Жуть домашних концертов

Зимой я писал о плюсах и минусах домашних спектаклей. Вспомнил я об этом, поскольку вечор после захода в новый ресторан в связи с летним ресторанным фестивалем “Делика-лето” (о ресторане напишу днями) были на концерте классической музыки и грузинских песен.

Чего нас понесло туда, объяснить несложно: летний музыкальный фестиваль в Торонто еще не начался, прочие концерты практически закончились, а последние несколько недель мы никуда не ходили из-за переезда на новую квартиру и всех сопутствующих забот.

Классическая часть в исполнении Филлипа Гельбаха была ничего (Бах и Моцарт), хотя “Стейнвей” в зале был не идеально настроен, да и интерпретации исполнителя мне казались не самыми удачными (про огрехи я и вовсе молчу).

Дальше две сестры Диана и Мадона Иремашвили пели грузинские романсы (мы ничего не поняли по причине незнания языка, но особых претензий к голосам не было), потом к ним присоединился Бахи Махарашвили, потом последний пел с Андреа Кузьмич, потом семейный хор Иремашвили – и чем дальше, тем более дико и похабно всё звучало…

Я готов смириться с полупрофессиональным исполнением, но исполнители хотя бы должны уметь петь! Семейный хор звучал заметно громче, чем ночные призывы котов Тёмы и Хвостика поиграть с ними, но к музыке имел столь же косвенное отношение…

И тут я задумался, а можно-ли в принципе ожидать чего-то достойного от домашних концертов?

Насколько я могу судить, в произведениях XIX века отношение к домашним концертам было скорее ироничным: какая-нибудь дочка хозяев чего-то там пищала, а то и сама хозяйка фальшивила на весь зал, кто-то из гостей соглашался сыграть или того хуже – спеть, а бедным гостям и заснуть не всегда удавалось…
В отдельных, редких случаях в домашних концертах участвовали настоящие исполнители, но то были исключения.

Если принять откровенный непрофессионализм участников подавляющего большинства таких концертов, то можем-ли мы говорить о том, насколько подобные мероприятия вредны для хорошего вкуса? Я бы рискнул сказать, что вреда больше, чем пользы. Включая и последствия для тех, кто пришел порадоваться за друзей или родственников, оказавшихся на сцене.
Междусобойчик вполне может иметь эстетическую или культурную ценность, когда собираются настоящие музыканты, как, например, в прошедшем январе. Но все же факультет музыки (и не самые худшие музыканты Торонтского симфонического) предполагает несколько иной уровень, чем домашней самодеятельности.

Рискну предположить, что потребность в домашних концертах определяется двумя факторами: неудовлетворенными амбициями отдельных бездарей и нехваткой более качественных событий. Оба фактора работают в большей мере не в провинции (там амбициозных мало), а в эмиграции. Особенно в Новом Свете, куда российские гастролеры добираются редко, а для создания местного профессионального коллектива ресурсов не достаточно. Плюс влияет потребность в групповой принадлежности и идентификации у части социально активных эмигрантов.

Наверное, наименее травматичный вариант домашнего концерта придумали японцы. Он называется караоке и требует легкой степени опьянения как участников, так и – что гораздо важнее! – слушателей.
Остальные варианты скорее приведут к падению личных эстетических стандартов и ослаблению чувства прекрасного, когда и уродство становится приемлемым. Или, по крайней мере, перестает раздражать.

This entry was posted in Uncategorized and tagged , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s