“Arrabal”

Вчера в Торонто закрылся новый мюзикл “Аррабел” (или “Аррабаль“, или “Арабела” – несколько вариантов возможны), шедший больше трех месяцев. Причем это была мировая премьера, что в наших провинциальных краях случается нечасто.
Критики не были в восторге (тут тоже). Но народ бурно радовался.


Официальный трейлер

Сюжет: аргентинского диссидента убивает нехорошая хунта, его дочка вырастает, не зная правды, но потом ей говорят правду, и она влюбляется в главного местного красавца. Конец.

Такой вот незатейливый бред от Джона Вейдмана с музыкой оскароносного Густаво Сантаолалья в постановке Сергио Трухильо (постановщика “Jersey Boys”, а также танцев для пары опер). Подозреваю, что мировой премьере мы обязаны не только продюсеру, но и тому, что Трухильо вырос в Торонто, здесь закончил универститет (диплом мануального терапевта – хиропрактора, а не шухры-мухры 🙂).

Собственно мюзикл (почему нет особого слова для танцевальной постановки – “dancecal/dancical” – дансикал, – или чего-нибудь в этом роде? вернее, есть, но не совсем то) мне не понравился не только из-за сюжета.
Первое, танго-музыка довольно однообразна, никаких вариантов она не предполагает. Я понимаю, что многие любят Пьяццоллу, но полтора часа слушать его сочинения – это не скука, а тоска смертная. Так вот Сантаолалья еще менее талантливый композитор. За все произведение – ни одного хита 😦

Второе, танго совсем не примитивный танец, но в нем, в отличие отклассического балета, нет возможности передать что-либо помимо двух эмоций – страсти и очень сильной страсти. Ну, если быть совсем уж справедливым: страсти и отсутствия оной.

Как следствие, всё очевидно до занудства. Если мы говорим про действие на сцене.

Писать и не стоило бы, если не политический подтекст. Я решил хоть немного разобраться в той ситуации, что представлена, как исторический фон. В дебри я не залезал, ограничился Википедией (разумеется, английской).

С 1950-ых годов перонисты в Аргентине проводили популистскую политику, сдвигавшую взгляды людей всё левее и левее. В 1960-ых появились левацкие террористические “революционные” армии, воевавшие с правительством и народом. Среди них были и всякие марксисты-ленинисты и ленинисты-перонисты и вообще много всяких разных. Они взрывали военные базы, отели и театры, воровали оружие со складов. Потом в 1973 году случилась бойня в Эсейсе, после которой правые перонисты расплевались с левыми. До 1976 года общее число пострадавших от леваков – похищенных, раненых и убитых, – дошло до 16 тысяч. Как минимум, 700 человек из них были убиты (мы говорим только о гражданских, полицейские и солдаты не в счет). В 1978 в ходе покушения на адмирала взорвали 9-этажное здание, погиб ребенок адмирала и посторонние. Одним словом, милейшие люди.

Сказать, что хунты (одна была до 1976-78, вторая в 1978-81, третье – 81-82 и последняя, четвертая до 1983, когда после поражения в Фольклендской войне, народ решил сменить власть и выбрал в президенты Альфонсина) миндальничали с противниками, нельзя. Основные внесудебные казни и “исчезновения” случились между 1976 и 79 годами, потом до 1983 было относительно “вегетарианское время” – 113 жертв против 8353 ранее.
Максимальная достоверная цифра убитых и “исчезнувших” – 12 261. И тут возникает интересный вопрос: монтонерос (левые перонисты) признали потери 5000 бойцов, марксистско-ленинская народно-революционная армия – около 5000 бойцов, были и другие бандитские группировки, кто-то сверял списки тех, за кого родственники получили компенсацию от правительства, и бойцов левых террористов? Или это невозможно?

Компенсации до US$200 000 получили родственники примерно 11 тысяч человек. Были ли среди убитых хунтой не террористы? Собственно хунта открыто заявляла о том, что борется с коммунистами. Неужели никого, кроме настоящих боевиков, не убили? Пожалуй, это самая большая тайна “грязной войны” на сегодняшний день (для меня, разумеется, не уверен, что кого-нибудь еще сие интересует). Полное отсутствие ошибок мало вероятно, но мы же говорим не обо всех арестованных (около 12 тысяч в концлагерях по всей стране), но только об убитых.

Если посмотреть на экономическую политику хунты, то помимо проваленных из-за отсутствия заинтересованности у исполнителей попыток приватизации, в основном всё крутилось вокруг популизма и госкапитализма. Чем аргентинская хунта был ультра-правой или просто правой? Только тем, что боролась с леваками? Так ведь и российские большевики боролись с анархистами и левыми эссерами и социал-демократами, это делает их правыми?

Безусловно, на основании весьма поверхностных данных нельзя говорить о том, что хунта не замазана в крови, что ни один невинный человек не был арестован и после пыток казнен. Но такой, скептический к обвинениям против хунты подход все же куда ближе к фактам, чем лево-либеральное вранье автора либретто, в кое не поверили даже критики из левых канадских газет.

Однако не будем забывать, что слабость и лживость сюжета не компенсируются психологической достоверностью, красивой музыкой или выразительностью танцев. Так что позор в кубе 😦

This entry was posted in Uncategorized and tagged , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s