Вор – не консерватор

В левом “Атлантике” вышла статья “Владимир Путин – икона консерваторов”. Разумеется, как и любое пропагандистское заявление такого рода, статья занимается мелким жульничеством: трёп Путина про “традиционные ценности” и российская анти-гейская пропаганда выдаются за консерватизм. И для придания убедительности сему бреду даются ссылки на “палеоконсервативное” (они сами себя так называют) издание имени Патрика “ненавижу евреев” Бьюкенена.

Мейнстрим современного консерватизма можно свести к идеалам свободного рынка, ограниченного влияния государства и личной ответственности человека за его поступки. А вот к изоляционизму и отсылкам к Библии – ну, ни коим образом.

Путинская политика демонстрирует ненависть к свободному рынку (отсюда рост влияния госкомпаний), расширение влияния государства во всех сферах (причем в худшей из возможных форм – откровенного беспредела однопартийного правительства, которое граждане практически не могут сменить), а личная ответственность наступает только для тех, кто против дорогого фюрера партии жуликов и воров (и изредка, в качестве исключения, наиболее приближенных его клевретов), тогда как “своим” можно хоть людей на пешеходных переходах давить, хоть воровать миллиардами (если делиться не забывают или иначе доказывают лояльность).

Одним словом, упс, но Брайан Уитмор (Brian Whitmore) крепко сел в лужу… Или нет? Если его задача сводилась к воплям имбецильной радости у либеральной публики, то он добился желаемого, а отсутствие фактов и логики – дело десятое.

Но раз уж разговор зашел о Путине, в связи с освобождением Ходорковского и “Pussy Riot” упоминаемого в последние дни часто, то самое обидное для его сторонников и обожающих якобы противников – полное отстуствие стратегии. Они аплодируют (или говорят, что не могут не аплодировать) человеку, который иногда не наступает на грабли или пользуется тем, что другой наступил дважды (как с якобы успехами в сирийском вопросе).
Назвать стратегией попытку сохранить уворованное я не могу, а больше ничего у Путина нет. Его краткосрочные планы сводятся к продолжению воровства, а на международном фронте – гадить Америке насколько это в его силах. Если Белый дом начнет бороться с оффшорами, Путин будет их защищать, а если Белый дом будет защищать, то Путин начнет бороться. Одним словом, колхозы и Евтушенко.

Нельзя не отдать должное отдельным тактическим успехам, но как российский ученый попал в топ-десятку журнала “Nature” – благодаря случайно свалившемуся поблизости метеориту, – так и успехи Путина были обеспечены богатствами природных недр, случайными просчетами и глупыми “зевками” его оппонентов в других странах и такими особенностями “советского” национального характера, как зависть, злорадство и “назло маме отморожу уши”, в вопросах внутриполитических.

В 1917 большевики сыграли на зависти и ненависти масс, раздули эти чувства и заполучили страну. Путин с 2000 года впаривает народу байку про нечестные 1990-ые, жутких олигархов той поры, чтобы не замечали, что у тех олигархов богатство давно отобрали, что чиновники воруют в таких количествах, в коих даже беспредельщики-бандиты и олигархи девяностых не дерзали, что в руках совсем новых, появившихся после 2000 г., богачей давно сконцентрировано заметно больше средств, чем у “семибанкирщины” в ее лучшие дни.

Да, все мы, выходцы из бывшего Советсткого Союза, как живущие по месту рождения, так и уехавшие, имеем склонность больше гадить соседям, чем помогать им, не способны делать что-либо бескорыстно, без того, чтобы “оказаться в кадре” или при портфеле (если денежки капают, то можно и не выпячивать “я”). Но этот выработанный в нас социалистическим обществом анти-коллективизм можно или приглушать, компенсировать, а можно и культивировать. Результаты культивации видны в развале всех политических партий и объединений, когда оппозиция не способна к объединению, но исключительно к грызне между собой, забывая, с кем она должна бороться на самом деле.
Потому не было еще ни одного политического начинания, которое одна или несколько групп, действительно представляющих настоящую оппозицию режиму, не оплевали бы. Причем совершенно бескорыстно, безо всякого подкупа или принуждения из Кремля. “Так не достанься ты никому!” – решили Иван-царевич, Илья Муромец, Алеша Попович, Вольга, Серый Волк и Винни-Пух и выбросили иголку с Кащеевой смертью в океан. Мелочи, вроде продолжение царствования Кащея, их не смущали.

Путин не способен ни к чему путному. Потому что нет цели, нет видения будущего для страны, а только сохранение уворованного им и присными. Он как якобы джин из песни “кроме мордобитиев, никаких чудес” – правда, с заменой “мордобитиев” на “нецелевого использования бюджетных средств”.

Большая часть россиян не желает задумываться, что будет с ними или их детьми через 10-20-30 лет. Возможно, на себя наплевать, поскольку и к себе есть скрытая ненависть, но детей ужели тоже тихо ненавидят? Ведь физически всё разваливается, и чем дальше, тем быстрее. Не говоря уж о перспективах конкуренции со стороны вчера более отсталых стран, где уровень образования, научных исследований, технических разработок и вложений в инфраструктуру здорово отличается от российских…
Элита не просто так отправляет детей учиться на Запад, не зря покупает там недвижимость. Как не зря толковые студенты и аспиранты уезжают из России. Что думают те, кому не светит уехать? Или вернее так: почему они не думают?

Если можно не думать, средний человек думать не будет. Тем паче, когда активно отвлекают – то дадут разозлиться на кавказцев, то на интеллигентов (читай – евреев и “скрытых евреев”), то на богачей, которые не согласны с верховным “крошкой Цахесом”, то еще на кого, включая жен, детей, соседей, пешеходов и водителей (если машина без мигалки).

Если же народ отучают думать, то переход на висцеральный уровень будет проявляться во всем, а не только в связанных с политикой о общественным устройством вопросах. Развитие можно ускорить, можно затормозить, но нельзя затормозить здесь и здесь, а в остальных сферах ускорить.

Путин не думает о будущем России, но исключительно о власти и сохранении наворованного богатства.
Абсолютное большинство людей, включая ВПС, будучи обреченными постоянно держать в голове необходимость удержать власть и не лишиться “нажитого непосильным трудом” тоже не смогли бы думать о чем бы то ни было еще.

В нормальных странах подкорковое понимание сей ограниченности человеческой природы привело к лимитации срока нахождения во власти и степени концентрации последней в одних руках. Да, политик должен думать о переизбрании, но на самом верху – не больше раза. И никакой сверх-нагрузки на мозг о том, как удержать руль или скипетр. И тем более – как сохранить наворованное: если украл, сменивший заберет обратно, так что и смысла воровать не остается.

Проблема не в том, консерватор или не консерватор Путин, т.к. на сегодняшний день в Штатах консерваторы предлагают куда как радикальные реформы (иначе система разрушит самое себя), не в том, поддерживает Путин “гей-браки” или запрещает “гей-пропаганду” (борьба с “гей-пропагандой” вышвыривает умеренных гомофобов, типа ВПС, в ряды защищающих права “секс-меньшинств”), а в том, что Путин своим воровством удерживает страну от движения вперед, от того, чтобы хотя бы чинить сломанное в системе, не дает людям думать, низводя до уровня эмоциональных реакций на всё и всех вокруг.

Мелкий жулик из лево-либерального американского агитпропа назвал Путина консерватором, чтобы унизить консерваторов в Штатах. Но вот незадача: Путин – вор, а не консерватор. И именно этим опасен для России.

This entry was posted in Uncategorized. Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s