Миша Майский

В четверг в Кёрнеровском зале Королевской консерватории в Торонто выступали Миша Майский с дочерью Лили. Потрясающий виолончелист Михаил Леопольдович Майский позиционирует себя как единственного музыканта, учившегося и у Мстислава Ростроповича, и Григория Пятигорского. Но у него достаточно и иных карьерных достижений.

С дочерью Лили (партия фортепьяно) он достаточно много выступает по миру, иногда к ним присоединяется сын Саша.

Вечер открыла Ля-минорная соната Шуберта:


Андрас Шифф (рояль, кстати, будет выступать в Торонто 3 ноября) и Миклош Переный (виолончель)

Приятная музыка, помогающая перейти в иную реальность – из вульгарности в мир искусства. Минорные, грустные темы заставляют душу раскрыться, выйти из раковины или панциря. Но перестать бояться еще не значит очиститься, стать лучше. Необходимый предварительный шаг, но ничего сверх.

Концерт продолжился Популярной испанской сюитой Да Фальи. Вроде бы никаких претензий у меня не было, но не зацепило. Переслушивая дома не мог найти внятных объяснений своему неприятию. Наверное, просто не срезонировала испанская музыка. Нарочитостью? Излишней простотой и прямотой?

После антракта “Вокализ” Рахманинова в обработке для виолончели и фортепьяно


хорватско-словенская звезда Лука Шулич (Luka Šulić)

Пока Вы слушаете волшебную музыку, позволю себе небольшое отступление. В мире виолончелей в отличие от мира скрипок несколько иные кумиры среди мастеров.
Молодой музыкант в клипе играет на инструменте Ямаха, а сам Миша Мирский играет на анонимно подаренном ему инструменте Доминико Монтаньяна. На виолончелях того же венецианца играют/ли великие Стивен Изерлис, Йо-Йо Ма, победитель на конкурсе Чайковского Натаниэель Розен, призер того же конкурса Ральф Киршбаум. Тогда же на рубеже XVII – XVIII веков там же, в Венеции, работал еще один известный мастер – Маттео Гоффрилье, на чьих инструментах играли Пабло Казальс, Жаклин дю Пре, Натали Гутман, Янош Старкер…
При этом вышеупомянутый Стивен Изерлис, как и еще один крайне известный современный виолончелист Хейнрих Шифф, играют также и на инструментах Страдивари (последний, кстати, “для настоящих пацанов” делал не анекдотические барабаны, а гитары).
А вот крайне ценимый скрипачами Гварнери вилончелистами ценится меньше. К примеру, несколько лет назад тогда первая виолончель Торонтского симфонического Винона Зеленка играла на инструменте Гварнери, что отнюдь не преподносилось как фантастическое достижение, а когда Винону сместили до уровня третьей виолончели, спонсор гварнериевский инструмент новой первой виолончели не передал.
Одним словом, лучше-ли инструменты работы кремонских мастеров (Страдивари и Гварнери), чем венецианских (Гоффрилье и Монтаньяна), я понять не могу.

Если Вам понравилась музыка, то ее можно послушать в более близком к изначальному варианте для сопрано и оркестра (вместо фортепьяно) с бесподобной Натали Дессей.

Потом звучала Соната для виолончели и фортепьяно Шостаковича:

Анна Гастинель и Роджер Мураро

Таком образом второе отделение совпало с московским концертом 2008 года Миши Майского и Лили. Вряд ли в том был глубокий смысл, скорее отработанная программа, хорошо принимаемая слушателями.

И, только слушая Шостаковича, я понял, что Лили – хорошая пианистка, а не просто довесок к папе! Миша Майский, кстати, один раз во время исполнения сонаты ошибся, но всё равно впечатление от концерта было восхитительным.

Обычно в музыке Дмитрия Дмитриевича можно обнаружить настоящие глубины, исторические и психологические, но тут легковесность первого отделения и трудность перенастройки с красоты в чистом и высшем виде aka рахманиновского Вокализа, увели меня куда-то не туда…
Ёрничество, сатирическое веселье и тяжелые, невротические переживания – всё было, как и zeitgeist – еще не жуть конца тридцатых, но намеки – кровавые оттенки зари, тяжесть в воздухе, когда свободно дышать невозможно, а страх перед грядущей грозой с всполохами, пожарами и бурями только усугубляет… Но чтобы заметить разлитую по всему вокруг напряженную статику, нужно чувствовать нечеловечески тонко, как и не каждому гению-то дается…

На бис исполнили что-то и “В стиле Альбеница” Родиона Щедрина.

Зал стоял на ушах… Я не понял, почему ни Майский, ни его дочь не забрали подаренные им букеты… Для нас, тех, кто слушал, это был праздник, майский день, именины сердца, гурманское пиршество… Видимо, у музыканта были свои резоны…

This entry was posted in Uncategorized and tagged , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s