Революция и творчество

В крайне нравящейся мне книге Ребекки Стотт Darwin’s Ghosts: In Search of the First Evolutionists есть глава, посвященная Кювье, Ламарку и Жоффруа Сент-Илеру. Пока я ее слушал, в голову закралась мысль о мощном интеллектуальном подъеме, который воспоследовал французской революции, откуда я перескочил на литературные и научные достижения России в 1920-30-ые…

Причины постреволюционного возрождения искусств и наук объяснить казалось бы не сложно: оковы цензуры и прочие религиозные и политические ограничения пали, а поскольку революции делаются вроде как во благо большинства, то гораздо больше, чем прежде, людей смогло начать творчески реализовывать себя.

Да и не будем забывать, что в конце XVIII века во Франции был явный подъем в искусствах, философии и естественных науках. Как и в России конца XIX – начала XX века. Что обеспечивает базу: и к чему стремиться есть, и у кого учиться, и с чем сравниваться, и возможность идти дальше, чем дозволялось при старом режиме.

Как французская, так и русская революции делались под флагом разума, прогресса, развития человека и человечества, отбрасывания всевозможных ограничений и т.д.

Но взлет оказывается недолгим. Проблемы, как выясняется, растут из тех же корней, что успехи.

Революция, случайно или нет начавшаяся, в какой-то момент обретает четкую идеологическую подоплеку. Вновь обретенная идеология захватывает бразды правления и начинает пытаться управлять происходящим. Уподобляясь прежней религиозной цензуре.

Революции всегда делаются не просто для захвата власти, но для большей концентрации ее в руках тех, что возглавляют движение. Революция дает свободу только до тех пор, пока власть не сформируется и не разберется с главными внешними и внутренними врагами. После чего всё нацеливается на централизацию и контроль. Выданная раньше свобода отбирается, причем нередко “с процентами”, т.е. забирают больше, чем попервости дали.

Однако бюрократизация и новая цензура не сразу полностью сбивают волну интеллектуального подъема: поскольку количество людей, пришедших в науку, (проще оценивать достижения в науке, чем в искусствах, где субъективность и мода превалируют) велико, что подразумевает большее количество одаренных, плюс снятие мешавших прежде запретов, позволяют совершить прорыв.
Поскольку вместо старых запретов через 5-10-15 лет появляются новые, довольно многочисленные, то полностью свободного творчества ожидать не приходится.

Среди причин неизбежности подобной трансформации следует выделить невозможность возглавить революцию и удержать власть после нее для тех, кто стоит на либертарианских или анархических позициях, равно участие в революции консервативных сторонников ограниченного правительства. То есть мы остаемся исключительно с предпочитающими максимально концентрировать власть, еще не начав обсуждать, какая политическая платформа определила конкретную революцию.

Обычно у режимов, которые смела революция, есть несколько наиболее раздражающих творческие элиты (иногда и массы) запретов или ограничений прав и свобод. Именно по этим направлениям цензура действует предельно жестко. Что в свою очередь приводит к тому, что именно в этих направлениях труднее всего реализовывать себя ученым или деятелям искусства. Запретное привлекает, особенно стремящихся к эпатажу и не боящихся скандала; они прикладывают больше усилий именно туда, где им мешает цензура. Таким образом возникает интеллектуальное давление. Как только революция сминает старый режим, упомянутое давление начинает выплескиваться в новых открытиях или шедеврах, связанных именно с запретной до недавнего времени областью.

В прочих областях достижения не так ярки, особенно в новых направлениях (если новая власть не вливает в сии направления ресурсы по каким-то своим соображениям). Как бы то ни было, но формирование новой идеологической цензуры и бюрократической структуры действует на творческое начало весьма негативно.
Недавно сформулированные догмы преследуются более строго, чем старые, т.к. первые лишены уверенности в собственной ценности и силе, приходящей за десятилетия использования. Так что по-началу способствовавшая интеллектуальному подъему и творческой реализации революция обращается в собственную противоположность.

Довольно быстро революционные власти начинают отвергать всё творческое, свежее, необычное, новое. И тогда или вышвыривают особо умных в эмиграцию, или уничтожают на месте.

Тем не менее приток большого числа новых писателей, художников, музыкантов, исследователей в искусства и науки позволяет создать иллюзию мощного скачка вперед.

И вслед за этим скачком движение замедляется, пока почти не замрёт… Начинается топтание на месте: заучивание старого, начётничество и прочая интеллектуальная мастурбация.

Таким образом революция менее предпочтительна, чем медленный, спокойный процесс постепенного развития.

Но давайте не будем забывать, что революции бывают разные: есть левацкие, а есть и религиозные, как, например, иранская.
Вместо отбрасывания старых запретов ввели новые, в довольно светскую страну ввели религиозную цензуру. Хотя шиитское направление в исламе не столь склонно запрещать, как суннитское.

Исходя из предложенных выше спекуляций, можно было бы ожидать упадка в сфере искусств и наук, а вроде как в Иране подъем – фильмы получают призы, научных публикаций всё больше…
Про фильмы не буду, т.к. критерии качества отсутствуют, всё сводится к “нравится – не нравится” и политическому подтексту в головах кинокритиков и жюри.

Но если посмотрим на иранских ученых, то обнаружим, что уехавшие из страны явно превосходят по достижениям оставшихся. И те, из иранских исследователей, кто добились многого, обучались на Западе.

При быстром росте количества научных сотрудников и научных публикаций в течение последних десятилетий в 2006 г. у Ирана было 42 место в мире по числу статей, но только 135 по количеству ссылок на статью. Кстати, точно также вкладывающие большие деньги в науку китайцы в 2007 году были на 13 месте по числу публикаций, но на 117 по среднему числу ссылок на статью (и я не поднимаю вопрос ценности ссылок одного слабого исследователя в никчемной и халтурной статейке на статью другого, не менее слабого, но той же национальности, веры, партийной принадлежности).

Если посмотреть на более новый (2010 г.) отчет о ситуации науки в Турции, Иране и арабских странах, то обнаружится, что в среднем в топ-1% статей по числу упоминаний попадают 0.48% статей иранских авторов, тогда как должны были 1%, если бы результат был бы такой же, как в среднем в мире (в Турции в топ-1% попадают 0.37% статей, Саудовской Аравии – 0.25%).

По физике, в которую иранские муллы готовы вкладывать деньги, как вкладывал Сталин в свое время, среди 20 наиболее развитых стран Ирана нет. Китайцы, естественно, представлены, но среднее число ссылок на статью – самое низкое среди всех стран в списке (на втором месте снизу – РФ).

По количеству патентов в 2013 году Иран находится на 90 месте в мире (см. стр. 38 отчета) – здорово уступая Узбекистану (64 место) и даже Бермудским островам (84).

Таким образом, в целом революционные изменения обладают ограниченным положительным воздействием, неизбежно сменяемым воздействием крайне негативным. Для творчества более благоприятны обстоятельства постепенной эволюции.

Безусловно, если подойти к определению революции шире или формальнее (все политические перевороты, где в названии используется слово “революция”), то в качестве примера достижений стран после революции можно выбрать Голландию, Англию или США, но во-первых, национально-освободительная борьба против иноземного правительства (для Нидерландов и Америки) не изменила кардинальным образом идеологические основы жизни людей, а во-вторых, речь шла о немедленных, измеряемых в десятилетиях, а не веках, последствиях. Кромвелевская эпоха не была особо выдающейся в плане достижений английского гения.

Но существованию мифа о связи революции и свободы творчества никакие мелочи не помеха!

This entry was posted in Uncategorized and tagged , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s