Демократия и половой отбор

В 1995 году профессор юриспруденции из университета Теннесси написал эссе Похожа ли демократия на секс?. На самом деле он имел в виду половое размножение, но цепляющий заголовок показался более предпочтительным.

Исходное положение, от коего отталкивается Рейнолдс, – что виды, использующие бесполое размножение, оказываются беспомощны перед паразитами, научившимися обходить защиту: механизмы защиты у всех организмов в колонии идентичны, поскольку все организмы генетически практически идентичны. Комбинация генов от двух родителей и создание генетически отличного отпрыска приводит к появлению гетерогенной популяции и обеспечивает выживание значительной части представителей после начал любой эпидемии.

Тут у Гленна Рейнолдса – вернее, у биологов, на работы коих он опирался, – логическая лакуна: генетическое разнообразие в пределах вида весьма ограниченно – как ни крути все организмы должны иметь достаточно сходств, чтобы иметь возможность размножаться и идентифицироваться как один вид. Из чего следует, что генетические различия в популяции или целом виде настолько велики, что некий паразит не может обойти их, несмотря на половое размножение? Человек не может выжить, например, без кишечной палочки, так что мешает некоему паразиту найти столь же универсальные механизмы взаимодействия с организмом, как у E.Coli?

Впрочем, если не цепляться к деталям, то в общем половое размножение, действительно, дает серьезные преимущества перед бесполым.

Далее Рейнолдс проводит параллель и доказывает, что постоянный отбор новых представителей или одна смена властителей позволяет куда эффективнее справиться с социальными паразитами, которые не только не помогают обществу, но активно тормозят развитие, а то и откровенно разрушают. Например, многочисленные лоббисты, вынуждающие (предпочитаете слово “способствующие”? нет возражений, поелику не принципиально!) Конгресс принимать законы, откровенно не выгодные абсолютному большинству американцев, разбазаривающие налоги на ненужные проекты, создающие дорогостоящие (для бюджета, т.е. в конечном итоге для налогоплательщиков) синекуры и т.д.

На самом деле можно пойти заметно дальше. Не только обмен генами между двумя особями важен, но и половой отбор, т.е. предпочтение одного кандидата для размножения – другому. Половой отбор позволяет животным найти более сильного и здорового партнера (как тут не вспомнить книгу Амоса Захави “The Handicap Principle”, о коей писал тут). Это включает и нас, представителей Homo Sapiens.

Причем половой отбор играет значение не только в выборе жены/мужа, но и политиков. Нет, я не имею в виду только рост, маскулинность, сексапильность и т.п. внешние характеристики (интересно, что у кандидатов-мужчин предпочитается зрелость, а вот у кандидатов-женщин избиратели-мужчины предпочитают детские черты; я бы бесстыдно интерпретировал предпочтение “прелесть какой дурочки” или “блондинки из анекдота” комплексом неполноценности и непониманием, что не для собственной кровати отбирают). “Половой отбор” в виде заключения или продления контракта между группой (обществом) и политиком: может ли последний перебодать всех других или продемонстрировал ли он, что его идеи больше и крепче, что он готов за них драться с большим остервенением, чем конкуренты? Время выборов похоже на брачный период. И если последний часто называют гоном, то и во время первого “гон” пусть и в другом смысле, но в избытке.

Демократическая система управления предполагает, что во время нового электорального цикла политику придется снова завоевывать симпатии избирателей, как и у многих видов животных самец должен заново завоевать симпатии самки перед каждым циклом размножения. Если политик не был хорош, не обеспечил электорату желаемое, политика “прокатят”. Как и в случае, если он был больше озабочен собственным обогащением, распилом, откатами, встречами со спонсорами и донорами, ублажением лоббистов и т.п.

Коррупция приводит к перерождению любого режима в клептократию. Последняя добавляет измерение к оценке режима и вполне может ужиться почти с любым. Потому не сложно найти примеры тиранической клептократии, республиканской или автократической, тоталитарной или олигархической клептократии.
Ой, я извиняюсь, это уже моя личная спекуляция, настоящие политологи и философы, социологи и экономисты ничего подобного никогда не утверждали (если верить Гуглу 🙂).

И здесь мы легко и непринужденно переходим к описанию ситуации в России и на Украине. Республиканская клептократия сменилась олигархической, а затем автократической и, возможно, дойдет до тиранической. Впрочем так далеко можно зайти, если мы говорим о РФ; на Украине же в момент метаморфозы олигархической клептократии в автократическую случился ЕвроМайдан.

Попытки немногочисленных российских граждан (их от промилле до процентов от населения) остановить дальнейшее развитие клептократии пока не особо успешны.

Что выводит нас на одну из самых актуальных тем в сегодняшнем рунете – обсуждению Алексея Навального.

Перефразируя гения, можно спросить: что Навальный тебе, или ты – Навальному?

Начну с того, что никаких симпатий к Навальному у меня нет, его платформу я не разделяю по большинству пунктов за исключением борьбы с коррупцией. Но последняя настолько важна, что позволяет примириться – как минимум на время, – с недостатками.
Коррупция – сердцевина путлеровского режима. Если ее убрать, карточный домик Кремля рассыпется за пару секунд. И это понимает российская клика: ни один политический оппонент не вызывает у режима такой страх, такую неприязнь, никого больше не пытались столь же истово засадить, как Навальный.

Подсознательно значительное число россиян согласны с тем, что коррупция – одна из главнейших проблем страны, отсюда значительное число полученных на выборах московского мэра голосов (впрочем не будет сбрасывать со счетов и желание многих сменить власть путлеровских ставленников – на кого угодно). Ментов россияне боятся больше, чем уголовников. Впрочем связать внешнюю политику Кремля и экономические проблемы россияне не способны (“система 2” работает мало и редко, особенно в тех вопросах, в коих громко заявляют о себе эмоции).

Кремлевская клика тоже понимает, что для нее более опасно. Засим болтать Каспарову, Немцову, Милову, Явлинскому – с определенными ограничениями, – дозволяют, уголовные дела против них постоянно не заводят. В отличие от Навального.

Если из клептократического режима вытащить коррупцию, лояльность всех участников распила бюджета и беспрецедентных откатов мгновенно испарится. Фактически путлеровский режим держится исключительно на коррупционной оси. Поскольку Запада только начинает заворачивать гайки в отношении российских коррупционеров, а у последних и в РФ приличные запасы, то борьба с коррупцией рассматривается Кремлем, как самая опасная для него форма политической конфронтации.

Коррупция – один из самых явных и опасных для “общественного организма” “паразитов”. И понимание, что с ней нельзя бороться без честных выборов, потому только через демократию в западном понимании (а не монструозном “суверенном” или еще каком) можно с ней справиться, поможет любой коррумпированной стране сделать рывок к лучшей жизни. Равно и игнорирование проблемы будет разъедать социум и лишать его сил на развитие.

И в свою очередь (извиняюсь, очередная спекуляция) степень гетерогенности общества, – т.е. наличие множества центров влияния, элит и групп активных граждан с разными (читай – противоречащими друг другу) интересами, – в какой-то мере пропорциональна степени “устойчивости” общества к паразитам и даже в некоторой степени способности к самоочищению от них. В какой-то мере это подтверждает предположение ВПС (нет, я не забываю об ошибке подтверждения), что именно обилие многочисленных и конкурирующих за ресурсы и влияние бизнес-групп, финансовых центров и независимых политических партий и гразхданских активистов спасло Украину.

Имеется еще один, связанный с половым отбором момент: Навальный куда презентабельнее и сексапильнее Путлера (или любого из его приближенных, с коими он в очередной раз может попробовать сделать “рокировку”), т.е. во время честных выборов шансы Навального – как и на сайте знакомств, – заметно выше.

Допускаю, что напрасно объединил две темы – связи демократии с половым отбором и отношения к Навальному, – в одной заметке, поскольку не особо симпатизирующие российскому борцу с коррупцией не захотят вникать в идею Гленна Рейнолдса о связи демократии с избавлением от социальных болезней (и все сопутствующие спекуляции ВПС о клептократии). Но все же мне кажется, что связь между темами существует, что на сегодняшний день она очевидна и важна. Ведь дело не в конкретном российском политике, а в более глубоких и фундаментальных процессах, характерных для многих стран.

This entry was posted in Uncategorized and tagged , , , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s