Лексикон и мировоззрение

Во время одной интернет-дискуссии вдруг обнаружил, что не могу вспомнить русский перевод “supply and demand”. Замешательство длилось секунду, но этого было достаточно для того, чтобы обратить внимание и задуматься.

Я читаю примерно одинаково СМИ на русском и английском. Да, научные статьи и не-художественные книги я читаю (книги в половине случаев слушаю) исключительно на английском, но все же статьи в основном по психологии или на стыке экономики и психологии или юриспруденции и психологии (по философии, социологии и политологии совсем мало), а книги вовсе не представителей “австрийской школы”. Так почему же “спрос и предложение” не пришли в голову на русском?

Когда я задумался о своем чтении на английском, то понял, что в отражающих левые взгляды или клонящихся в ту сторону изданиях я не встречаю упомянутое словосочетание, но исключительно в правых (консервативных, про-республиканских или либертарианских).

Несмотря на обсессию марксистов касательно экономического объяснения происходящего и обсессию левых в отношении марксизма или кейнсианства, как политэкономии государственного вмешательства в экономику, экономическая подоплека, тем паче анализ с точки зрения экономики, – последнее, что интересует левых.

Воспитанные на марксистском подходе бывшие советские люди в своем мировоззрении, вне зависимости от заявляемого ими отношения к коммунизму/социализму и советскому наследию, по сути, как мне кажется, стоят на левых позициях в том смысле, что экономические причины игнорируются насколько это возможно (и затем еще чуток).

Рискну предположить, что склонность бывших советских людей к поддержке полу-тиранов коренится в значительной мере в левой идеологии, особенно сильно проявляемой в неспособности понять несостоятельность диктаторских прожектов или вопиющее безумие озвучиваемых теорий заговора.

Я ни в коей мере не хочу сказать, что правым не свойственна вера во всевозможные заговоры. Степень подверженности хоть каким-то теориям заговора (есть любезные сердцам правых, а есть – левых) определяется склонностью к вере, т.е. некритическому восприятию реальности, когда альтернативные объяснения не рассматриваются вовсе, а принимаемая версия не подвергается критическому анализу. То есть всё, что демонстрируется, – ошибка подтверждения и отключение логики.

И тут приходится принимать во внимание неизбежную субъективность каждого автора книги или статьи: пишущий отбирает материал, оставляя за кадром всё, не укладывающееся в его картину мира, не соответствующее его теории. Это касается абсолютно всех. Без этого человек не мог бы прийти хоть к какому-то заключению, выбрать любую определенную точку зрения.
В ситуации “буриданова осла” для человека окажется определяющей лучшая острота зрения на одном глазу, или лучшее развитие одного из полушарий, обрабатывающего зрительную информацию, или слабость одной из ног, заставляющая чуть переступить и сместиться чуть ближе к одному или другому “стогу сена”, или привычка чаще двигаться вправо или влево, тянуться левой или правой рукой и прочие мелкие проявления физиологической ассиметрии.

Поклонники “австрийской экономической школы” имеют кучу своих предубеждений, каковые они не замечают. Тем не менее наравне со многими издержками нашего мышления выходцев из почившего в бозе СССР нехватка экономической точки зрения у подавляющего большинства журналистов, публицистов, блоггеров и читающей публики облегчает задачу для любых проводников левой, тоталитарной идеологии.

Разумеется, сильное влияние государства через регулирование и связанную с ним коррупцию заметно уменьшают роль экономического подхода в анализе происходящего, тем не менее базовые законы экономики, включая динамическое равновесие спроса и предложения, не отменяются и в крайне коррумпированной экономике. В предложенных рамках они действуют столь же четко, как и в экономически-свободных странах.

Очевидно, что упрощенное толкование, льющее бальзам на душу, будут выслушивать, запоминать и распространять куда активнее, чем сложное, изобилующее “но” и “с другой стороны”. Это отнюдь не специфично для пост-советского пространства, это обще-человеческая тенденция. К примеру, американскому президенту Гарри Труману приписывается требование предоставить ему “одностороннего экономиста” (буквально “однорукого экономиста” – “one-handed economist”, – поскольку на английском говорят “on the one hand” и “on the other hand”).

И все-таки вопиющая неспособность значительного числа выходцев из Союза понимать преподававшийся в рамках марксистского обществоведения и затем политэкономии закон соответствия спроса и предложения не могут не удивлять. В чем же тут дело? В нежелании мириться с реальностью, не оставляющей места вере в сказку? В закрепленной в культуре склонности ловчить, жульничать, обманывать, воровать, а потом откупаться? В естественном для человека нежелании думать, взамен обходясь эвристическими шаблонами и когнитивными искажениями? Плохом восприятии всего, связанного с экономикой, из-за отвратительного преподавания марксизма?
Я не знаю ответа. Предполагаю, что в каждом конкретно случае большую роль может играть одно или другое объяснение из перечисленных выше или их комбинация, или множество других, до коих я недодумался.

Как бы то ни было левацкое неприятие экономических законов, как значимого источника для объяснения текущей ситуации и возможных путей развития оной ситуации, повышают шансы постсоветских обществ на то, чтобы роль правительства и дальше увеличивалась, а общество свалилось в лапы очередному диктатору.

This entry was posted in Uncategorized and tagged , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s