением, то на кой ляд Васе стараться больше, развиваться, двигаться вперед? А если у васиной публики и других критериев нет, то так и останется Вася там, где был. Это ему кажется, что он на уровне лучших в мире, но на самом деле он только первый парень на деревне, где не видели никого лучше, вообще мало чего видели…

С другой стороны, безнадежность внутренней эмиграции не означает, что участие в политическом процессе или попытках создания гражданского общества имеет хоть какие-то перспективы.

Когда эволюционные биологи и экономисты говорят о перспективах кооперации и альтруизма, они ссылаются на математические модели, демонстрирующие преимущества альтруизма для данной группы. Но им надо решить проблему любителей халявы, т.е. как их наказать, чтобы лентяи не пользовались плодами общего труда, ничего не вкладывая в общий котел.
Если мы говорим об обществе, где 86% готовы украсть то, что им понравилось, или оправдать такое воровство на государственном уровне, то шансов на построение гражданского общества нет. Ни малейших. Полагающие, что государство/правительство/общество им должно дать/обеспечить/предоставить, не желающие брать на себя хоть какую-то ответственность ни за что, живущие по принципам “умри ты сегодня, а я завтра” или “если не украду я сейчас, то украдет кто-то другой завтра”, поглотят все благие начинания с потрохами. И не поперхнутся. И ничего не останется тем, кто на самом деле работал, старался… И сколько бы 15% не пахали на благо общества, 85% всегда смогут съесть больше, чем 15% произведут…

Таким образом обе предлагаемые модели ни к чему хорошему не приведут. Великая русская культура умерла в 1975 вместе с Дмитрием Дмитровичем Шостаковичем или в 1996 с Бродским. Но величие ее отнюдь не гарантировано в будущем: если развитие мировой культуры пойдет не в том направлении, что указывали Чехов, Достоевский, Толстой, Чайковский, Рахманинов и Шостакович, то ценность русской культуры в исторической перспективе будет мала – еще один курьез, эдакая тупиковая ветвь, когда-то популярная, но увы, сейчас совсем никому не интересная…

Если российская демократическая оппозиция (те самые 15%) сумеет создать альтернативную культуру, – причем еще и повезет с парой-тройкой гениев, – которая опять вольется в мировую культуру, то в происходящем сегодня будет смысл, если же ничего создать не получится, то самое рациональное (отдаю себе отчет, что мы, люди, на рациональное поведение редко и недолго способны) будет для наиболее деятельным представителям упомянутой оппозиции заняться устройством собственной жизни – эмигрировать в любую демократическую страну, предоставив событиям в РФ возможность развиваться естественным для этой страны образом.

Вот только как можно сегодня узнать, получится-ли создать альтернативную культуру? Ведь процесс создания культуры требует десятилетий… Да и гарантии нет никакой…
С учетом новых технических возможностей, возможно, проще и надежнее было бы создавать альтернативную русскую культуру в диаспоре…
Необходимость “почвы” и физического нахождения в окружении носителей культуры не столь однозначна: китайские и индийские торговцы, евреи и армяне являют собой пример сохранения или созидания новой (во всяком случае – отличной от исходной) культуры в окружении других народов… Да и влияние такой новой культуры может быть потенциально больше, т.к. контакт с представителями других культур много интенсивнее, обмен идеями насыщеннее, взаимообогащение очевиднее…
Однако пока ни альтернативного центра нет, ни даже понимания потребности в этой альтернативной культуре, ни массового желания на самом деле делать хоть что-то…

This entry was posted in Uncategorized and tagged , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s