“Cirque de la Symphonie”

Вечор ходили на странный концерт “Цирковая симфония” – специальная программа, созданная артистами цирка, выступающими с симфоническими оркестрами в разных городах мира в попытке объединить два разных вида искусств.


Сиднейский симфонический в зале тамошней оперы.
Четвертая и пятая части “Испанского капричио” Римского-Корсакова и акробатическое якобы танго в исполнении израильтянина и канадки (из 6 артистов – трое бывших россиян, американка + вышеупомянутая пара)

Я могу понять, руководителей оркестров, ищущих новые маркетинговые решения, старающихся заманить в зал публику, которая обычно на концерты классики не ходит. Да и программа построена из легкой классики, нравящейся всем и никого не напрягающей.

Поскольку сконцентрироваться на музыке у меня не получалось – если закрыть глаза, чтобы не видеть циркачей, то частые апплодисменты приводили к тому же отвлекающему результату, – я задумался, а что и почему мне мешает?

К примеру, диснеевская “Фантазия вполне себе сочетается с музыкой. Разница всё же не только в том, как художники-мультипликаторы следовали музыкальному повествованию, но и в эмоциональной загруженности циркового представления. Цирк, как идея, играет с нашим подсознанием – мы должны ахать, сердца должны замирать, а потом нас переполняет восторг, что всё закончилось благополучно (не в последнюю очередь из-за потаёного страха-желания, чтобы артист разбился – нет, мы не желаем ему этого, но постоянно об этом думаем, чтобы в конце обрадоваться тому, что наши страхи не сбылись).

Наслаждение классической музыкой идет из нескольких источников: медитативное погружение в себя или в музыку, если последняя “уносит”, представление образов, картинок, фильмов (когда музыка “живописна”), а то и танцев, если музыка совпадает, иногда резонанс со сложными колебаниями струн души, порой возможность ощутить те эмоции, которые обычно от себя скрываешь или коих стесняешься.
По сути музыка обращается к “слону” в нашем сознании. Очень редко музыка дает что-то и “наезднику”, как например, в точнейших описаниях эпохи в симфониях Шостаковича. Впрочем и там больше получает “слон”. Цирк тоже обращается к “слону”, но обращение это не столь тонкое, деликатное, хрупкое. Классическая музыка не раскачивает качели эмоций между страхом и восторгом, тогда как цирк именно этим и занимается.

Поэтому мне кажется, что завлеченные таким, полу-обманным образом в концертный зал люди не станут новыми постоянными слушателями. Ибо их первый опыт на “нормальном” концерте будет совсем не таким, как понравившийся – предположим, – цирковой концерт. Я бы поставил на концерты “легкой классики” – популярные произведения, не сложные, не требующие от слушателей напрягаться, но исполняемые целиком, чтобы можно было проникнуться, прочувствовать, т.е. погрузиться.

Дирижер Стивен Рейнеке несмотря на легкую с точки зрения исполнения программу не смог удержать оркестр – особенно его духовую часть, – от грубости исполнения. Хотя благодаря легкой программе, сильно испортить не удалось 🙂

This entry was posted in Uncategorized and tagged , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s