Перестал потеть и умер

Экономист из Цюрихского университета Эрнст Фер занимается – в том числе, – исследованиями поведения. Одна из его работ посвящена психологии бедности. В ней иследователи демонстрируют множество эффектов бедности на состояние человека: повышение уровня гормона стресса (кортизола), снижение склонности к риску, предпочтение немедленной награды заметно большей награды в будущем (time discounting).

Другая, тоже опубликованная в престижнейшем журнале “Science“, статья показывает как влияет бедность на когнитивные способности. В торговом центре покупателям, согласившимся поучаствовать в эксперименте, надо было решить задачку, к примеру, связанную с ремонтом машины – либо на $1500 (на графике показана, как “трудная”), либо на $150 (на графике – “легкая”).

Poor and Rich in cognitive tasks

Результаты у тех, у кого доход семьи около $70 тысяч в год (“богатые“), практически не отличаются в двух случаях, а вот у “бедных” (доход около $20 тысяч) при необходимости потратить $1500 вызывают ступор и резкое снижение точности ответа, тогда как в задаче с относительно небольшими тратами результаты “бедных” близки к результатам “богатых”.

Исследователи в данном случае говорят о негативном влиянии бедности на интеллектуальные способности. Они не одни, о том же в той или иной форме говорят многие, например, один из крупнейших нейрологов Роберт Сапольски.

На самом деле, я понял, что обязан написать заметку, когда наткнулся буквально в самом начале статьи Фера на то, что он (ученый) и помыслить не смеет, что бедные виноваты в том, что бедны.

Мне кажется, что политкорректность внесла вклад, примерно равный всем остальным когнитивным искажениям, в западные исследования в психологии и экономике последних 40 лет.

Самое простое и очевидное объяснение находок ученых в вопросе бедности: те, кто не могут справиться со стрессом, у кого более высокий уровень кортизола или у кого подъем гормона стресса на любой раздражитель заметнее, оказываются в самом низу социальной лестницы.
Это совершенно нормальный и естественный процесс. В любом нормальном соревновании есть победитель и проигравшие. В данном случае мы просто наблюдаем интеллектуальные и физиологические характеристики у принадлежащих к одному социальному классу, вызывающему у склоняющейся влево университетской публики жалость и презрение. Из-за чего назвать вещи своими именами не могут, полагают бедных неспособными справиться с правдой, “переварить” ее.

Если мы предлагаем людям, не способным особо хорошо управлять деньгами, решить задачу, вызывающую у них эмоциональную реакцию (часть из них представляют себя в ситуации необходимости потратить почти месячный доход на некие неожиданные и непланируемые вещи – конечно, они будут допускать больше ошибок! я уверен, что простая арифметическая задачка окажется много сложнее, если надо будет подсчитывать мячики в руках обнаженной модели или несколько обнаженных двигающихся моделей, т.е. мы получим количество ошибок заметно большее, чем в случае одетых моделей).

Мне было бы интересно, выдали бы те же самые испытуемые больше ошибок в задачке с деньгами сравнительно с абстрактными цифрами. И я бы с удовольствием узнал результаты тестирования коэффициента интеллекта людей с более высоким и более низким доходом – в дополнение к решению задач. В обоих случаях – когда в задаче упоминаются деньги и просто цифры.

Открыл я что-то новое? Совершенно точно нет. Без упоминания гормонов, но в целом о примерно том же писали Херрнстейн и Мюррей в “The Bell Curve“. Я готов поверить, что ни один из исследователей ни в одной из приведенных работ не читал книгу, т.к. она в левых кругах котируется не выше “Молота ведьм“. Тем не менее я не верю, что никому не пришло в голову то, что сразу придумал обыватель (в лице ВПС 🙂).
Если с полдюжины очень умных людей упускают что-то совершенно очевидное, обнаруживаемое при поверхностном анализе, значит эти умные люди очень хотели не заметить, намеренно закрывали глаза, боялись представить и отдаленную вероятность того, что данное объяснение следует опровергнуть или хоть как-то упомянуть.

И примеров подобной политкорректной слепоты можно нарыть сотни и тысячи – было бы время, желание и доступ к интернету. И не пришлось бы выдавать следствие за причину, по сути говорить, что человек умер, т.к. перестал потеть, т.к. сравнили потоотделение дюжины мертвых и дюжины живых и впечатлились различиям.

This entry was posted in Uncategorized and tagged , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s