Пузырь ума и недооцененность глупости

Днями подумалось, что, по-видимому, наше восприятие того, насколько умны другие, характеризуется приписыванием большего, – чем они того заслуживают, – ума тем, кого считаем умными, и меньшего, – опять же чем они того заслуживают, – тем, кого считаем глупыми.
В какой-то мере это можно отнести к описанному Робертом Мертоном “эффекту Матфея” (русский перевод “сиквела” статьи, в заметной мере повторяющей доводы первой – тут), заключающемуся в том, что известным ученым приписывают больший, а менее известным – меньший, чем реальный вклад. Примерно в духе “богатые богатеют, а бедные беднеют”. Упоминание великого американского социолога во второй статье подряд свидетельствует о величине его вклада в науку, а не об авторском целенаправленном изучении наследия Мертона. Поскольку формально к “эффекту Матфея” ничего подобного первому предложению заметки не относят, позволю себе продолжить спекуляции 🙂

Начнем с того, что знания конкретного человека конечны: он знает что-то в некоторых областях (для удобства определим их как АА), но толком ничего не знает в большинстве остальных (пусть будет БББ). По этой причине человеку не просто комфортнее пользоваться примерами из АА, но их у него еще и заметно больше, чем любых других.
Одновременно даже метафоры из других сфер (БББ) будут восприниматься, как откровенная глупость разбирающимися в тех вопросах лучше.

Следовательно, у тех, кто, par excellence, говорит или пишет почти исключительно о том, в чем разбирается, т.е. ограничивается связанным с АА, ниже шансы быть определенным в “дураки” аудиторией. Практически мы отказываем человеку в принадлежности к “умным”, если можем в каком-то пункте указать на его ошибку, что предполагает у нас большие знания (по нашему, естественно, мнению). “Чего лезет, коли знает меньше меня?” – примерно так резюмируем мы и перестаем слушать или читать дальше.

То есть ограничивающий публичные выступления областью своей специализации и ни единой метафорой не залезающий в чужие “епархии” будет признан за умного. Но кем именно признан?

Мы оцениваем человека, как умного, за знания в тех областях, где у нас есть понимание, но явно уступающее его (в противном случае посчитали бы его дураком). Получается, что мы ценим умного за экспертизу в его АА области, каковую полагаем и своей АА областью.

“Секундочку,” – скажет вдумчивый читатель, – “а почему мы не можем оценивать человека в вопросах, относящихся к сфере нашей некомпетентности?”. На самом деле в вопросе оказывается две части. Во-первых, если предмет нам абсолютно не знаком, скорее всего он от нас далек и неинтересен настолько, что всё, связанное с ним, нам абсолютно до лампочки. Потому можно исключить всё то, что мы сами для себя определяем, как сферу своей некомпетентности, – нам просто не нужно, его значение для нас стремится к нулю. То же, в чем мы кажемся некомпетентными соседу, но в чем считаем сами себя неплохо разбирающимися, остается. Вот это и становится “во-вторых”.

Поскольку у оцениваемого нами человека есть опредленная квалификация в некоем сфере (АА), именно в ней получать дополнительные знания ему будет легче: все-таки что-то уже прочитано, обдумано, примерно понятно, что читать дальше, на что обращать и на что не обращать внимание и т.д. Посему в среднем случае именно в этой области и будет наиболее быстрый дальнейший прогресс (разумеется, не бесконечный) . Дело не только в личных предпочтениях, изначально подвигнувших на изучение определенной темы, но и в возникновении инерции: коли уже разбираемся, то подняться на еще одну ступень и проще, и при этом более лестно, чем рыпаться в другую сторону, где начинать придется с нуля (сравнительно с якобы имеющейся у нас экспертизой в АА вопросах).

Итак, мы остались с чужой и как нам хотелось бы верить своей АА. Можно ожидать, что прогресс оцениваемого нами собеседника/автора будет происходить именно в этой сфере. Что и дальше будет усиливать наше восприятие его, как умного.
Безусловно, наши знания тоже могут постепенно увеличиваться, но покуда мы знаем меньше, будем продолжать считать его умным, а если – помечтаем! – “догоним и перегоним”, то появится благодарность за помощь в нашем развитии, на основания чего будем продолжать давать ему кредиты.

Полезно отметить, что мы восхищаемся чужим интеллектом чаще не в своей профессиональной деятельности (впрочем и такое случается в самом начале карьеры, но дальше бьет по самолюбию) или в связи с главным хобби, но в чем-то не столь животрепещущем. То есть почти всегда в том, что мы ошибочно полагаем за сферу своей компетенции, но на самом деле являющемся тем, что мы понимаем крайне плохо, хотя и на основании знакомства с некоторыми концепциями и терминами воображаем себя “на коне”.

Именно в тех вопросах, в коих мы разбираемся плохо, с наибольщей силой будет проявляться эффект Даннинга-Крюгера, т.е. некомпетентность помешает увидеть собственную ограниченность, заодно и наши оценки других будут максимально неточны.
То есть мы будем видеть более высокую квалификацию у того, кто всего-лишь знает больше нас, но не факт, что действительно разбирается, т.к. наши критерии ошибочны, и мы придаем значение ерунде и не обращаем внимание на важные вещи.

Наиболее крупные специалисты могут игнорировать упрощения, коими потчуют публику при “шапочном знакомстве” с темой. Из-за чего сложное объяснение может быть отвергнуто публикой не по причине непонимания, но в виду противоречия имеющимся у нас (у той самой не особо компетентной публики) представлениям, подчерпнутым в пересказе тоже не особо разбирающегося в вопросе товарища. И не стоит забывать, что пересказ может быть и вторым, и третьим…

Впрочем такой сценарий – скорее исключение. Все же специалистов уровнем по-выше, чем те, кого мы почитаем умными, оцениваются как “тоже умные”.

Теперь вернемся к сценарию, где человек был определен нами в категорию глупцов. В этом случае шансов выбраться из нее у него совсем немного. Мы просто ему их больше не представим. Так удобнее (это типичная эвристика – мелкое жульничество нашего сознания, позволяющее последнему сэкономить ресурсы). Между тем помимо глупой метафоры из БББ или иной интерпретации того, что мы воображаем сферой своей компетенции, человек скорее всего умеет несколько областей, где его знания многократно превосходят наши. Но мы это учитывать не собираемся: раз записали в дураки – нечего выяснять, а не знает-ли он чего интересного, не является-ли специалистов в некоей области.

Поскольку все мы подверженны склонности максимально упрощать процессы в сознании, то удерживать одновременно представление об Х, как исключительно умном в АА, но дураке в БББ, кажется чрезмерно сложным. Безусловно, изредка мы можем сделать исключение и признать, что, к примеру, Хомский – великий лингвист (т.е. умный), но безнадежный идиот в вопросах социальных, политических и экономических. Для остальных у нас голове есть только одна опция – или умный, или дурак. Так проще. И ничего с этим не сделаешь. Главное – не забывать, что весьма вероятно мы завышаем оценку тем, кого полагаем умными, и занижаем – тем, кого числим за дураков.

Кстати, отсюда же следует, что и собственный ум мы оцениваем заметно выше, чем он того заслуживает. Что объясняет, почему мы мечтаем о большем богатстве или уникальном везении, но не о том, чтобы поумнеть: поскольку полагаем себя умнее, чем есть, даже выше того уровня “умности”, каковой способны понять и оценить, потому и становиться умнее причины нет 🙂

This entry was posted in Uncategorized and tagged , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s