О качестве жизни

Задумался о том, как принципиально изменилось качество жизни на Западе в течение ХХ века. Поискал в Гугле и был ошарашен тем, что о не только о причинах, но и в целом, на не особо детализированном, обобщенном уровне по данной теме ничего нет. Есть определения, есть рекомендации экономистов первого ряда – но не в том преломлении, что меня заинтересовало. На русском поиск выдает всякие варианты заработать, или нечто связанное с “духовностью”, или примитивное переложение западных определений в применении к реалиям РФ.

Поскольку ни на какие исследования толком сослаться не могу, то всё ниже-следующее будет очередной спекуляцией. Ничего принципиально нового, только расставление акцентов и подчеркивание связей между тем, что всем известно.

В конце XIX века уровень жизни в большинстве стран Запада был невысоким, разумеется, в Америке он был выше, чем в Европе, но только если мы говорим о подавляющем большинстве населения, а не о наиболее богатых (отсюда направление потока эмигрантов). В России образованная публика (от средне-специального и выше) и квалифицированные рабочие жили вполне неплохо (это понятно даже из романа Горького “Мать”), тогда как большинство крестьян – довольно бедно, неурожаи буквально означали голодную смерть для многих (потому помощь писателей была так важна).

Еще в 1930-ые в бедных при-атлантических регионах Канады жизнь была очень бедной, насколько можно судить по художественным произведениям. Из того же источника знаю, что в начале 1940-ых мобилизация главы семьи заметно поднимала уровень жизни, т.к. помощь от государства семьям солдат была значительнее, чем мог принести домой работающий мужчина.

Массовое производство, распространение профсоюзного движения в Америке вместе с обще-экономическим подъемом постепенно начали сказываться на всё большем числе американцев. Например, автомобилизация с 1900 до 1930 дошла с почти нуля (если совсем точно – с 0.11 на 1000 американцев) до 200 машин на 1000 населения. Отсюда если предположить среднюю семью из родителей и двух-трех детей, то и с поправкой на автомобили коммерческом использовании, можно предположить не менее трети семей с автомобилем. Если в 1903 самым крупным автопроизводителем в мире была Франция, то в 1904 Америка вышла на первое место. С 1908 по 1927 год было выпущено более 15 миллионов Форда Т. Примеры роста материального благополучия на Западе можно множить и дальше…

Однако здесь правильнее остановиться, т.к. без пояснения предлагаемой гипотезы статистические выкладки заведут в никуда.

Для начала давайте вспомним пирамиду Маслоу:

Maslow's_hierarchy_of_needs

Я не собираюсь разбирать ее подробно или опровергать (концепция эта на 100% кабинетная, не подтвержденная лабораторными экспериментами, т.е. не лучше любой другой умозрительной конструкции), она нужна для облегчения Вашего, дорогой читатель, зрительного представления.

Два/три низших уровня пирамиды в упрощенной форме говорят о базовых потребностях человека, до удовлетворения коих уровень жизни можно считать низким. Вообще при нахождении там вопросов о качестве жизни не возникает.
Покуда основные усилия тратятся на добычу пропитания и человека не оставляет страх о том, что завтра хлеба или мяса может не быть, наслаждаться жизнью можно лишь в краткие мгновения (алкогольного или наркотического забвения, восторга любовного соития или каких-то мелких наград).
Но с момента, когда общество доходит до уровня, когда потребность в жилье с достаточным числом комнат, чтобы все могли при желании расползтись и не мешать друг другу, уверенность, что и завтра, и через месяц в холодильнике будет мясо, масло, овощи и фрукты, что ребенок закончит школу, что будет достаточно денег для оплаты счетов за отопление, а также хотя бы базовый уровень медицинского обслуживания – удовлетворены, каждый заработанный после обеспечения этого базового уровня потребления доллар начинает влиять на качество жизни.

Качество жизни можно определить как превышение удовольствий над страхами и неприятностями. Потому можно предположить, что начинать отсчет уровня качества жизни можно только после удовлетворения базовых потребностей. И чем дальше от последних мы отходим, тем больше удовольствий может принести каждый последующий доллар.

При этом в определении качества жизни, как кажется, следует избавиться от всех социально-политических характеристик, довлеющих в докладах, подобных данного ссылкой выше опуса Стиглица и Сена. Качество жизни категория в первую, вторую и третью очередь – психологическая. И лишь опосредованно – экономическая: в той мере, в коей экономика может помочь или помешать запуску или работе всевозможных психологических механизмов.

То есть производство тех машин, приборов и изделий, что обеспечивают повышение уровня удовольствия, – и их доступность, – имеет значение для качества жизни. На последнее машины могут повлиять или через доставление нам удовольствия, или экономя время.
К числу первых типов устройств относится не только и не столько вибратор, сколько радио, кино, аудио-системы, телевизор, компьютер, интернет и в некоторой степени автомобиль (иллюзия мощи, скорости, демонстрация богатства и т.п.). Экономия времени, например, за счет использования автомобиля или общественного транспорта (если последнее дает возможность сидеть, а не толкаться в толпе) позволяет послушать музыку (новости, аудио-книги) или почитать газеты, журналы, книги, а в последние годы – даже посмотреть фильмы на лэптопе, планшетке или смартфоне.

То же, что отнимает время от удовольствий или увеличивает стресс и субъективную оценку степени неопределенности происходящего, – снижает качество жизни.

Многие доступные нам удовольствия – способы убийства времени, позволяющие не думать о приближении смерти, по сути прятаться от экзистенциального страха смерти. Но есть и чувственные удовольствия, к коим, помимо секса, относятся наслаждения вкусом и запахом (восторги от еды или напитков, духов или цветов, лесных ароматов), изредка (очень изредка!) от невообразимо красивого исполнения музыкального произведения, возможно, и от тактильных ощущений, не связанных с сексом.

Альтернативой можно назвать обретение нового опыта, т.к. это не просто чувственная радость и убийство времени, но и принципиально отличный способ борьбы со страхом смерти – через увеличение знания. Я бы сказал, что чтение из т.н. научного интереса или для удовлетворения любопытства (не об отношениях просто-марии с доном-хосе или кем-либо еще), служит той же цели. Чем больше знания человека, тем обширнее “площадка” и сложнее ее “ландшафт”, где можно прятаться от экзистенциального страха смерти.

Потому крайне важно, чтобы часть наших удовольствий были связаны с получением нового опыта. Новый опыт – даже нейтральный, т.е. не такой, который сразу захотелось повторить, – благодаря своей уникальности, кажется положительным (при том, что повтор может изменить нашу оценку на отрицательную). Естественно, возвращаться надо только к тому, что гарантированно понравится. Потому дегустации новых напитков или блюд, изучение новых ресторанов и кухонь могут повысить качества жизни большинства людей (и здесь мы вспоминаем об экономических подкреплениях, в коих нуждается психология). Того же плана поездки в новые места – если отдых активный, т.е. нужно ходить по музеям, лесным или горным тропам и т.п., тогда как курорты следует скорее отнести к той же категории, что и просмотр телепрограмм, – к приятному убийству времени.

Новые постановки спектаклей и отдельные фильмы проходят как новый опыт, но если же вся новизна – иной актерский состав при неизменности трактовки произведения сравнительно с прежними постановками, то данное удовольствие скорее следует определить, как “повторное”, “вечное”, – эдакое “сладкое время-убийство”, если дозволено будет так выразиться, – но не как расширяющее восприятие и обогащающее опыт.

Базируясь на таких критериях, мы должны характеризовать жизнь в Советском Союзе, как весьма невысокую по качеству – дефицит, очереди, незначительная личная свобода, невозможность изменить принципиальные вещи, даже превозносимая коммунистами стабильность оборачивалась недостатками – крайне низкой доступностью новых гастрономических или интеллектуальных впечатлений…

Только ли новизна опыта или “сладкое время-убийство” годятся для борьбы с экзистенциальным страхом смерти? Разумеется, нет: спрятаться можно и уйдя с головой в работу, но если при этом не создается ничего нового, как у изобретателя или художника (это касается 99% из нас, обычных людей), самообман требует всё больших и больших усилий, чтобы не думать об ожидающем всех нас небытии. Работа в таких случаях ничем не отличается от наркотика, позволяющего не возвращаться к проблемам реальности, коли постоянно обеспечиваются новые дозы. И никаких перерывов. Потому, видимо, вместе с окончанием интенсивной работы на многих наваливаются многочисленные болезни, депрессия и т.п.

Качество жизни определяется не столько доходом. Естественно, с момента когда последний позволяет получать удовольствия. Баланс между бОльшим доходом и свободным временем зависит от личных предпочтений: если потратив чуть больше времени на работу и получив больше денег, я смогу больше наслаждаться тем, что именно мне нравится, больше работать стоит. Но если же заработав я не буду знать, на что потратить деньги, пытаясь повторить то, что делают соседи, усилия, скорее всего, пропали втуне.

Тут имеет значение еще один момент: для большинства из нас лучше было бы жить в парной семье, т.е. оценивать удовольствия следует в перспективе времени, которое пара может провести вместе. Выбор между затратами времени на работу при уменьшении времени, которое пара может провести испытывая радость, отнюдь не однозначен: возможно, более предпочтительные наслаждения будут более редкими и вообще в семье возникнет напряжение, тогда лучше ограничиться менее яркими радостями, но больше времени проводить друг с другом.

Поскольку все мы, люди, подвержены многочисленным когнитивным искажениям, нередко момент, когда уже можно начать получать удовольствия от дополнительного дохода не замечают, продолжая погоню за, как гонящимся мнится, базовым уровнем комфорта.
К примеру, отдается предпочтение дому ненужно (!) большей площади, при этом заметно дальше от мест, где можно получить удовольствия (новых ресторанов, хороших баров, театров, концертных залов), а заодно увеличивается стресс, вызываемый дорогой к месту работы и уменьшается количество свободного времени.

Последние лет 50 американская и европейская культуры не только наслаждались ростом благополучия, но и совершили несколько полезных шагов в сторону повышения качества жизни: увеличилась вовлеченность женщин в работу вне дома (это дополнительное общение для женщин и повышение самооценки от собственных успехов, а не только опосредованных – достижений мужа и детей), уменьшилась нагрузка дома, как за счет автоматизации, так и за счет практического отказа от части домашних обязанностей, например, глажки: костюмные рубашки и прочие требующие глажки вещи сдаются в прачечную или химчистку, а джинсы, футболки, поло и многое другое можно и не гладить.

Тем не менее главный источник качества жизни для людей и поныне – телевизор, предлагающий наиболее доступную и ненапрягающую форму “сладкого время-убийства”. Чем дальше, тем острее будет конкуренция ТВ и компьютера.
Теоретически оба упомянутых устройства могут предложить и расширение интеллектуальных горизонтов, и новый опыт, но на практике всё ограничивается “время-убийством”, доля умножения знаний за час, проведенный перед компом или ТВ, небрежимо мала. Более того, рискну предположить, что для повышения качества жизни нам нужны в первую очередь требующие личного активного участия чувственные удовольствия, т.е. выходы в рестораны и театры, прогулки по паркам или музеям, когда мы всецело поглощены происходящим в настоящий момент, а не отбываем повинность.

Повышение качества жизни дает человеку очень много, но принципиальных возможностей для оного повышения всего две: “сладкое время-убийство” и обогащение опыта. Первый вариант более распространен в том числе поскольку соответствует двух процессной модели нашего сознания, т.е. ленивая и логичная “система 2” при нем не должна напрягаться, тогда как автоматическая “система 1” (или “слон” в хайдтовской метафоре) не особо подходит для обретения нового опыта (если положиться на “слона”, то ничего не заметишь, как не присутствовавший в собственной жизни герой фильма “Click”). Потому я и не ожидаю изменений в обозримом будущем. Что тем не менее не исключает, что каждый из вас, дорогие читатели, может стараться в большей мере ориентироваться на новый опыт, а не на легкое и привычное “время-убийство”. В чем и желаю Вам успеха! 🙂

This entry was posted in Uncategorized and tagged , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s