Мы и чудо

Двух процессная теория сознания предполагает, что в нашем сознании имеются две неравноценные части: большая, мощная с точки зрения ресурсов, в значительной мере автоматическая и иррациональная “система 1” и заметно меньшая по мощности, быстро устающая, “ленивая”, зато рациональная “система 2”. Джонатан Хайдт предложил называть первую “слоном”, а вторую – “наездником”.
Сравнение на редкость удачное, но в связи с тем, что “система 1” состоит из многочисленных слоев, уровней и центров, я бы рискнул предложить чуть иную метафору: пастуха для “системы 2” и для “системы 1” – целого стада овец, обладающих способностью под влиянием эмоций увеличиваться в размере до небольшого слоника или даже огромного слона.

Одной из центральных проблем человека с точки зрения двух процессной теории является ограничение способности к рефлексии “системой 2”. То есть почти все происходящее в “системе 1” остается для нашего “внутреннего я” незаметным. Подобно тому как мы не замечаем регуляции со стороны мозга сердцебиения или каждого шага во время ходьбы в нормальном состоянии, мы не замечаем и большей части автоматических и полуавтоматических реакций оной “системы 1”. Мы занимаемся рутинными делами, что-то вспоминаем, фантазируем, не замечая многичисленных когнитивных искажений, логических нестыковок, нарушения известных нам законов физического мира и т.д.

Размышление останавливает поток фантазий. Или другими словами: включение “системы 2” мешает наслаждаться ненарушаемым течением образов через “систему 1”.

Поскольку большую часть времени мы функционируем за счет “системы 1”, то замечаем отнюдь не все связи между процессами и явлениями. В памяти откладывается отнюдь не всё происшедшее, да еще и пропускается через призмы многочисленных когнитивных искажений. В результате мы получаем весьма превратную картину мира, с многочисленными выпавшими элементами. Словно из кинопленки вырезали несколько десятков или сотен кадров: вот открылась дверь, дальше лестница… упс, и в следующем кадре я уже в самом верху или внизу – словно перелетел.

Эта неполноценность саморефлексии, прерывистость памяти подталкивает естественным образом к магическому мышлению, когда мы, не задумываясь, предполагаем связи между событиями, и дальше исходим из наличия оных связей, не проверив, насколько наше предположение соответствует или противоречит логике.

Более того, мы не можем заметить внутренние связи между происходящим на разных уровнями или центрах “системы 1”, и придумываем некие объяснения, исходя исключительно из внешних событий или временной последовательности (“после значит по причине”). Примерно так формируется большая часть наших представлений о человеческом здоровье и медицине.

Но не только автоматическая алогичная “система 1” формирует в нас представления о возможности чудесных превращений и заставляет ожидать их в повседневной жизни (но куда больше в мечтах и фантазиях). Поскольку логичная “система 2” отличается некоторой ленью, она частенько не желает добавлять в собственные рассуждения влияние случайности, многочисленные внешние факторы, пытаться обнаружить иное, отличное от уже имеющегося истолкование, найти сценарий, удовлетворяющий принципу фальсифицируемости, т.е. такой, что мог бы доказать ошибочность нашей гипотезы. Одним словом, мы пытаемся найти логику там, где ее нет, что выталкивает нас во вселенную теорий заговоров и прочих псевдо-объяснений. Что наделяет заговорщиков чудесными способностями, им по плечу оказывается почти любое чудо.

Мы не задумываемся, насколько часто нравящаяся нам теория, подкрепляемая ошибкой подтверждения (“вот факт в поддержку, вот еще один, значит теория права!”), на самом деле должна была приводить к противоположному результату, куда менее лестному или приятному. Фактически благоприятный результат достигнут не благодаря, но вопреки логике якобы нижележащего процесса или вопреки действиям политика, врача, менеджера и т.д. И до тех пор, пока более мощные силы приводят к результату А, всем может казаться, что именно действия жреца или президента обеспечивают успех. Или говоря словами поэта:
… что вечерняя жертва восьми молодых и сильных
обеспечивает восход надежнее, чем будильник.

Фактически устройство нашего сознания делает неизбежной нашу веру в чудо: в большей или меньшей степени все мы, люди, жаждем чуда или со стороны иррациональной “системы 1”, или логичной, но ленивой, не желающей перенапрягаться “системы 2”. И коли ждем, то – в том-то как раз и состоит природа чуда! – обнаружим его хоть в чем-нибудь.

This entry was posted in Uncategorized and tagged , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s