Заглядывая в “окно Овертона”

Когда-то я уже упоминалокно Овертона“, описывающее изменение отношения к политической идее от “и помыслить невозможно” до закрепления как одной из основ внутренней или внешней политики.

Примерно так это можно изобразить графически:

OvertonWindow

Статей об “окне” не так много, одна из удачных здесь, зато куда больше примеров использования “окна Овертона” для объяснения происшедшего (довольно типичный вариант тут). Куда хуже с объяснением, как и почему данный механизм работает.

Одно из предположений отталкивается от естественной для людей склонности к компромиссу и занятию умеренной, разумной позиции. Например, если после выслушивания одной радикальной идеи, мы слышим еще более радиальную, первая не кажется такой уж безумной.

В отсутствие внятых теорий куда проще спекулировать, чем и займемся 🙂

Предположим, что некую, еще вчера немыслимую идею озвучили первый раз. “Бред!”, “Ты сошел с ума!” и т.п. На следующий день (или, более вероятно, в случае возврата к предложению) в дополнение к выражению отвращения поделятся со знакомыми: “Представляешь, Х совсем сошел с ума, он предлагает ТАКОЕ!” И дальше пересказ. Не факт, что точный, скорее уж утрированный.

Но за счет возврата к обсуждению – с благой целью осудить! – идея становится более знакомой, более того, критикующие будут разбирать ее на части, додумывать, развивать – чтобы легче было разбить. Чем подробнее и детальнее будут опровергать, тем ближе и роднее – пусть и с противоположным знаком! – идея станет для них. Возникает привязанность к идее по типу “если Евтушенко против колхозов, то я, наверное, за“.

Как только идея получила жизнь (не имеет значения в какой группе или суб-культуре), она становится одним из вариантов выделения себя, повышения самооценки за счет “отличий”, якобы необычного поведения. Ее будут выбирать не только чаще сравнительно с более новыми вещами, но и чтобы подчеркнуть собственную индивидуальность, уникальность. Разумеется, далеко не все любят выпендриваться, но любителей хватает, так что они будут распространять ее и дальше.

Постепенно сторонники начнут спорить с противниками более громко и публично. Тут принципиально важно понять, что радикальная идея появится в среде маргиналов. Последние общаются с чуть менее экстремистски настроенными товарищами, но тем не менее где-то близкими по идеологическому спектру, так что “громкая и публичная” дискуссия будет ограничена “узким кругом” совсем диких радикалов и чуть менее диких. Последние, постепенно начнут менять свое отношение к идее и начнут обсуждать её с еще менее экстремистски-настроенными и т.д. Причем охват всё увеличивается с каждым новым кругом. В какой-то момент донесут и до политических оппонентов.

Как только схватка прибретает черты идеологической войны между политическими силами, и те, кто толком ничего не слышал, мнения не имеет, но солидаризируется с позицией одной из политических партий, будут вынуждены определиться.

Чем дольше идея обсуждается и оспаривается, тем меньше возражений она вызывает в массах, не занимающих четкую позицию. Постепенно независимые и колеблющиеся склоняются, что проще согласиться, т.к. аргументов против у них нет. Поскольку думать не хотят, да и спорить лень. Отсюда логика “Не упрямься! что тебе стоит? плюнь, да поцелуй злодею ручку“.

Таким образом мы получаем большинство не возражающих против еще недавно немыслимого. После чего подключается эффект присоединения к большинству (bandwagon effect), конформизм, нежелание выглядеть экстремистом и т.д. После десятилетий примерно такого развития событий американские правые обнаружили, что республиканские политики не готовы терять мандаты ради принципиальной борьбы против абортов.

Вроде бы всё просто и понятно. Так? Нет. Данная модель не объясняет, почему не любую идею можно протащить и почему некоторые идеи исчезают, пройдя по предложенной выше схеме справа налево по всем пунктам.

Некоторые идеи не имеют ни малейших шансов. Например, часто упоминаемый в статьях про “окно Овертона” каннибализм. Для того, чтобы идея перешла из записи в истории болезни пациента психиатрической лечебницы в сферу хотя бы радикальной политики необходимо, чтобы она (идея) не противоречила разделяемым в данной субкультуре ценностям.

Резонирует она или не резонирует, на первых порах не важно. Борьба за права женщин и против антисемитизма вполне позволяла феминистским и еврейским активистам-левакам бороться за права негров, а потом и сексуальных меньшинств.
Степень оценки радикализма в обществе меняется по мере того, как вчерашняя радикальная идея становится приемлемой: начали бороться за то, чтобы за гомосексуальные отношения не сажали в тюрьму и не считали гомосексуализм психическим заболеванием, потом за то, чтобы можно было открыто служить в армии, потом речь зашла о браке. Если бы в 60-70-ые кто-то попробовал в “большую” политику внести предложение о равноправии гомобраков и нормальных браков, не поддержали бы даже самые ретивые прогрессивисты и социалисты на своих съездах. Поскольку противоречие внутренним ценностям было бы вопиющим.

Чтобы не было противоречия, необходимо изменить установки в “системе 1” (“слоне”), это долгий процесс, растягивающийся в лучшем случае на годы, но чаще на десятилетия.
Зато смена установок в подсознании позволяет объяснить и то, как идеи перестают привлекать и маргинализуются: человек не может удерживать себя в состоянии “я хороший”, озвучивая или защищая идею, или даже того, кто ее озвучивает.
Как не раз уже писал, мне кажется, что главная психологическая ось – эта самая концепция “я хороший” (наиболее близкая концепция в науке – positive self-evaluation, – не учитывает гибкого, динамического, зависящего от культуры характера гипотезы “я хороший”, т.е. я должен быть хорошим в своих глазах, на основании тех критериев, кои сам полагаю важными, не мама/начальник/судья/профессор, а именно я, т.е. можно соглашаться с тем, что да, совершил преступление, но внутри ощущать, что я хороший, несмотря на грабеж или убийство, т.к. есть более важные вещи, чем закон – подчеркну, на внутреннем психологическом уровне!). Если я не потеряю ощущения “я хороший”, я могу озвучивать идею, какой бы радикальной она не казалась остальным.

Последнее подразумевает, что моя представление о том, что такое “я хороший”, не включает всеобщую любовь и согласие со мной со стороны окружающих или испытывание ими в мой адрес любых негативных эмоций. Если же моя версия “я хороший” означает не нервировать ближних, я не буду говорить того, что может кому-то не понравится, в этом случае не стоит от меня ждать радикальных идей. Подчеркну, что положительные и отрицательные стороны есть у всех нас, обычных людей, вне зависимости от того, какие именно вопросы (и ответы на них) формируют главную психологическую ось у каждого.

Теперь становится легче предполагать, какие именно идеи имеют шанс пробиться через все стадии “окна Овертона”. К примеру, в одной хорошей статье рассуждается – в частности, – о невозможности возврата к “сухому закону” и приводится пример снижения возраста, с коего можно покупать спиртное в Англии. В свете событий последних лет и тенденции, которую трудно не заметить, я бы не исключал, что в угаре низкопоклонства перед исламом, диммитюде (Dhimmitude), левые в той же Англии не начнут обсуждать – из самых лучших, естественно, соображений, – как важно не провоцировать всё более агрессивных и наглых английских мусульман, какой вред приносит пьянство и почему бы нам всем не отказаться от покупки спиртного, чтобы наши “сограждане-мусульмане” чувствовали себя комфортнее и не злились?
Думаете, невозможно? Если в Вермонте сняли рекламу бэкона, т.к. мусульманка пожаловалась, что это ее раздражает, то вопрос не в принципиальной невозможности, а во временном промежутке, когда прозвучат такие предложения – через 5 или 10 лет (или 2 года, или 20 лет – не суть важно).

Движение идей в обратную сторону от нормы – к исчезновению точно также обусловлено тем, что считается недопустимым на внутреннем психологическом уровне, т.е. бьет по самовосприятию “я хороший”. Например, мнение о том, что негры равны белым: двести лет назад в основном сходились, что не равны, сто лет назад – что в принципе равны, но все же хуже, сейчас белые в Америке уверенны, что негры не хуже, тогда как сами негры уверенны, что они лучше белых.
Или дискурс о допустимости физического наказания детей, более серьезного, чем шлепки рукой: отношение к вопросу в Северной Америке где-то между этапами “Acceptable” и “Radical”, сдвигаясь всё больше ко второму. Практически только религиозные фанатики могут чувствовать себя хорошими при мысли о регулярных наказаниях детей со строгостью куда меньшей, чем была повсеместной 100 лет назад и широко распространенной 50-60 лет назад.

При этом вытеснить тем же путем из общественного восприятия марксистские идеи не получается, т.к. в психике среднего человека не возникло установки, что он не может быть хорошим, коли будет придерживаться коммунистических идей. Чувствовать себя нацистом и хорошим практически невозможно, для носителей ценностей европейской цивилизации нацизм – олицетворение абсолютного зла. А, к примеру, для подавляющего большинства мусульман четкой связи “нацизм = зло” нет, потому оскорбить их сравнением с гитлеровцами нельзя.

“Окно Овертона” в сфере политических идей предлагает схему сходную с той, что повествует о постепенном принятии научных идей. Но если научные идеи доказываются или опровергаются в воспроизводимых экспериментах, то общественно-политические идеи приходится изучать с точки зрения вероятных механизмов функционирования: коли механизмы объяснимы с помощью гипотез, подтвержденных лабораторными опытами, и в концепции нет логических нестыковок, то предложенную схему можно использовать наравне с другими, прошедшими аналогичный отбор.

Хочется верить, что психологические спекуляции внесут больше логики в понимание “окна Овертона” и облегчат пользование им.

This entry was posted in Uncategorized and tagged , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s