Избавиться от подлецов…

В прошедший понедельник руководство Торонтского симфонического оркестра (ТСО) объявило о замене пианистки Валентины Лисицы на другого солиста (канадского пианиста Stewart Goodyear) из-за резких анти-украинских высказываний Лисицы. Фейсбук и прочий интернет взорвались комментариями и воплями возмущения. Кремлевские тролли и леваки устроили истерику. В основном они скулили по поводу свободы слова.

Свобода слова никак не пострадала: как лгала Лисица до объявления решения Торонтского симфонического, так и продолжает лгать дальше.

Свобода слова должна означать, что штрафовать или увольнять за реализацию оного права не будут. Так ничего подобного в данном случае и не произошло: деньги ей обещали заплатить, несмотря на то, что играть она не должна, уволить ее никто не может, т.к. она не работала на ТСО.

Ее право из пианистки превратиться в политического комментатора, распространяющего любую ложь кремлевской пропаганды. Право оркестра – не играть с политическим комментатором, но только с настоящими пианистами.
Желающие писать на политические темы всегда могут сменить карьеру, выбрать себе издание по душе – и вперед. Или отделить профессиональную карьеру от выражения политических взглядов (другое дело, что иногда специально раскапывают и гробят, если найденные взгляды им не нравятся).

Лисица стала известной не за счет побед в конкурсах, а за счет выкладывания записей своего исполнения известных произведений в хорошем качестве на Youtube. Она неплохой исполнитель, но отнюдь не гений (я слушал ее в Торонто 4 года назад, да и записи ее переслушал). Она играет чисто, но никакими интересными интерпретациями и не пахнет, всё довольно стандартно, т.е. она хороший, крепкий пианист, но не более того.

Потом она использовала свою интернет-известность для раскрутки своего твитера и странички на ФБ. У нее не было отдельных страниц или твитеров для музыки и политики, она мешала их с самого начала, причем смешивала намеренно. Ей объясняли, что этого делать не стоит, она решила, что умнее всех. Или ей платил (или обещал поддержку) кто-то, связанный с российской пропагандистской машиной. Решать, дура она или шлюха, мне совершенно не интересно.

Поскольку она никак не унималась, а за один глупый твит на Западе летели куда более крутые карьеры, то руководители Торонтского симфонического решили, что подвергать оркестр риску быть замазанным политическими взглядами дамочки – опасность слишком большая.

Чтобы было понятно, что Лисица не первая жертва твитерных откровений, смотрим на список пострадавших ранее, включающий весьма внушительные фигуры, или на один из свежих примеров жутких последствий глупой “твитнутой” шутки, причем ничего и близкого к уровню ненависти и лживости Лисицы там не было.

Свобода слова пострадала, когда президента Мозиллы уволили за пожертвование в пользу кампании, поддержанной более чем половиной жителей Калифорнии (даже если бы ее поддержали 3%, всё равно преследование его было аморальным!), да и в последней истории из НЙТ (по ссылке несколькими строками выше) явно поступили несправедливо, продемонстрировав в очередной раз, насколько легко левые либералы плюют на свободу слова, когда защищать надо взгляды, не разделяемые ими.

Не удивительно, что единым фронтом с кремлевскими троллями выступают левые канадцы и американцы. И выступают искренне и задарма. Почему леваки так охотно готовы поверить любой кремлевской лжи? Потому что ненавидят собственные страны, ненавидят капитализм и западную культуру.

Однако интереснее другое: судя по зашкаливающе, непереносимо-высокому визгу кремлевских пропагандистов, удар попал в самое больное место – если санкции коснутся всех платных проституток и бесплатных блядей кремля, обе последние категории мгновенно испарятся, исчезнут, словно и не бывало!

Потому очень хотелось бы увидеть продолжение “марлезонского балета”!

Тем не менее писать целую заметку про очередную прошмандовку смысла нет. Вопрос, который заметно глубже – как увязать свободу слова и поддержку врагов и/или тиранов?

С одной стороны, современная западная цивилизация держится на свободе слова, но если дозволять пользоваться оной свободой всем, кто не разделяет ценности этой цивилизации, желает уничтожить ее и всё, связанное с ней, включая все права и свободы, к чему мы тогда придем?
Допустим, та же Лисица или Кнут Гамсун радостно и во всю мощь легких (вернее – печатного слова или экрана электронного устройства) славят тирана и диктатора, открыто заявляющего, что хочет уничтожить западный мир и уже начал уничтожать людей тысячами, что с ними делать? Если их лишить права голоса, вроде как мы лишаем и самих себя права на альтернативное мнение. Если же никак не наказывать, то мы уподобляемся умникам, сидящим на длинной ветке и безучастно наблюдающими, как какой-то дурак пилит эту самую ветку: черт с дураком, ужели себя не жалко?

Одно из достижений Запада – защита прав творца, созидателя. Если Гамсун не ценит западную цивилизацию и ее ценности, то было бы вполне этично лишить его части прав, не самых важных, так, откровенно вторичных, – на авторские сборы. Если издатель хочет издавать Гамсуна и платить тому роялти, нет проблем, но если другой издатель решит издать тоже самое произведение Гамсуна, не заплатив последнему ни копейки, то это должно быть законно. И никаких шансов у судебных исков от первого издателя ко второму быть не должно.
Свобода слова есть, но коли не согласен с основополагающими ценностями нашей цивилизации, твой личный доход никто защищать не будет.

Разумеется, на подачки Сталина (не уверен, но допускаю, что и Гитлера) подличающие писатели могли жить (и неплохо!), но риск потерять часть дохода на многих действует отрезвляюще. И все права соблюдены – свобода слова имеется и никак не ограничена, право на безопасность и работу тоже остались, да, придется ужаться и вместо шикования на гонорары начать давать частные уроки за совсем другие деньги, но ведь это был твой выбор! Не надо удивляться неприятному вкусу воды в колодце, который ты сам же и отравил!

На мой взгляд – такое решение было бы оптимальным с этической точки зрения. Хотя в правовой сфере на Западе у него нет ни малейшего шанса: закон распространяется на всех. Или ни на кого. По крайней мере в теории, т.е. провести такой закон ни в одном парламенте не удастся. Как и получить поддержку большинства граждан, хотя бы на уровне опросов общественного мнения.

Тем не менее попробуем усугубить вопрос: допустим, лишить норвежца Гамсуна возможности получать гонорары в Штатах можно, но как поступить с Хомски или тысячами других ненавистников Америки?
Вопрос сложен не с точки зрения, этично-ли лишать Хомски авторских гонораров, а в определении ненависти к своей стране. Ненавидеть правительство и любить страну можно, но можно-ли любить страну и ненавидеть народ (или подавляющее большинство этого народа)? Да, можно – любить абстрактная страна, идеализированное представление о стране, на людей с иной точкой зрения плюют и полагают себя самыми умными в мире.

Этичный подход в данном случае был бы самым трудным для исполнения: ненавидишь большинство сограждан – уезжай! Если сограждане оказались очарованны дудочником, художником-неудачником или бывшим шпионом, ничего не меняется: под гипнозом нельзя заставить человека делать то, что он на самом деле делать не хочет!

Разумеется, можно мечтать, что однажды люди очнутся ото сна, сорвут оковы и повязки с глаз, перестанут пить, лентяйничать и завидовать всем вокруг и начнут работать… Мечтать можно, но это только скрывает правду: мечтающий – трус, который боится неизвестного, ждущего его после эмиграции, который не хочет напрягаться, учиться с нуля, искать новые пути в жизни, терять комфорт и т.д. Ему нечего осуждать соседей-алкашей, т.к. они ему нужны для повышения собственной самооценки, он от их наличия в подъезде или жлобов в транспорте, на телеэкране и прочих местах зависит куда больше, чем жлобы – от него.

Этика рассматривает благо многих, но не диктует никому, кроме самого человека, выносящего этическое суждение, как этим многим поступать. Этика предполагает, что каждый решает сам. Пусть это решение идти за стадом или самому ничего не решать, но этика начинается с выбора самого человека.

Заметили противоречие предыдущего абзаца с тем, что над ним? Каждый должен решать сам, но “ехать надо”. Это мнимое противоречие, за которое можно зацепиться, если ищешь оправдания тому, почему живешь в болоте. Что нужно подавляющему большинству жлобов и алкашей, знают все. Изменить людей нельзя. Максимум – поверить, что изменился сам.

Потому все, ненавидящие своих сограждан, могут выбрать только одну этическую дорогу – уехать от тех, кого ненавидят. Но ненависть к стране, культуре, цивилизации редко встречаются у этичных людей. Вот и сидят тысячи и миллионы ненавистников Америки в самой Америке и хвалятся своей ненавистью – у кого больше, горячей, вонючей и т.д.

Еще сложнее с ненавистью к народу при любви к культуре и цивилизации, к коей данный народ некогда принадлежал. Но в конце концов, если народ оставил данную культуру, выбрал иные ценности, то этичным будет оставить народ с его выбором, а самому попытаться отыскать место, где твои ценности будут разделяться большинством или где большинство не будет вызывать у тебя приступов ненависти.

Наверное, разделение стран по этическим ценностям с возможностью отселить тех, кто не разделяет твои ценности, было бы неплохим экспериментом.
Представьте, как все любители социализма отправляются в Венесуэлу или на Кубу, коммунизма – в Китай или Северную Корею, социал-демократии – в Швецию, либертарианцы – в Штаты (или Канаду), консерваторы – в Канаду (или Штаты) и т.д. Тогда можно было бы обменять вменяемых и работящих из России или Венесуэлы на любителей гос.халявы из Америки…

В данной заманчивой картинке есть несколько недостатков: поклонники тиранического государства могут быть довольно работящими, ненавистники Америки могут больше эпатировать, чем на самом деле испытывать ненависть, и т.д. Да и помимо этических ценностей есть и другие, не менее важные для части людей. Например, эстетические или любовь к своему народу… Некоторым важнее быть “со своим народом. Там, где тот народ, к несчастью,” есть…
Так что на основании озвученного выше понимания этичного, как не навязываемого другим, от умозрительного эксперимента придется отказаться…

Итак, с чем же мы остаемся? Пожалуй, ни с чем. Да, было бы этически-правильно отвергающих ценности западной цивилизации депортировать за пределы этой цивилизации без права вернуться, или как минимум лишать возможности наслаждаться всеми благами оной цивилизации, включая защиту авторских прав, но на сегодняшний день возможности перевести подобные идеи в практическую плоскость на Западе нет. В том числе и по причине невозможности убедить большинство жителей хоть одной западной страны в этичности подобного подхода.

Впрочем, шансы на то, что другие оркестры последуют примеру Торонтского симфонического и перестанут сотрудничать с совершенно бешеными пропагандистами Путлера или других диктаторов, отнюдь не равны нулю! И это внушает некоторую надежду.

This entry was posted in Uncategorized and tagged , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s