Потребность в чуде

Нормальный средний человек достаточно часто ловит себя на жажде чуда. Оная жажда – один из столпов нашей природной религиозности.

Безусловно, человек немощен и слаб – десятерым одной левой надавать не получится, или удержать падающий самолет, или поднять упавшее дерево, чтобы достать из-под него задавленного крота. Да и во владении у каждого меньше, чем хотелось бы ценностей. Законы природы опять же не дают обращать булыжник в золото или по мановению руки множить количество хлебов и рыб. Ко всему еще и никаких сверхспособностей – ни летать, ни ходить по воде не умеем.

Но помимо чудес из арсенала мультяшных героев и богов, сошедших на Землю, большая часть чудес, коих мы жаждем, не столь уж сверхестественны. Чудом их делает срочность – хочу знать французский или японский, владеть в совершенстве карате или искусством управления самолетом, вот если бы я был супер-акробатом или мог рисовать также, как Леонардо. Нет, не через 5-10 лет занятий хочу, но сию секунду.

Наши желания неустойчивы и мало-предсказуемы, зато они имеют пиковую интенсивность в течение короткого времени. Острота может быть обусловлена вполне понятными причинами – хочется произвести впечатление, показать, что ты лучше, сильнее, умнее, талантливее, – а может возникнуть под влиянием увиденного или прочтенного. Как бы то ни было, но времени на долгую дорогу к цели нет. Мы дико хотим, хотя и понимаем невозможность получить желаемое. И вдруг в мозгу возникает “очевидное решение” – вот если бы способность или характеристика, стечение обстоятельств или что-то в руке/кошельке/кармане возникли волшебным образом!

На самом деле особого волшебства-то и нет: если лет десять учить каты и долбить по макиваре, или учить слова и смотреть фильмы и читать книги на французском, или заниматься акробатикой, или игрой на фортепьяно, то результата нам бы в данную секунду хватило с избытком! То есть уговорить самого себя, что “в принципе” цель достижима, не так сложно.

И в случае, если алчешь чего-то физически невозможного, а потому на каком-то далеком, сознательном уровне осознаёшь неосуществимость, не мешает желать. Более того, скорее усиливают желание.
В любом случае – хочу-ли я чего-то из ряда вон выходящего или годы долгих усилий сжать в единый миг, – я не могу получить ничего. И я создаю воображаемый мир, где именно так у меня и получается.

Безусловно, мы говорим об обычных, нормальных людях, а не шизофрениках: мы можем мечтать, но не жить в мечте. Потому примирить реальность фантазии и реальность дольнего мира можно только одним способом – допущением, что невозможное для меня, возможно для кого-то другого. Этот кто-то со всеми моими желаемыми способностями и становится моим представлением о божестве. То есть том, кто может удовлетворить мою потребность в чуде.
Так в душу заползает вера в бога. Коль раздувать и культиворовать ее, она дойдет до веры в Бога. А дело лишь в эмоционально насыщенном желании, которое сжато до пары мгновений. Как хорошо, что хлипкий сей фундамент – не единственная опора религии.

This entry was posted in Uncategorized and tagged , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s