Фашизм вдали и вблизи

После прочтения одной из статей на Каспаров-ру вдруг осознал, какая дикая путаница в головах в вопросе определения и идентификации фашизма. Дело не только в том, что нацистов постоянно называют фашистами, не только в том, что фашизм определяют как “крайне правую” идеологию, но и в кое чём другом, чего мы не желаем замечать.

Я постараюсь не отходить от базовых положений и более-менее мейнстримных англоязычных источников (поелику русским источникам не доверяю, особенно в вопросах, крайне отравленных марксистским влиянием).
Также не хотелось бы повторять или перетолковывать высказанное в прошлых заметках о книге Джоны Голдберга “Либеральный фашизм“ или при сравнении путинского и итальянского фашизма.

Итак, что же такое фашизм? Есть узкое определение в рамках доктрины Муссолини, а есть более широкое, включающее считающиеся сходными режимы. Довольно часто упоминают 14 признаков фашизма, обобщенных Лоуренсом Бриттом: национализм, нежелание признавать права человека, использование образа врага для усиления единения, важное значение военных, сексизм (практически полное отсутствие женщин во власти), контроль над СМИ, паранойя по поводу безопасности, переплетение власти и религии, защита корпоративных интересов, ограничение прав рабочих, неприятие интеллектуалов и деятелей искусства, полицейский и судебный произвол, коррупция и непотизм, фальсификация выборов.
Не следует забывать, что Бритт анализировал режимы в Германии, Италии, Испании, Греции, Индонезии и Чили, пытаясь найти общие пункты, но исключил многие страны со сходными характеристиками, где режимы назывались “народными”, “народно-демократическими”, “социалистическими” или “коммунистическими”, а то и всего-то хоть словом ссылались на марксизм.
Также нельзя не заметить его политической ангажированности, например, при упоминании “сексизма”, когда в 1930-40-ые женщин во власти не было ни в Англии, ни в Штатах, т.е. пенять нацистам или фашистам положительно не за что.

Определений фашизма в широком смысле много. Наверное, не упоминаемое в Википедии, но отмеченное ВПС в одной из выше упомянутых заметок о книге “Либеральный фашизм“голдберговское определение фашизма, как религии государства, одно из самых неудачных, т.к. сужает фашизм до этатизма, когда толком различить одно от другого, отталкиваясь только от дефиниции, не представляется возможным.

Если мы попробуем выделить наиболее важные идеологические шкалы, то можем прийти к следующему списку, позволяющему дифференцировать политические партии и движения:
– от индивидуализма до коллективизма (в смысле “единица – вздор, единица – ноль” или примата “фолька” над отдельным человеком),
– от власти в руках граждан до концентрации всех прав в руках государства (этатизм, или в терминах Джоны Голдберга Statism),
– от практически ничем не ограниченного свободного рынка до обобществления всей собственности,
– от соблюдения законов равенства каждого перед законом до избирательного правосудия, т.е. правового беспредела,
– от личных свобод до их полного забвения (в некоторой степени перекрывается со шкалой индивидуализм-коллективизм).

Я не считаю нужным отдельно выделять коррупцию или милитаризм, национализм или произвол, т.к. они являются или производными какой-то из шкал, или вообще притянуты за уши. Например, в Третьем рейхе власть была не у военных, а у партийных чиновников, когда же военные пытались вякнуть поперек партегеноссе, их казнили; а военные хунты в Испании, Индонезии и Чили не ввязывались в военные авантюры (да и греческая по сути тоже не собиралась воевать на Кипре, турецкое вторжение стало для них полнейшей неожиданностью). Нацистский антисемизм – крайнее проявление коллективизма, а заодно лишения граждан личных и экономических свобод, обобществления собственности и избирательного правосудия – в отношении евреев (но сходные нарушения были и в отношении других групп).

Из пяти предложенных шкал нацистская Германия и фашистская Италия находились практически на том же из концов шкалы, что и сталинский Советский Союз или современная Северная Корея. По шкале же экономических свобод нацисты и фашисты были гораздо ближе к тому же концу, что и коммунисты. То есть совпадение на 85-90% (если каждая из шкал получает равную долю в 20%).

Таким образом, если мы определяем коммунистов, как левых, то точно также должны быть определены фашисты и нацисты.
Ничего нового: о том же говорится у Хайека в Дороге к рабству, к тому же пришел Юрген Хабермас. Если у них не получилось сдвинуть восприятие публикой нацизма/фашизма, как левой идеологии, то вряд ли получится у ВПС. Да я и не рассчитывал, затевалось это скорее для другого.

Если мы рассмотрим экономические особенности фашистских режимов, то обнаружим поддержку крупных корпораций, подавление независимых профсоюзов, создание политически благонадежных профсоюзов (“проводников линии партии”), контроль за ассоциациями предпринимателей и так называемых профессионалов (адвокатов, врачей, университетских профессоров и т.д.), усиление регуляции экономики, как за счет лицензирования, выдачи разрешений или декларации запретов, так и полицейские методы применения оной регуляции, усиление государственного сектора экономики, планомерное разрушение свободного рынка, воздвижение многочисленных препятствий перед ним, запирание капитализма в рамках, определяемых политической волей руководства.

Нельзя сказать, что фашистские режимы против приватизации (при Муссолини бывало, массово – при Пиночете, в денсяопиновском Китае), но акцент в некоторых случаях может быть смещен с формы собственности (марксистский пунктик) на форму контроля: если власти могут произвольно приватизировать, то они могут и национализировать или давать плановые задания формально частным предприятиям. Вместо капитализма свободного рынка и вытекающей из него меритократии (вкупе с фортунократией – властью тех, кому повезло, – не в смысле выигрыша в лотерею, но угадывания рыночных тенденций) фашизм соглашается с госкапитализмом или плановой экономикой, когда предприятиями управляет по сути правящая партия – центральный аппарат (политическое руководство страны) через партийных чиновников во главе конкретных предприятий. К примеру, пиночетовский режим во время кризиса 1982-83 годов национализировал 7 крупнейших банков и еще 2 были под государственным контролем (но в целом у чилийской диктатуры не так много оснований числиться фашистской, автократичной – да, но по сравнению с альтернативой а-ля Никарагуа или Куба личные свободы при Пиночете пострадали не так уж сильно; вообще, если бы Пиночет не вмешался, через несколько лет альендовских реформ местные леваки по приказу из Москвы и Гаваны скинули и казнили бы Альенде, а так действия генералов превратили Альенде в подобие мученика за демократию, каковым чилийский социалист ни в малейшей степени не был).

Наблюдая за происходящим в западных странах за последние пару десятилетий (на самом деле со времен Нового курса Рузвельта) нельзя не отметить явное движение в сторону фашизма по шкалам граждане-государство и экономических свобод. Более того, периодически возникают эксцессы на шкале личных свобод – в Штатах, к примеру, во времена обоих мировых войн и после 11 сентября. Однако куда более опасным видится постоянный дрейф в сторону уменьшения личных свобод в университетах, школах и в отношении отдельных групп, т.е. по шкале от индивидуализма к коллективизму.

Практически единственное, что удерживает Западные демократии от сползания в фашистское болото и позволяет периодически чуток отползать обратно, к свободе – это соблюдение закона, абстрактно истолкованное равноправие для всех.

Чем дальше, тем больше американская экономика обретает фашистских черт. Да и коллективизм становится всё более и более заметным – в формах дзиммитюда перед исламом и дозволения на негритянский расизм и прочие варианты позитивной дискриминации. Плюс постоянное усиление власти государства… Насколько долго сможет удержаться американская традиционная культура от трансформации в нечто не беспокоящееся о свободах? И если изменится культура (или вопрос должен быть “когда”?), не изменится ли и ситуация на шкале законоприменения?

На последний вопрос, боюсь, ответ придется дать положительный. То есть коли не переломить тенденции происходящей сейчас мальформации культуры, фашизм победит и на Западе.

Причем победа фашизма будет одновременно означать легкость сдачи всех позиций исламу (того, что пытаются лингвистически выделить как “исламский фундаментализм”), т.к. ислам в куда большей степени, чем остальные конфессии, дозволяет правителям гнобить массы, держать их в послушном неведении и тупости.

Одной из не всегда замечаемых сложностей борьбы с фашизмом является тенденция использовать те же методы, что и фашистские режимы, ибо так удобнее и проще. Потому усиление противостояния между Западом и деградирующей, но всё более фашистской Россией (и Венесуэлой), поднимающимся, но не меняющим фашистской сущности Китаем, и фашистскими тенденциями исламских режимов и борющихся за власть в том или ином регионе исламских банд, опасно с двух сторон: Запад может играть мягко, но рискует проиграть фашизму, а может попытаться играть жестко, но это будет означать победу фашизма, но уже изнутри.

Вероятно, одной из самых главных опасностей скатывания западных обществ к фашизму является отсутствие внутренних механизмов освобождения от фашизма, т.к. у граждан нет механизмов воздействия на власти, протесты же в значительной мере объясняются знанием об альтернативах в других странах. Однако без сильного международного давления и военного или экономического поражения фашистские клики отстранить нигде не удавалось.
Если же в этом уравнении уберем давление сильных западных демократий, а то и их победу в войне, то вряд ли диктаторы лишились бы своих мест. В некоторых случаях без настоящего разгрома на поле брани тираны могут передавать бразды правления своим наследникам и продолжать измываться над бесправным населением в течение десятилетий (КНДР, Куба).

Рискну предположить, что существование идеологий, рассматривающих влияние государства в положительном свете и выделяющих отдельные группы по любым причинам (безразлично, со знаком плюс или минус, главное, что вместо отдельных людей предлагаются коллективы), означает постоянную угрозу сдвига в сторону фашизма. И забывая об этой угрозе, мы открываем перед ней ворота в нашу жизнь и жизнь детей и внуков.

This entry was posted in Uncategorized and tagged , , , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s