Мимолетности

То, с чем согласно большинство, скорей всего, не ложь, но полуправда.

Чем ограниченнее знания, тем тверже на них стоят и громче проповедуют.

Растаял снег, но солнца нет, и влага стать живительною не смогла. Зато весь мир туманом переполнен, и дрёма расползается в умах.

Не стоит благодарить людей за то, что на их примере что-то понял, – обидятся.

Пред входом в белое приходится брести сквозь серое и бурое занудство. Но эстетическое чувство у природы не дозволяет осени быть вечной.

Возможность оставаться дураком мы называем быть самим собою. И не меняем принципы свои.

Ночь медленно втекает в день. И день скучнее, теряя контуры ландшафта и цвета. Лишь горизонт и то, что в небо вылезает, видно… И мысль, что за день не проснулась, засыпает.

Не снег, но изморозь, испуганный туман, прижавшийся к поверхности по-ниже… Но даже он способен оживить тоскливое движенье, от умиранья к сну, что пред рожденьем.

Величье севера в виднеющейся смерти. И потому пытаемся найти какой-то смысл, происходящему придать хоть минимальное значение… Пугающее кажется великим в мере той, в которой страх тобой владеет.

Искусство не в деталях, но в умении всколыхнуть эмоции смотрящих или слушающих.

Провинциальность в том, что бездарей не скрыть за теми, кто с талантом.

Желанье говорить сильней у тех, кому сказать по делу нечего.

Понять свою бездарность тяжело. Еще трудней, поняв, остановиться.

This entry was posted in Uncategorized and tagged . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s