Популизм в помощь бизнесу

Прочел статью в WSJ о том, что швейцарцы будут голосовать о введении предельного соотношения между зарплатами в фирме в 12:1, т.е. самый высокооплачиваемый сможет получать не более, чем в 12 раз больше самого низкооплачиаемого. Чуть раньше швейцарцы проголосовали за запрет “золотых парашютов” и “золотых приветов” (“golden hello“) для большого начальства. Из всего этого газета деловых кругов Америки делает вывод о том, что бизнес климат в Швейцарии меняется в худшую сторону и обещает полный пердюмонокль.

Про “золотые приветы” я не знал, решил поискать. Оказалось всё совсем просто: переманивая большого начальника из другой фирмы, ему предлагается приличная сумма на переезд и вообще, чтобы заинтересовать. Иногда примерно тоже называют “золотым рукопожатием”.

Начнем с “золотых приветствий”. В 2011 году в страховую компанию “Авива” со штаб-квартирой в Лондоне взяли некоего Тревора Мэфьюса (Trevor Matthews), предложив ему в качестве “привета” 4.25 млн фунта стерлингов. Акционеры встали на дыбы из-за слишком щедрых платежей топ-начальству, 59% проголосовали в мае 2012 г за изменение практики. В результате потерял работу CEO (исполнительный директор) Эндрю Мосс. В этом феврале сообщили об уходе уже самого Тревора Мафьюса В недавнем интервью глава английской Ассоциации пенсионных фондов сказал, что пенсионные фонды будут активно противодействовать бонусам, получаемым за простое согласие работать в фирме – распространенную практику для больших начальников.

Заодно акционеры начинают восставать против распространенной в Европе практики, когда аудиторская компания еще и “консультирует” проверяемых, получая весьма солидные деньги (внешний аудит не дешевое развлечение, а за консультации берут еще больше), что создает конфликт интересов. В Штатах подобная практика запрещена согласно закону Sarbanes–Oxley (как следствие скандала с банкротством Энрона и помогавшей ему аудиторской компании Артур Андерсен).

Однако практика “золотых приветствий” широко распространена и в США, где в этом такая практика отмечена в 70 компаниях (против 41 за весь прошлый год). Причем многомиллионные выплаты авансом ничего не гарантируют. Например, слабеющий конкурент Walmart – J.C. Penney, – выплатил при подписании контракта $52.7 млн Рону Джонсону, чтобы уволить через 17 месяцев, в течение коих стоимость акций J.C. Penney упала на 50%.

Некоторые эксперты полагают, что компании привлекающие менеджеров “золотыми приветствиями” вообще с точки зрения финансовой дисциплины находятся по шкале с единицы до отлично на уровне двойки. Про все такие компании не скажу, но в вышеупомянутой “Авиве” сам наблюдал, как спустили $70 млн на заведомо провальный проект. В тот год компания потеряла $900 млн на своих операциях по миру. Про потери от не самых удачных инвестиций я и не упоминаю.

Тут я позволю себе небольшую спекуляцию: думается, что компании играющие в “золотые приветы”, чувствуют свое плохое положение, боятся, что иначе не смогут привлечь хороших управляющих, одним словом, ведут себя как те мужчины, что пытаются привлечь дам исключительно богатством, в результате встречая одних “щучек”.
Я бы сказал, что выплата большой суммы авансом не только является демотиватором, но и демонстрирует приверженность к магическому мышлению: прилетит вдруг волшебник, и ущербная бизнес-модель заработает лучше идеальных бизнес-моделей конкурентов.
На самом деле вклад исполнительного директора в изменение цены акций компании не более 10% (Николас Талеб упоминает какие-то исследования в своей книге “Fooled by randomness). Лучшие результаты с действиями топ-менеджеров не связаны. Последние не совсем беспомощны, например, в краткосрочной перспективе они мошенническим образом могут спровоцировать появление плохой квартальной или годовой отчетности, если заинтересованы в продаже компании по заниженной цене. Это уже уголовное преступление, но требуется всего-лишь поиграть с отчетностью: чуть задержать по датам внесения в бухгалтерские книги поступления и ускорить появление расходов.

С этической точки зрения существование “золотых парашютов” – двойные стандарты, т.к. высший менеджмент оказывается совсем не в тех условиях, что остальные работники. Их вклад больше? Работа тяжелее? Так за это они и получают больше.

Теперь давайте вернемся к предельному соотношению зарплат. Если мы возьмем страховую компанию, то в самом низу зарплатной “лестницы” должны находиться отвечающие на телефонные звонки работники отдела страховых исков и вносящие изменения в страховые полисы. Их зарплаты в Канаде начинаются где-то от $30 тысяч. Получающих меньше, к примеру, уборщиков, как и охранников, можно нанять на стороне. Или точно также отдать на сторону (outsource) функцию ответа на звонки клиентов (call centre). В любом случае затраты нервной энергии у топ-менеджера не больше, чем в 12 раз выше, чем у работника низового звена, так почему он должен получать больше?

Если мы полагаем, что его вклад в достижения фирмы больше, это нужно доказать. И доказать будет предельно трудно, т.к. нет ничего такого, что высшее руководство делает самостоятельно, а не руками подчиненных.

Еще один момент – весьма хлипкая зависимость изменений выплат большим начальникам и стоимость акций компании:

Exec compensation vs stock

Вышеупомянутые 10%, взятые у Насима Николаса Талеба, я нигде найти не смог, но боюсь, что реальный вклад любого конкретного исполнительного директора после вычета всех случайных факторов и вклада остальных работников компании будет примерно равен нулю, а с учетом высокой зарплаты и многомиллионных опционов акциями и вовсе отрицательным.

Позиция Wall Street Journal на самом деле ни в коей мере не защищает интересы бизнеса, она отражает интересы топ-менеджеров, а не акционеров компании, не заинтересованных ни в “золотых парашютах”, ни в “золотых приветствиях”. В равной мере долгосрочные интересы бизнеса не связаны с чехардой на высоких позициях, в результате коей теряются многие миллионы на “приветствие” одного начальника и “парашют” для другого, а сама компания взамен получает только повышенную волатильность курса акций. Про начатые уходящим и не продолженные пришедшим руководством проекты с их, порой значимой и для крупной корпорации, стоимостью я и вовсе молчу. Причем никаких исследований на эту тему провести нельзя, т.к. компании отнюдь не склонны делиться с экономистами или журналистами подобной информацией.

Мне думается, что для бизнеса горадо полезнее было бы заменить многомиллионные выплаты топ-менеджерам на зарплату с тем самым коэффициентом 12, как предложили швейцарцы, а опционы привязать к ежегодным результатам компании, но с возможностью обналичить их через два-три года. Если начальник ушел раньше, то он получит только то, что заслужил, но не в день ухода, а все равно в тот день, когда пройдет срок. Если акции компании в тот момент не будут стоить ничего, значит он должен разделить вину и последствия в том числе собственных действий.

С точки зрения акционеров на бонусы работникам и руководству должно уходить не более 20-25% прибыли компании, не вкладываемой в развитие, остальные 75-80% идти на дивиденты. Двадцать процентов я взял не с потолка – это тот предел, установленный в экспериментах, когда сторона, получающая меньше, отказывается сотрудничать, предпочитая оставить себя и оппонента ни с чем.

Не стоит думать, что здравые вещи – это мейнстрим экономической науки. Карла Фридман из MIT и Рэйвен Сакс из ФРС показывают, что в с 1940-ых и до 1970-ых связи между ростом капитализации фирмы и компенсацией руководству не было, тогда как с 1980-ых она появилась. Но это не более, чем трюк со статистикой, выборкой и умолчанием.

Executives and optionsПоскольку в 1950-ых доля компенсации руководства в форме акций ползла вверх, то появилась связь. А не благодаря более эффективной работе управляющих, начавших получать больше.

Как выясняется, биржа может расти безо всякой связи с выплатами начальству:

S&P indec vs Exec compensationБолее того, рост на бирже, ни в коей мере не связанный с действиями руководства компаний, а определяемый только количеством свободных средств, вкладываемых в акции, вполне себе может стоять на месте, несмотря на всё большую и большую долю дохода получаемую топ-руководством компаний в форме акций.

Dow Jones 1896 - 2010Доход акционеров в большей степени определяется макроэкономической ситуацией, чем действиями директоров. Но акционеры за рост стоимости акций (часто виртуальный для них, если они не успевают в конце концов продать акции выгоднее, чем купили) радостно голосуют за всё большие и большие выплаты руководству.

CEO pay vs employeeКак следствие имеем расходящуюся пропасть между доходами высшего начальства в корпорациях и средним работником. И не нужно думать, что ситуация в корне изменилась в 2008, где заканчивается график. В 2010 рост компенсаций топ-менеджерам продолжился (30% к предыдущему году), а доход среднего работника в стране даже чуть снизился.
Поскольку экономика движется средним потребителем, а не крошечной в процентном отношении элитой, то застой в американской экономике вполне закономерен.

В своё время прогресс Америки стал возможен не только за счет предпринимательского духа, но и за счет расширения базы потребителей из-за более высокой, чем в прочих странах зарплаты работникам.
Интересы топ-менеджеров потеряли хоть какую-то связь с долгосрочными интересами бизнеса, вверенного их руководству. Виртуальная цена акций – производная от закачки на рынок (читай – биржу) средств ФРС, – временно заслонила реальное положение дел. Но как любые бухгалтерские махинации сия “потемкинская деревня” когда-нибудь рухнет. И вряд ли сей неприятный момент отделен от нас долгими десятилетиями, скорее – годами. И очень больно будет всем. И спастись не получится ни с помощью бондов, облигаций, вложений в золото или недвижимость.

Если платежеспособная база в стране постепенно сужается, до всё более и более шикующей элиты, развитие становится невозможным. Ни экономическое, ни социальное, включая интеллектуальное и культурное. Не то, чтобы сей апокалиптический сценарий светит Америке, я всё же надеюсь на здоровые силы, а не разрушителей во имя социализма или менеджерского псевдо-капитализма. Однако тенденция, как мне дилетанту, видится, не самая радужная. И преодолеть ее не особо стремятся ни правые, ни левые. Да и как побороть то, что и назвать то не смеешь?

Одним словом, на мой либертарианский взгляд, швейцарцы делают более полезное дело, чем хотелось бы представить WSJ. Да, ограничение искусственное и внешнее, но опасную тенденцию иначе не сломить. Ведь ставим же мы бетонные ограждения на крутых поворотах, чтобы машины не слетали в пропасть, также и здесь.

This entry was posted in Uncategorized and tagged , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s