Демос против популюса

В рассуждениях о демократии обычно начинают с принципиальной ошибки – переводят “власть демоса” как “власть народа”. “Народ” в современном понимании для древних греков обозначался словом “охлос”. Традиционный перевод последнего слова – толпа, но в чем разница?

“Демос” – это не просто взрослые мужчины с определенной собственностью (без учета женщин, рабов, несамостоятельных детей и иностранцев), но главным образом те, кто несет ответственность за последствия собственных решений, т.е. служащие в армии в тех войнах, которые сами же и одобрили на собрании, постоянно избираемые на те или иные должности, включая откровенно невыгодные и доставляющие одни проблемы и хлопоты.

Демос – если совсем кратко, это те, кто отвечает за свои поступки. Толпа, кем бы или чем бы ни вдохновляемая, никогда ответственность не разделяет. Но куда точнее, как мне кажется, характеризует современную западную демократию древнеримский “популюс”, т.е. масса “граждан Рима”, подкупаемых “хлебом и зрелищами”, не способных защитить сама себя (речь не о республиканском периоде, но о империи), посему для защиты от варваров нанимавших других варваров, а для создания произведений искусства имевших рабов…

К концу XX – началу XXI веков большинство западных демократий лишились большей части ответственных граждан, замененных зависимым от подачек бюрократии “населением”. Не в последнюю очередь за это нужно благодарить пацифистский настрой: решения принимают одни, а рискуют совсем другие, никак в большинстве случаев не связанные с первыми – ни семейными узами, ни кругом общения.

Еще один критически важный аспект – сегодня в Европе и Северной Америке принимающие решения не платят за их исполнение, а берут деньги у налогоплательщиков в общем или отдельных категорий оных. Тогда как в древних Афинах общественная должность могла разорить.

Поэтому когда мы говорим о демократии в ее современном западном изводе, мы совершаем замену конкретного, точного исторического понятия – новым, имеющим в основном противоположный смысл.

И всё же стоит заметить, что во всех странах Запада есть достаточное число представителей демоса. В значительной мере уставших противостоять левиафану государственной машины, но пока не окончательно сломленных, сохранивших волю к свободной жизни (в противовес жизни любой ценой).
Дело не в партийных или идеологических симпатиях, а в личной ответственности. Большая часть западных элит исповедуют подход советских комиссаров – “делай то, что я говорю, а не то, что я сам делаю”. Отсюда двойные стандарты, склонность к демагогии, лжи, привычной не только во время предвыборных кампаний, но и после, нежелании нести ответственность (даже частичную!), стремлении переложить вину на кого-нибудь еще.

Различие между популюсом и демосом видно сразу: первые требуют, ни на секунду не задумываясь, кто будет платить, т.к. уверенны, что не они, вторые требуют только одного – чтобы им не пришлось платить за то, что им не нужно, чего они не хотят. Свобода в понимании первых – чтобы было, как удобно мне. В понимании вторых – делай что хочешь, но плати и отвечай за последствия.

Может показаться, что “демос” – чуть ли не герои. Ни в коей мере. Речь не идет даже о более рациональных людях, чем представители “популюса”.

Почти год назад я рассуждал о демократии и локусе контроля. Ретроспективно понимаю, что упрощение – да еще и с идеологической подоплекой! – разбить легко. Да, если локус контроля внутри человека, т.к. ему так внушили родители, он сам до этого дошел или как угодно, то он будет самостоятельно добиваться желаемого. Но требовать еще большей халявы, самостоятельно, без оглядки на соседа, – четкая демонстрация внутреннего локуса контроля в конкретном ворпосе, – отнюдь не является высшим проявлением гражданской ответственности.

Локус контроля следовало бы перенести/расширить из психологии в как бы философскую сферу. Мировоззрение – безусловно, часть культуры, – может ориентировать человека на его личные достижения, как определяющие итоговые достижения, или на везение и помощь извне. Доводя эту характеристику до абсурда, можно вычленить два крайних мировоззрения: 1) всё зависит от человека, потому помогать вредно (“падающего – толкни“), и 2) без помощи человек – ничто и никто (“единица – вздор, единица – ноль“).

Фактически столкновение этих двух культур – либертарианской и этатической, если позаимствовать политические термины, – и определяет водораздел между демосом и популюсом. Причем – я хочу подчеркнуть, – до экстремальных взглядов доходят очень немногие, а большинство людей на Западе лишь в большей степени склонны к одному подходу, чем к другому. Почти в каждом – как проявления андрогинности, – можно обнаружить обе тенденции. В зависимости от ситуации, то одна, то другая будут превалировать.

Важный аспект культуры на бытовом уровне – то, что она въелась в наше подсознание, т.е. определяет поведение не только и не столько “наездника”, как “слона”. Если в течение пары-тройки поколений приучать людей к халяве, к возможности перекинуть ответственность на кого-нибудь другого, то данный подход станет частью культуры, к коей принадлежит человек. То есть его реакции по умолчанию будут определяться именно этим. Естественно, иногда нечеловеческим усилием “наезднику” удастся заставить “слона” поступить иначе. Но на нечеловеческие усилия мы, обычные люди, способны чрезвычайно редко, а совершив, позволяем себе пару-тройку-десяток раз вести себя противоположным образом без того, чтобы наш “наездник” возмутился и попытался направить в другую сторону. Вместо этого ему приходится рационализоровать, оправдывать поведение “слона”.
При этом ответственность, привитая культурой, заставляет умерять желания, потому укореняется в подсознании не так крепко, как любовь к нахождению виноватых.

Потому мы, выходцы из бывшего Союза, так похожи на тех на Западе, кого развратили десятилетия лево-либеральной социал-демократической халявы. Ой, извиняюсь, опять в политику залез 😦

Большая часть проблем Запада сегодня проистекает из того, что “популюс” становится всё многочисленнее, а “демос” – сжимается. К примеру, популюсу наплевать на растаскивание бюджета лоббистами, т.к. популюс не платит. А безоглядное наращивание государственной халявы и обещания еще большей – не только ублажают слух популюса, но и искушают тех, кто балансирует на грани между демосом и популюсом. И чем больше поблажек и подачек получают лентяи и жулики, тем сложнее противостоять желанию “тоже” получить бесплатный кусок.

Обеспокоенность современных политиков рейтингами и результатами опросов общественного мнения лишает массы остатков здравого смысла: чем менее предсказуемо поведение властей, колеблющихся под влиянием паники у опрашиваемых толп, и чем больше власти влезают в частную жизнь, тем больше лезут наружу страхи и эгоизм, требующие получить поблажку, подарок, обещание – хоть что-то, а иначе “слон” помчится сквозь джунгли, трубя и наваливая кучи от ужаса перед очередной мышью.

В рамках существующей политической и общественной системы изменить тенденцию, перенаправить культуру в русло ответственности, похоже, невозможно. Популюс власть, озвучиваемую им во время выборов, и вытекающую из той власти обильную халяву, не отдаст. Культурные ценности, разделяемые демосом, не позволят ему давить достаточно сильно, чтобы изменить правила игры. Даже организоваться у демоса шансы невелики – индивидуалисты в колонну сами не строятся.

Однако экономика, международная ситуация и здравый смысл в какой-то момент заставят Запад перестать игнорировать реальность и вернуться обратно к связи между принятием политических решений и ответственностью. Только урок, судя по всему, будет весьма болезненным.

This entry was posted in Uncategorized and tagged , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s