Смерть, как повод соврать

В связи со смертью Нельсона Манделы о покойном высказался каждый, кому не лень. Я бы тактично промолчал, если бы не статья в выступающем с точки зрения интересов бизнеса и потому правом “Форбсе“, клеймящая Дика Чейни за голосование в Конгрессе в 1986 г. Конгресс проголосовал за введение жестких санкций против ЮАР, причем поддержка была и со стороны демократов, и со стороны республиканцев. Но часть республиканцев, включая Чейни, указала на то, что Мандела руководил террористической организацией.

Но история голосования не столь значима, как открывающая статью фраза: “With the passing of President Nelson Mandela—arguably the most transformative world figure of the last century—our nation’s airwaves are awash in soaring and well deserved testimonials from all sides of the American political spectrum.” На основании чего кто-то может считать, что Мандела – человек, ответственный за самые большие изменения в мире в прошлом веке? Пусть и с оговоркой “небесспорно” (arguably).

Чтобы закрыть тему со статьей в “Форбсе“, отмечу, что выдаваемый в ней за факт приказ президента П. У. Боты взорвать дом Южноафриканского совета церквей, таковым не является, хотя Википедия так и утверждает. Если обратиться к первоисточнику, то отчет Комиссии о правде и примирении в Южной Африке (Truth and Reconciliation Commission of South Africa Report) говоря о данном инциденте – на странице 272 в самом низу – использует слово “якобы” – “allegedly” (ну, или “по утверждению”, хотя значение не меняется), т.е. доказать, что Бота отдал такой приказ не смогли. Но, как говорят, “осадок остался”. Это к вопросу об уровне въедливости в плане поиска правды со стороны публициста “Форбса“.

На мой взгляд Мандела сделал для своей страны много, но в основном негативного. Он не то, что не герой, а ближе к вредителю.

Итак, все знают, что апартеид – это плохо. Почему? Ну, а разве справедливо, что значительная часть населения страны не имеет права голосовать, серьезно ограничены в правах и т.д. и т.п. Почему наехали именно на ЮАР? Так получилось, что интересы коммунистического блока и либеральные (в хорошем, не левацком смысле слова) воззрения западных политиков совпали, а политики во множестве других стран были рады переключить внимание на проблемы не у в их ведомстве, а где-то далеко.

Если мы зададимся вопросом, сколько жертв у этого страшного апартеида, то и с учетом 600 убитых в Сауэто (Soweto) не сможем насчитать и тысячи жертв. В этом свете можно поверить, что с 1948 по 1994 год около 21 тысячи человек погибли в ходе политического насилия в Южной Африке, из них около 14 тысяч погибли между 1990 и 1994 годами, когда белые уступали власть (в 1994 выбрали Манделу). Из последних 14 тысяч от рук белых сил безопасности погибло менее 6%, остальное – бандитские разборки АНК им. Манделы с другими группировками негров.
С апреля 1994 по март 2012 года в ЮАР убили 361 015 человек. Нет, безусловно, и в 1950-80-ые уровень убийств был в ЮАР довольно высоким, но всплеск после “освобождения” во много раз перекрыл “страшное насилие времен апартеида”.

Южноафриканская экономика росла с 1994 достаточно неплохо, но то был рост без роста занятости. При том, что за это время население выросло примерно на 25-30%, ВНП со 136 млрд долларов в 1994 дошел до 408 млрд долларов в 2011. Между прочим в три раза!

Вот только в Анголе за тот же период он вырос в ДЕСЯТЬ РАЗ (с 10 млрд до 104 млрд), в Словакии вырос более, чем в 6 раз (с 16 до 96 млрд), в РФ – в 4.5 раз (если же сравнивать 1990 с 2011 – в 3.5), в Израиле в 3 раза (с 82 до 242 млрд), в Швеции в 2.5 (с 217 до 539 млрд) и в Штатах в 2 раза (с 7 трлн до 15 трлн) – все данные из ООНовской статистики – “GDP and its breakdown at current prices in US Dollars -> All countries for all years – sorted alphabetically“. Таким образом трехкратный рост в ЮАР не повод гордиться, а скорее наоборот, т.к. изначальный уровень был низким. И для многих так и осталось, например для четверти населения, живущих на $1.25 (или меньше) в день, а 42.9% – на $2/день.

Среди основных препятствий для ведения бизнеса в ЮАР называют преступность, макроэкономическую нестабильность, трудовое законодательство и низкое качество рабочей силы (стр. 101). Причем первые три точно связаны с деятельностью Манделы и его наследников во главе страны.

С другой стороны, не будем забывать, что 23% всего населения старше 15 лет – ВИЧ-положительны (та же ссылка, что выше). Отсюда снижение средней продолжительности жизни до 52.6 лет в 2011 году. Как видно из графика по ссылке, проблема отнюдь не одной страны, а региона. И никакой вины Манделы и прочих борцов с апартеидом, нет. Но и никакой заслуги в том, что они сделали для своего народа, нет.

Теперь вернемся к тому, что сделал Мандела в экономике: на рынке неквалифицированной рабочей силы появилось заметно больше женщин, новое трудовое законодательство сделало более выгодным замену ручного труда – механизированным. Плюс негативно влияют бюджетные дефициты, инфляция и усиливающееся неравенство в доходах. Причем последнее касается и расслоения среди негров, но данные демонстрируют, что несмотря на местный аналог “позитивной дискриминации”, разница в средней почасовой оплате между белыми и черным с 1997 по 2007 увеличилась (стр. 16).

Еще один аспект. Как пишет специалист Всемирного банка: эмиграция квалифицированного специалиста означает для Африки потерю 10 рабочих мест для неквалифицированной рабочей силы. По данным Бюро статистики ЮАР с 1994 по 2004 год из страны уехало от 1 млн до 1.6 млн специалистов (не только с высшим образованием, как я понимаю, но и со “средне-техническим”, если пользоваться казенным советским языком). Уезжают доктора и из Нигерии, Ганы, Замбии, но в Южной Африке до прихода к власти Манделы ситуация была иной.

С 1994 не менее 800 000 белых уехали из ЮАР (по другим источникам – миллион). 20% опрошенных, не только белых, хотели бы уехать. Уезжают квалифицированные бухгалтеры, инженеры, врачи, медсестры. Среди белых мужчин 24-34 лет непропорционально мало – эмигрировали. Расклад эмигрантов – по убывающей, – таков: Англия, Австралия, Штаты, Новая Зеландия, Канада. Кстати, число цветных (т.е. не белых и не негров) растет крайне медленно, а индусов даже в ближайшем будущем тоже, как и белых, будет сокращаться.

Нельсон Мандела был террористом, был политиком, но от его действий (в равной степени виноват и де Клерк, отдавший власть) стало хуже стране и людям, ради коих он якобы старался: у леваков иначе не получается – что ни делают, а люди в результате живут хуже.

Если примерно 2/3 квалифицированных белых отмечают, что их стандарты жизни ухудшились, то примерно столько же образованных негров говорят об улучшении стандартов их жизни, однако отношение к будущему ЮАР остается пессимистичным вне зависимости от цвета кожи (стр. 3) – из налогов, преступности, низкого уровня госуслуг.

Вопреки славословиям – все же знают, что De mortuis nihil nisi bonum, – Мандела не был реформатором, не был он и выдающимся государственным деятелем или человеком, сделавшим много для своего народа. Вознесенный случайной волной партийный функционер, принимавший только ожидаемые решения, проваливавший всё, что только можно и нельзя было провалить, он, судя по всему, был волевым, настойчивым человеком, отнюдь не монстром. Но он не был гением, ни на секунду, даже применительно к узкому и специфическому полю деятельности, где подвизался.

С бандитским народом, склонным к грабежам и убийствам, изнасилованиям и воровству, трудно построить рай на Земле. Даже гражданское общество построить сложно. Проблема в том, что Мандела и не пробовал. Он не воспитывал ответственность у своих соплеменников и сограждан (да и как такое ожидать от бывшего террориста?!).
Мандела шел на поводу у западных леваков-демагогов (до того – за советскими кукловодами). За что и был признан “борцом за права человека” (он был борцом с апартеидом, а в прочем, скорее, против прав человека).
Хорошо, что не рискнул начать играть в национализацию промышленности, но после развала СССР (к власти-то пришел в 1994 г) такой вариант был крайне маловероятным. Иначе бы жизнь в ЮАР была бы сегодня совсем жуткой.

Однако пугает, как много лжи льется со всех сторон. Такое впечатление, что смерть – наипервейший повод солгать. Или это только политиков касается?

This entry was posted in Uncategorized and tagged , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s