Две культуры и потребность в чуде

Чуть больше месяца назад я фантазировал по поводу появления на Украине альтернативного центра русской культуры. Идея была настолько очевидна, что к ней не могли не прийти другие. Высказался в том числе и Альфред Кох. Поскольку он – бывший политик довольно высокого уровня, то его слова вызывают резонанс. В данном случае это была неприязнь. Примерно о том же судачит про-украинская публика в Фейсбуке. Наверное, в крайней форме позиция была сформулирована писателем Лесем Подервянским.

И я боюсь, что такой подход завоюет популярность, что будет иметь не самые лучшие последствия.

Первое, что вызывает неприятие части про-украинских активистов – предложение придать русскому языку статус государственного.

Второе, вообще любые русскоязычные проекты на Украине в том числе по причине ограниченности ресурсов.

Я понимаю чаяния украинцев. Вернее, их страхи. Но пытаться эмоциями потушить пожар страха не лучше, чем настоящий огонь – керосином.

Киевские власти, несмотря на все претензии к ним, ведут себя более ответственно, чем досужая публика в интернете и многочисленные ни за что не отвечающие публицисты и блогеры.

Правительство стается минимизировать конфликт с Россией, не уступая по принципиальным вопросам, но соглашаясь на уступки по мелочам.
Дипломатия должна пытаться найти компромисс между требованиями всех сторон так, чтобы в наименьшей ущемить каждого, одновременно максимизировав выгоду опять же каждого вовлеченного. И этим принципам стараются следовать руководители Украины.

Требования активистов кажутся незначительными, но за ними полное отсутствие гибкости и нежелание искать решение, которое позволит избежать большой крови.

Если присмотреться, активисты вроде как правы по всем пунктам: да, де-факто у русского языка есть статус практически государственного языка, да, воплощение в жизнь подобного закона будет недешевым, да, жители страны должны знать ее язык… Всё так. Но коли де-факто почти такой, как требуют, статус уже есть, то формализация немного изменит. Стоимость перевода документов и увеличение числа переводчиков при судах и прочих госучреждениях не идет ни в какое сравнение со стоимостью войны или противодействия диверсантам и политической дестабилизации. Ну, не будут знать украинский какие-то пенсионеры и люди средних лет в восточных регионах, неужели лучше играть в наперсток с Кремлем? По мне так говорящий на русском, но в составе Украины Донецк предпочтительнее языкового пуризма, если последний означает захват Донецка и Луганска анти-украинскими силами. Насколько я представляю себе долгосрочную выгоду страны.

Одной из основных проблем про-украинского движения, насколько я могу судить со своей либертарианской кочки, является склонность к радикализации. Внешние события способствуют и подталкивают: трудно рассуждать спокойно, когда вражеский спецназ, вооружив бандитов и наркоманов, захватывает города, со средневековой жестокостью убивая за подъем государственного флага или разговор на украинском.
Тем не менее радикализация про-украинских сил играет на руку врагам Украины, давая им новые оправдания нарушать международные соглашения.

Ничего уникального в ситуации нет, во многих странах уживаются два-три-пяток народов со своими языками и культурными особенностями.
Если мы посмотрим на Канаду, то обнаружится, что знания одного из двух государственных языков вполне достаточно для комфортной жизни. Двуязычия от большинства канадских граждан и иммигрантов никто не ожидает, но на определенных должностях владение и английским, и французским является большим плюсом (а то и необходимостью). Предполагаю, что ситуация сходна с бельгийской, швейцарской, финской и т.д.

Если посмотреть на список потерь канадской армии в Афганистане, то мы увидим достаточно французских фамилий, наравне с англосаксонскими (и всяким идругими). То есть говорить на разных языках, принадлежать к разным культурам, но одинаковые ценности и любовь к одной стране позволяют биться плечом к плечу. Именно это продемонстрировал Майдан, где вместе погибали под огнем украинцы, армяне, белоруссы, грузины, евреи, великороссы. Язык может разъединять людей, но он ничего не может сделать с общими ценностями, сплачивающими людей куда сильнее, чем любые внешние различия.

Но радикалы не желают и слушать, для них всё, что не белоснежно белое, – чёрное.

Насколько я на основании наблюдений за жизнью в Израиле и Канаде могу судить, взаимодействие культур в конце концов оборачивается взаимным обогащением. Однако обогащение культуры в целом может быть настоящим обеднением вполне конкретного писателя или художника, которому сравнение с мастерами, представляюшими другую культуру, отнюдь не льстит. И тогда ему остается только материться.

Мне и в голову не приходило, что украинские власти будут спонсировать бегущих от российского беспредела программистов, бизнесменов, артистов или литераторов. Предполагаю, что и у Коха не было подобных, демонстрирующих зависимость и несамостоятельность, хуже – выученную беспомощность, соображений.

Некоторая часть населения ценит свободу выше определенных бытовых неудобств и некоторого снижения жизненного уровня. Именно такие люди и могут решиться уехать из Москвы, Питера, Нижнего, Новосибирска или Ебурга в Харьков, Днепропетровск или Киев. Естественно, на свой страх и риск, не надеясь на помощь украинского правительства. Скорее уж наоборот: из благодарности они будут стараться помочь сохранить свободу и внести вклад в процветание страны, которая пустила их.

Описанная выше иммиграция несет финансовую выгоду для Украины, т.к. люди продают квартиру в Питере, к примеру, и покупают в Харькове, по сути инвестируя в местную экономику, плюс привозят с собой не только свои знания, но и накопления. И каждый новый иммигрант повышает шансы на приезд других. Любители халявы на такие подвиги не способны, они останутся в России.

Если процесс экстраполировать, то в перспективе изменится средний человек как на Украине, так и в России: более свободные, не полагающиеся на государство в первом случае, и более смиренные духом, раболепные, внушаемые, демонстрирующие ту или иную степень социального паразитизма – во втором. Но процесс должен длиться десятилетиями, чтобы тенденцию можно было заметить.

Насколько реален страх, что бОльшая русская культура поглотит украинскую? Начнем с того, что страх не может быть рациональным. Во-вторых, как ни крути, а русская культура на Украине всё равно присутствует и конкуренция будет продолжаться (в век глобализации никуда не деться). Но если на Украине появится альтернативный центр русской культуры, то разница в ценностях с имперски-рабским центром будет диктовать отличные подходы и методы, что неизбежно приведет к и близко не похожим достижениям. Вместо конкуренции с имперской русской культурой украинская культура будет взаимовыгодно сотрудничать с новой, ориентированной на свободу русской культурой. Последняя неизбежно будет про-украинской, а не анти-украинской, как сейчас.

Я понимаю, что моя позиция предвзята, т.к. я принадлежу к русской культуре, заинтересован в появлении альтернативного центра её, не зараженного холуйством и пресмыкательством перед властями. Тем не менее, мне видится, что в долгосрочной перспективе польза для Украины была бы огромной.

А радикализация, как действие, контролируемое не использующей логику быстрой, автоматической частью мышления, в долгосрочной перспективе несет один вред. Но понять вредоносность, контрпродуктивность собственных взглядов для декларируемой цели сам радикал не способен… Поэтому ему остановиться – не подвиг, а почти что чудо.

This entry was posted in Uncategorized and tagged , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s