Низведение гения

Днями в гостях услышал (в очередной раз) мнение, что особо одаренные интеллектуально (в крайнем случае данный тип называется “гений”) – чуть ли не синоним душевнобольных. Когда-то давно, в юности я разделял те же взгляды, в основном под влиянием дореволюционных изданий типа “Душевнобольные и их вклад в науку, философию и искусство“. Тогда всё это воспринималось мною довольно некритично.

За столом влезать в спор не стал, хотя тут же четко сформулировал для себя эволюционную несостоятельность такого подхода: шансов на то, что болезнь увеличит умственные способности заметно меньше, чем на то, что она их уменьшит.

Что меня смущало, большое число гениев XIX века, закончивших в психушке (на самом деле их совсем не так много, как кажется).

Порылся в научных статьях. Первое, что подтвердилось: психические болезни умнее не делают. В исследовании показали, что чем выше IQ в 12 лет, тем ниже вероятность последующего психического заболевания. Пускай различия и не особо велики.
В другом исследовании выяснили, что для шизофрении характерен средний IQ в 92.2, а для контрольной группы в 100.0.

Новозеленадское исследование продемонстрировало, что более низкое IQ увеличивает риск шизофрении и шизоидных расстройств, а также депрессии во взрослом состоянии. Любопытно, что высокий IQ в детстве связан с повышенным риском маниакального расстройства в будущем.

Интересна и связь творческих способностей с больными родственниками: среди представителей творческих профессий в Швеции больше среднего здоровых братьев/сестер больных шизофренией (как и страдающих маниакально-депрессивным психозом), но не самих шизофреников.

В одной крайне иллюстративной презентации позаимствовал две диаграммы:

Psychiatric hazard by IQ

Соотношение между коэффициентом интеллекта и риском разных психических болезней: чем ниже, тем риск выше.

Если же мы посмотрим на разброс IQ, характерного для тех или иных болезней на кривой распределения Гаусса, то наглядность будет подтвердит всё вышеприведенное:

Childhood IQ and psychiatric diagnoses

Второй момент. Психические болезни диагностировать непросто (можно вспомнить эксперимент Розенхана, в коем здоровые притворились больными и обратились к психиатрам). Но и оставив в стороне зыбкость оснований психиатрии, сам по себе факт психического расстройства у того или иного гения не означает, что у последнего была психиатрическая патология.
Некоторые нарушения биохимического баланса (кальция, натрия, магния, витамина В12) и обмена веществ (щитовидной и паращитовидных желез), инфекции (нейросифилис, малярия, вирусный энцефалит, возвратный тиф и даже свинка), аутоимунные заболевания (волчанка, саркоидоз) приводят к психозу. Не психогенному психозу, но всё же психозу. Плюс сходные симптомы могут вызвать нарушения мозгового кровообращнеия, опухоли мозга, эпилепсия.
Помещение в психбольницу в позапрошлом веке могло означать отнюдь не только тот диагноз, который мы сегодня считаем психиатрическим.

Отсутствие антибиотиков означало, что, к примеру, сифилис практически не лечился, что означает, что до 40% случаев могли доходить то третичного, для коего характерен и нейросифилис. У Ницше часть исследователей предполагает сифилис, как причину психического расстройства, а часть – опухоль, часть – нейродегенеративное заболевание (передне-височная деменция, FTD), а у Ван Гога вообще число гипотетических диагнозов доходит до 30, т.е. поле для гаданий весьма велико. Тоже самое с другими гениями, коих числят среди сумасшедших.

Поскольку наиболее значимые достижения творческого гения во всех сферах в XX веке на сумасшедших не спишешь, то нужно или предположить, что природа человеческого гения сильно изменилась, или что позапрошлый век (и в меньшей степени более ранние столетия) странно выбивался, например, из-за вышеупомянутых расхождений в диагнозах.

Полагаю, что проблема коренится в одной особенности нашего мышления, пока не числящейся в списке когнитивных искажений. Когда мы, люди, не можем понять нечто из-за нехватки интеллектуальных способностей, мы одновременно не можем понять значимость вопроса и адекватно оценить ум тех, кто изучает проблему. Но мы подсознательно делаем еще один шаг – убираем всё непонятное со шкалы интеллектуальных достижений, как мы последнюю для себя предствляем.

По сути мы ставим интеллектуальный потолок всех возможных достижений человечества где-то по собственному интеллектуальному “росту” или на пару “сантиметров” выше. Ведь мы всё равно не можем понять то, что выше, так зачем учитывать?
Не могу подтвердить ссылкой на хоть какие-то проведенные эксперименты, но рискну предположить, что в нашем подсознании имеется когнитивное искажение, автоматически стирающее гениев и тех, кто нас много талантливее или умнее, с представляемой разумом картины мира. Чтобы не расстраиваться и не считать себя интеллектуальным пигмеем сравнительно с гигантом.

Потому любая информация, сколь бы хлипкой с точки зрения доказательств она ни была, принижающая гениев (ученых, мыслителей и т.д.), будет радостно приниматься и пользоваться популярностью у широких масс.

Я бы рискнул назвать эту особенность “низведение до себя”.

Если продолжить спекулировать, то можно за каждым когнитивным искажением разглядеть какой-нибудь страх. Например, как в данном случае, страх потерять стержневую для личности самоидентификацию “я хороший”. Если есть множество людей настолько умных, что я даже не могу понять значение их работ (про детали и не вспоминаю), да что там – вообще не врубаюсь в ту сферу, в коей они явили свой талант и ум, то я должен здорово усложнить осевое сообщение: “я хороший, хотя и полный идиот в областях 1, 2, 3 (и т.д.) и в сферах А, Б, В, Г (и т.д.)”. Для подсознания (автоматической части мышления, т.н. “системы 1” или “слона”) такой вариант слишком мудреный, чрезмерно рациональный и потому неподходящий.
Следовательно, я вообще не буду принимать во внимание достижения в областях 1, 2, 3 и сферах А, Б, В, Г. Что снова сделает меня хорошим, т.е. умным, безо всяких вводящих в заблуждение уточнений.

В своих построениях я хожу где-то рядом, но, как мне хочется думать, всё же снаружи, эффекта Даннинга-Крюгера.

Нам, обычным людям, неприятно признавать существование гениев в реальном мире, т.к. сие – по ошибочному мнению нашего подсознания, – делает нас глупее и хуже. Гений где-то там в прошлом не травмирует мою самооценку, как и гений за три-девять земель, а вот соседа Васю/Джона/Халида/Венкатеша я признать талантливым (тем паче гением) не могу – слишком сильно пострадает моя самооценка.
Если бы определяло сознание (логическая “система 2” или “наездник” в метафоре Хайдта), то нам не было бы нужды представлять гениев сумасшедшими (т.е. даже ниже, чем мы сами, ведь мы-то здоровые, а они “оказывается” психически больные!), как нет нужды переживать из-за того, что кто-то видит чуть лучше или слышит, или выше на 2 см или на 22 или на целый метр, или может пробежать быстрее, отжаться больше раз и т.д. и т.п.

Однако мы живем в мире, где мышление у всех людей большей частью автоматическое, т.е. не контролируется строгой логикой в той же мере, как эмоциями, подсознательными комплексами и страхами. Поэтому признание гениям светит лишь посмертное, а прижизненное – только халтурщикам, которые не слишком отличаются от нас – обывателей/филистеров/зрителей/читателей.

This entry was posted in Uncategorized and tagged , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s