Психология зиммитюда

Один знакомый торонтский консервативный блоггер написал об интересной особенности канадцев – белых, совсем не мусульман, – реагировать на вежливую дискуссию (в метро) об исламе в общем и в связи с терроризмом – истериками и угрозами… Свобода исповедовать религию оказывается главнее свободы слова. И я готов поспорить, что аналогичная дискуссия в том же метро о христианстве и, допустим, инквизиции или средневековой охоте на ведьм, у тех же самых либерал-истериков не вызовет ни малейшего интереса.

Другой пример: в канадском Эдмонтоне была запрещена рекламная кампания по защите девушек от “убийств чести” в исламском мире (на самом деле и в Канаде подобные убийства случаются).

Палестинский подросток с американским паспортом, кидавший камни в полицейских в Иерусалиме, якобы пострадал от действий полиции. Обама и госдепартамент мгновенно встали грудью на его защиту, что неприлично ярко контрастирует с молчаливым ожиданием и крайне сдержанными комментариями, когда другой подросток с американским паспортом – еврейский, – был убит в Израиле.

Во Франции учительница была убита матерью одной из учениц – прямо перед всеми детьми. И ну, никак не могли европейские СМИ идентифицировать убийцу, хотя последняя была отнюдь не несовершеннолетней… Не могли вслух сказать, что убийца – мусульманка (максимум – “гражданка Испании, рожденная в Марокко”).

Или чуть другой пример: в Штатах на журналиста напала негритянка (оскорбляла и несколько раз ударила), он зафиксировал происшедшее с помощью фотографий и в твиттере указал, что она напала на него “как дикарь” (“savage”), за что был назван в левой прессе расистом и уволен с работы, т.к. начальник на спутниковом радио посчитал расистом журналиста, хотя в самом инциденте последний был пострадавшей стороной и не допустил ни одного расистского высказывания.

Все приведенные примеры об одном – странных двойных стандартах, оборачивающихся откровенными преимуществами для мусульман (практически везде на Западе) или – уже гораздо реже, чем раньше, но тем не менее, – для негров (в большей мере в Штатах).

В 1980 г на французском вышла книга Бат-Иеор Зимми – исследование отношения мусульман к немусульманам, живущим рядом с ними. В предисловии ко второму французскому изданию 1983 года профессор Жак Эллю пишет о массовом распространении приукрашивающей лжи об исламе в Европе, о растущем влиянии арабских нефтяных денег и заискивающем и одобрительном отношении к исламу в интеллектуальных кругах Запада. Тогда – по большинству пунктов за исключением Англии и Америки. Спустя 30 лет читается как мрачное пророчество.

Есть такой английский термин “зиммитюд”, означающий униженное положение немусульман в мире ислама и сервильное отношение некоторых немусульман к исламу и мусульманам на Западе. На английском произносится “диммитьюд” или “дхиммитьюд”, но поскольку слово “зимми” относительно давно укоренилось в русском языке, я рискнул отталкиваться от него.

Изобретение термина приписывают христианскому президенту Ливана Баширу Жмайелю, использовшего неологизм в речи, произнесенной в день, когда его (и еще 26 фалангистов) взорвали…

В упоминавшейся выше книге Бат Иеор говорится о том прессинге, под коим приходилось жить иудеям и христианам в исламских странах. Исследователь писала о чувстве бессилия униженности и зависимости, о раболепстве и саморазрушительных тенденциях. Но данное описание применимо к тем, кто был ограничен в правах, как религиозное меньшинство, к современным западным либералам применить всё это никак нельзя – ситуация принципиально иная.

В биологии известна конвергенция, когда жизнь в сходных условиях приводит к появлению сходных признаков у относящихся к разным группам (классам и даже типам) животных. Хотя ни о чем подобном вроде бы пока не говорят, рискну предположить, что некое сближение признаков-последствий должно иметь место и в психологии при воздействии факторов, с коими человек не может справиться.

Саморазрушительное поведение части евреев, находившихся в положении зимми, их превозношение ислама и мусульман и неприятие самих себя и своих соплеменников, удивительным образом сходны с поведением значительной части левых западных либералов.

Эволюция предлагает два типа реакции на опасность – “дерись или беги” (fight or fly). В случае зиммитюда мы имеем дело не со страхом, что было бы легко объяснимо, а с агрессией против немусульман, подвергающих сомнению ценности или “миролюбие ислама”. Иудейские, христианские или зороастрийские общины в мусульманских странах несли коллективную ответственность перед “покровителями”, потому их желание заставить замолчать всех бунтарей и скептиков, означало выживание для общины. На современном Западе попытки заткнуть рот всем критикам ислама означают уничтожение немусульман, как общины и культурной среды. Но мы видим постоянные примеры такого, иррационального, вредоносного поведения.

Думается, что начать стоит с левой идеологии, каковую как бы случайно разделяют сегодняшние носители зиммитюда.
Марксистское мировоззрение попало в университетскую среду как один из вариантов бунта юности против устоев, но несмотря на свою полнейшую интеллектуальную несостоятельность, неплохо прижилось и стало той “подложкой”, на коей взращивали или переформировывали мировоззрение студентов.
Марксизм на Западе не столько занимался “строительством нового общества”, как в Советском Союзе и прочих невезучих странах, сколько формировал отвращение к “канарейкам” и прочему мещанству, вообще к буржуазным ценностям. А заодно и к традиционным религиям – христианству и иудаизму. В итоге появились многочисленные любители говорить о собственной немеркантильности, стремящиеся выцарапать деньги любой ценой, включая болтовню о неравенстве в доходах, но только без риска, связанного с ведением собственного бизнеса, а также левые, полумарксистские изводы христианства и иудаизма, отвергающие основополагающие принципы священных книг ради сомнительной радости блеять нечто отдаленно напоминающее стадное мычание коммунистов и социалистов.

Ненавидеть себя без того, чтобы одновременно ассоциироваться с чем-то положительным, невозможно. Потому самодеструкция левых кругов автоматически означала их потребность закрепиться на чем-то, и отдаленно не напоминающем столь раздражающие их буржуазные ценности.
Саморазрушающая ненависть к себе использовала магическое мышление, чтобы уравнять вчерашних жертв буржуазной, капиталистической, “империалистической” системы со всем хорошим, что только можно вообразить.

Потому негры – это хорошо. Если они не в Африке, а в Западных странах. Как и мусульмане в тех же краях. На мусульман и негров в краях их максимальной концентрации левым либералам настолько наплевать, что вырезание сотен тысяч негров или мусульман представителями той же расы или религии, не вызывает простестов, по сути дозволяется, если не одобряется…

Негр или мусульманин становится настоящим примером для подражания, когда левый либерал европейского происхождения может перенести на других белых вину за всё плохое в истории и неприятие самого себя, а для негров и мусульман рядом останутся только положительные характеристики. То есть симпатии к двум последним группам являются следствием ненависти к своей собственной расе и конфессии своих предков. Не было бы ненависти к себе, не было бы и двойных стандартов, используемых левыми либералами практически всегда, когда дело касается всех, кого марксизм ассоциировал с угнетенными.

Если левые либералы испытывают подсознательную ненависть к самим себе, то она должна как-то прорываться на поверхность. Не через действия, вредящие карьере или социальной адаптации самого человека, т.к. их трудно отследить, а перенаправляясь на то, что ассоциируется со всем нехорошим – ценности “белой/капиталистической/буржуазной Америки”, а то и саму Америку. И как недавно нечто подобное выявили в опросе:

Proud to be American - Pew 2014

(со стр. 87 по ссылке выше)

Если допустить, что в предложенной модели – ненависти к ценностям западной цивилизации и к тому, что является хоть в какой-то мере выразителем или носителем оных ценностей, и наоборот – некритическому обожанию всего того, что кажется противоречащим западной культуре, – есть некий смысл, то нам придется признать, что с поколением (точнее – поколениями!), испытывающими подсознательную ненависть к самим себе, как успешным и устроенным представителям белой расы, уже ничего сделать нельзя – переучить их, изменить самоё мировоззрение в массовом порядке не выйдет, особенно с учетом завышенного самомнения левых либералов и их в основном внешнего локуса контроля (привычки находить причины проблем во внешнем мире, а не в себе самом).

Что подводит к необходимости консервативных сил начать бороться за умы и сердца молодежи. Иначе внуки будут или бесправными мусульманами, или бесправными в несколько иной форме зимми. По дороге же придется попрощаться со столь любезными либералам наукой, искусствами, философией и прочими достижениями западной цивилизации. Подозреваю, что и уровень комфорта здорово снизится, зато уровень насилия и неравенства в обществе сильно возрастет.

Пока же можно отметить только то, что никаких признаков замедления движения в пропасть или сворачивания с сей опасной дороги нет. Да и признание, что стали раболепны и трусливы, из уст властителей умов толпы не скоро прозвучит 😦

Не хотел заканчивать на столь пессимистичной ноте. Но ни малейших оснований для и наихлипчайшего оптимизма придумать не смог. К величайшему моему сожалению.

This entry was posted in Uncategorized. Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s