Социальная эволюция

Определяя эволюцию, мы говорим о “выживании сильнейшего”, на английском – о “выживании наиболее приспособленных” (survival of the fittest). Именно об этом говорил Дарвин, а до него – чуть другими словами, – Мальтус. Но на самом деле эволюция совсем не выживание, а размножение. Если мы не можем обнаружить, что наиболее приспособленные организмы увеличили свою численность в абсолютных и/или относительных единицах, то и ни о какой эволюции говорить не приходится.
Выживание без оставленных потомков – к эволюции косвенно.

Сам Чарльз Дарвин в “Происхождении человека и половом отборе” писал о неприменимости естественного отбора к человеку. Если принять за данность существование полового отбора, сводимого по сути к общему количеству детей, несущих гены данного человека, и предположить, что это – главный механизм человеческой эволюции, то есть ли еще и влияющие факторы, определяемые социумом?

Почти в каждом человеке живет чувство собственной ничтожности перед гением, кого бы данный человек не считал гениальным. Поэтому мы естественным образом полагаем, что гений – высший образец человека. И продолжая движение по той же “скользкой дорожке” (slippery slope), мы полагаем, что гений – наивысшая форма социальной эволюции.
Однако вознесение гения на пьедестал не доказательство его социального значения, но вышеупомянутого психологического искажения.

Чтобы избавиться от последних сомнений вспомним гениев в науке, философии, литературе, музыке, живописи, скульптуре. Вспомнили? А теперь вспомним их детей. Помимо многочисленного потомства Баха и Л.Н. Толстого, больше никто не приходит на ум, т.к. или мы о детях ничего толком не знаем, или их не было. Причем отнюдь не факт, что гений Льва Николаевича, а не его графский титул (и соответствующий доход) ответственен за обилие “Львовичей” и “Львовн” (трепетное отношение большевиков к Толстому, вероятно, позволило большему числу потомков выжить – сравнительно с детьми других графов).
Если же мы посмотрим на детей крайне талантливых и просто талантливых людей, то или обнаружим посредственность или все признаки социального вырождения (паразитирование на папиной или маминой славе, алкоголизм, наркомания и т.д.).

С учетом большого числа официально бездетных гениев не похоже, чтобы талант помогал социальной эволюции.

И последнее логично, т.к. трепетное отношение к закидонам гения в повседневной жизни возможно преимущественно у тех поклонников, кто с ним рядом не жил и вообще не сталкивался. Не слишком развитые социальные способности мешают продвижению по социальной лестнице. А концентрация на “деле всей жизни” не способствует созданию семьи и нахождению времени на заботу о благополучии потомства.

Один из наиболее явных примеров социальной эволюции – дикое количество людей, у коих найдена У-хромосома, якобы восходящяя к Чингиз-хану. Великий завоеватель имел множество жен и наложниц, у него было много детей, дети тоже оставили многочисленное потомство и т.д. Правда, мы не знаем, имеют-ли люди со специфическим маркером в У-хромосоме отношение к Чингиз-хану. Это лишь предположение, т.к. кто еще мог оставить столь многочисленное потомство в примерно ту эпоху? Ну, разве что какой-то другой воин или полководец, менее известный и тем обеспечивший своим наследникам меньший риск быть убитыми в воинах за наследство, когда все конкуренты и потенциальные конкуренты вырезались, невзирая на возраст.
Причем некоторые полагают, что не потомки Чингиз-хана составляют 16 миллионов, а одно из казахских племен – потомки элитных частей чингизовой армии, рассеяли гены по окрестностям Каспийского моря.

Легко представить многочисленных бастардов французских королей, не имевших внятных прав на престол, но обеспеченных финансово и имевших поддержку при дворе, чтобы “плодиться и размножаться”. Вот только никаких данных об их успехах или многочисленности мы не имеем. Хотя десятки лиц в списке наследников, к примеру, на романовский трон могут показаться доказательством. Потомков Николая I – 29 человекесть статьи Википедии, но там, где есть, легко можно увидеть – 4-5-6 детей, т.е. внуков миллиардера, и у внуков – тоже рождались дети, т.е. уже правнуки, таким образом число наследников миллиардера заметно превышает число наследников российского императора, умершего заметно раньше, чем родился нефтепромышленник.

А вот Джон Д. Рокфеллер сколотил огромное состояние, но только 22 члена его семьи упоминаются в Википедии, причем единственная заслуга большинства упомянутых – трата денег на благотворительность и вращение в “высшем свете”.

Теперь позволю себе вернуться к половому отбору. Поскольку размножение человехцества до сих пор происходило исключительно половым путем, любые изменения в популяции происходили через половой отбор. Ой, нет, собственно никакого отбора со стороны женщин, попавших в гарем или выданных замуж без их согласия, не происходило. Отбор был односторонним – мужчина выбирал жену, если не было бесплодия, то женщина регулярно рожала (в прошлые века – до того, как умирала от родильной горячки), а выживаемость детей зависела в большой степени от способности отца прокормить их.
Таким образом более успешное движение по социалной лестнице обеспечивало большее число наследников. Но поскольку продвижение – если исключить любовников Екатерины II и т.п. правительниц, – определялось другими мужчинами, то половой отбор приходится свести к выбору красивой невесты. Но иногда карьера делалась посредством брака, т.е. красота невесты имела последнее значение сравнительно с приданным или связями семьи.

Второй момент, уже ближе н нашему времени мы можем заметить (просто свидетельств больше, чем в прежние века), что талантливые люди отнюдь не всегда заинтересованы в женитьбе и оставлении потомства. И очень многие дамы заинтересованы в разнообразных характеристиках потенциального жениха, но талант – последнее, что их волнует. А если у дамы самой есть талант, то ужиться с другим талантом шансы небрежимо малы. Плюс добавим в уравнение гомосексуальность.

Таким образом обнаруживается, что влияние полового отбора на распространение таланта в популяции мало, если не сказать негативно.

Вот социальный успех, выражаемый в денежном эквиваленте, способствует распространению генов – дамы стараются забеременеть от богатого любовника, чтобы получать алименты. Причем при везении может хватить и секса на лестнице в японском ресторане 🙂

В XXI веке полагается, что наличие таланта практически равно большому материальному успеху. Если мы смотрим на тех, кто успешен, за подтверждением, то получаем ошибочную выборку, а для репрезентативной выборки нам не хватает обзора, предоставляемого временной дистанцией. Потому обсуждать конец прошлого – самое начало нашего века рановато.

Потому позволю себе разделять узнаваемость, обеспечиваемую чемпионам в некоторых видах спорта и массовом искусстве, от подлинного таланта. Но и узнаваемость вкупе со связанными с ней финансовыми потоками не обеспечивает движения вверх для потомков. Во всяком случае пока у нас нет данных, дабы утверждать обратное.

Социальная эволюция и половой отбор тем не менее, как мне видится, всё же имеют место в течение последних двухсот лет. В Канаде и Штатах, не пострадавших от войн и революций, сформировалась не рвущаяся на обложку глянца и в телекамеры элита, успешно занимающая в течение не одного поколения командные посты. Не те, что на виду, не те, что требуют большого таланта или гения, не те, что требуют утверждения во время голосований. Элита эта не столь уперта, как европейское дворянство в Средние века, а кое-где и позже, чтобы не принимать в свои ряды новичков или не уступать какие-то посты, должности, позиции, а порой и сферы деятельности. Тем не менее успешность пары поколений в плане материального благополучия (но не чрезмерная, без света софитов, заставляющих не самые крепкие души соскальзывать в наркозависимость), позволяет начать вовлекать половой отбор, т.е. взаимный выбор женщин и мужчин наиболее привлекательных сексуальных партнеров и создание крепкой семьи с относительно большим числом отпрысков.
Я не говорю о верхней части среднего класса или супермиллиардерах, но о тех, кто между ними – богатых, но не разбогатевших, не начинавших с нуля, а имевших хороший задел.

Не хочу гадать, сколько их, этих победителей социальной эволюции, но всяко совсем не много. Для абсолютного большинства людей – от не самых толковых до гениев, от бедных до верхней части среднего класса, – социальная эволюция и половой отбор не те факторы, которые могут благоприятно сказаться на судьбе их потомства.
Поэтому нам, обычным людям, можно выдохнуть и не переживать о “бессмертии в детях”.

This entry was posted in Uncategorized and tagged . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s