Этика на стороне эволюции

Мелкий скандал эпохи социальных сетей: Ричард Докинс в “твиттере” заявил, что аморально рожать детей с синдромом Дауна, на что Сара Пейлин предложила богоборцу познакомиться с ее сыном. Докинс корректно указал на то, что большинство зародышей с синдромом Дауна в Европе и Штатах не доживают до рождения, и призвал всех остальных следовать примеру тех, кто в данной ситуации идет в абортарии.

В соцсетях высказывались мнения, что, мол, это дело самих родителей решать, а не одного из самых публичных атеистов в мире. Про наезды и плевки в его адрес я и не вспоминаю. Для консервативных кругов вполне удобный повод доказать своё моральное превосходство.

Я задумался, а собственно кто прав в данном споре с этической точки зрения?

Первое, что нужно отметить, – выбор слов у Докинса не слишком удачный: аморально как раз его предложение, т.к. оно идет против религиозных норм, определяющих, что морально, а что нет. Но не будем мелочиться, приравняем “аморально” к “не-этично”.

Второе, Докинс, видимо, представил себя на месте ребенка-дауна и решил, что такого счастья ему не надо, тогда, как говорилось в старом анекдоте, “уж лучше совсем не рождаться”. Опять же он ошибся: ребенок-даун не может представить себя в ином качестве, у него нет другого опыта, того опыта, что позволяет Докинсу пугаться возможной только в бессмысленном умозрительном эксперименте перспективы перестать быть одним из властителем дум в современном мире и стать дауном.

Третье, безусловно, решать должна каждая пара, но я бы отметил один принципиально важный момент: мы, люди, имеем обыкновение переоценивать свои способности и положительные качества. Потому решение “рожать и воспитывать” может оказаться несколько поспешным, т.к. фактически родители такого ребенка должны поставить крест на своей последующей жизни. И не факт, что у них хватит мужества и сил тянуть это. Оба или один из них могут “сломаться” и “сойти с дистанции”. А вот насколько лучше приносить в мир больного, полусамостоятельного в лучшем случае ребенка и скидывать его на шею обществу по сравнению с абортом?

Вообще большинство этических систем, включая все системы морали, превозносят альтруистическое поведение в отличие от эгоистического. Если исходить из такой перспективы, решение родителей оставить больной плод и воспитывать ребенка-дауна однозначно правильное, хорошее и заслуживающее всяческих похвал. Такое жертвенное служение ребенку – образец для окружающих.

Правильно? Или может быть, не стоит отказывать природе в эволюционной осмысленности и не тратить ресурсы на бракованный материал? Это не тот урок по духовному развитию, который можно усвоить и сдать экзамен заново – умственно-неполноценный ребенок останется таковым, невзирая на то, что поняли, осознали или сделали родители за долгие годы самоотречения.

Еще более важно, что даже у пожилых рожениц вероятность рождения больного ребенка много меньше, чем здорового (хотя шансы родить дауна на порядки выше, чем у молодых рожениц). Рождение дауна означает, что пара не будет заводить больше детей или не сможет уделять предыдущим и последующим должного внимания – слишком многого требует ребенок-даун.

Теперь мы приходим к еще одной проблеме – финансовой: больной ребенок истощает ресурсы как семьи, так и общества. Да, здоровых лечить нужды нет, средства общества расходуются на лечение больных, но к чему увеличивать ненужные расходы на априори больных детей, которые ни до лечения, ни после не смогут ни в коей мере вернуть затраченное? Принципиально важно, что это означает, что ограниченных ресурсов не хватит на лечение кого-нибудь другого. Почему ради права на жизнь дауна и чувств его родителей нужно жертвовать правом на жизнь кого-то более ценного, сделавшего что-то для общества, принесшего пользу или еще способного принести, и его родных (а не только родителей) и друзей?

То есть коли мы говорим о праве на жизнь ребенка-дауна, то на другой чаше весов находится не его уничтожение до рождения, а нормальная жизнь его родителей и старших братьев-сестер и жизнь нерожденных младших. Плюс на той же, противоположной дауну чаше находятся жизни тех, кто недополучит помощи от системы здравоохранения и соцобеспечения и умрет раньше.

Возвращаясь к упоминавшемейся выше неспособности умственно-неполноценных детей понять, насколько их жизнь отличается от жизни нормальных людей, необходимо отметить, что дауны не понимают и ценности своей жизни, их жизнь ценнее для их родителей, чем для них самих.
Та самая пластичность, что позволяет человеку находить счастье в практически любых обстоятельствах, включая уход за больным ребенком (до смерти родителя или ребенка), помогла бы и вернуться к нормальной жизни после прекращения беременности плодом с хромосомной аномалией. А тут еще и радость от здоровых детей, которую в случае сохранения беременности с ущербным плодом не дано будет испытать.

В принципе я против аборта, как метода предохранения или решения социальных проблем, но в случае обнаружения генетических нарушений совокупное счастье вырастет при аборте сравнительно с сохранением. А чем еще занимается этика, как не нахождением способа сделать счастливым максимальное количество людей и минимизировать совокупные страдания.

Таким образом, приходится признать, что несмотря на явно упрощенческий подход, Докинс все же прав с точки зрения этики.

Его правота не означает, что в конкретном случае Пейлин последняя не поступила правильно сохранив больного ребенка. Но в абстрактном или усредненном примере я бы по умолчанию предложил использовать подход Докинса, как более выгодный социуму и – на круг, – всем вовлеченным.

This entry was posted in Uncategorized and tagged , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s