“Peter Grimes”

Канадская опера в октябре дает “Питера Граймса” Бриттена. Мы ходили в среду на генеральную репетицию.
Бриттен вообще не самый легкий композитор, но всё же композитор, а не музыкальный графоман.


Постановка в Ковент Гардене

Если клип будет раздражать, можно его выключить. Но это лучший из найденных… Хотя в зале музыка раздражает все же не так сильно.

Бенджамин Бриттен в 1945 году создал оперу, отталкиваясь от сочинения английского поэта конца XVIII – начала XIX века Джорджа Крабба. Пересказ либретто на русском тут. Единственное упущение русской версии – не упоминается бессловестный персонаж доктор Крабб – введенный композитором и либреттистом, чтобы выразить почтение автору вдохновившего произведения. Функции его вспомогательные, словно режиссер, оставшийся на сцене и поясняющий, указующий, объясняющий, демонстрирующий пример.

Помимо чрезмерной затянутости (более 3 часов) к важнейшим недостаткам оперы можно отнести перевес в пользу речетатива вместо арий. И великий исполнитель не может раскрыться проговаривая текст вместо того, чтобы петь, а телефонный справочник спеть нельзя.

Итак, небольшой рыбацкий городок, английская провинция, простые, безыскусные до хамства и суда Линча люди. Но это всё же Англия – страна закона. Потому открывается опера судом над Граймсом, обвиняемым в смерти его юного подмастерья. Коронер признает смерть случайной, желающий разбогатеть рыбак Питер Граймс оправдан и хочет взять в работном доме себе другого мальчика в помощь.
Но стремление к материальному благополучию не единственный грех Граймса: хуже, что он нелюдим. У него нет друзей, про него постоянно распространяют слухи. Отнюдь не безосновательные.

Нелюдимость героя для части критиков стала якобы отражением социальной изоляции гомосексуалиста Бриттена. Но ни в какой изоляции композитор не находился, более того, его ценили явно больше, чем имевшего огромные заслуги перед Великобританией во время Второй Мировой Алана Тюринга, коего в 1952 признали виновным в гомосексуализме и подвергли гормональной терапии.

Одержимый алчностью Граймс, весьма вероятно, считает социальные контакты напрасной тратой времени, которое можно потратить с большей выгодой. Из оперы этого не понять, но возможно герой еще и жмотничал и не желал “проставляться” после удачного улова.
Любовь к учительнице Эллен, похоже, не выразилась ни в одном подарке. Говорить о любви и будущей свадьбе Питеру приятнее, чем подарить даме своего сердца хоть мелочь.

В дополнение к смертному греху сребролюбия Граймс демонстрирует еще и гнев (по отношению к своему подмастерию, да и к Эллен), и гордыню (презирает он сограждан). Да и работать в воскресенье – плевок в лицо как религиозным институтам, так и обществу.

И если в гибели первого мальчика, как слушателей убеждают, герой не виноват, то в гибели второго – очень сильно: если бы не жадность Граймса, то ребенок бы не погиб.

И всё же я хочу обратить внимание на смену акцентов между поэмой и оперой: первая рассказывает о городке, о типажах, что его населяют, высмеивает ханжество, лицемерие, жестокость, комформизм и прочие “свинцовые мерзости” английской жизни, то вторая якобы сконцентрировала внимание на герое-одиночке. На самом деле никакой психологической подоплеки, раскрывающей мотивы поведения Граймса, его бунта против общества или, как минимум, противостояния, нет и в помине.

Питер Граймс – в значительной мере карикатура, как и две девушки-“племянницы” в таверне, учительница Эллен, судья Суэллоу, миссис Сэдли и прочие персонажи. Конфликт с Граймсом обнажает внутреннюю нечистоту всех замешанных сторон. То есть вообще всех действующих лиц.

Если бриттеновская “Смерть в Венеции – опера для одной звезды, то его же “Питера Граймса” в Торонто продвигали также – звали на Бена Хеппнера – одного из лучших канадских теноров, выступающего в основном на лучших европейских сценах. Например, в ноябре-декабре он будет исполнять ту же роль в Венской опере.

Увы, но нам в среду, как и слушателям премьеры в субботу не повезло: вместо заболевшего (?) Хеппнера титульную партию исполнял Энтони Гриффи (Anthony Dean Griffey), известный, пожалуй, только данной ролью, которую он пел и в Мете, и на умеренно-приличных сценах Европы. Претензий к Гриффи не было – и играл, и пел (когда до этого доходило) он хорошо.

Оркестр Канадской оперы радовал чистотой. Из звезд (коих я определяю по наличию в послужном списке Ла Скалы, Ковент Гардена, Мета, Венской и Берлинской опер, плюс Мариинка, Большой и Парижская опера) были басс-баритон Алан Хелд как капитан Балстроуд, с натяжкой – всё же в Метрополитан-опера выступали, – к звездам можно отнести также и Роджера Ханиуэлла (в роли Боба Боулза), меццо Джил Гроув, как хозяйка таверны “Auntie” (“тетушка“) и басса Роберта Помакова (возчик Хобсон).

Остальные были молодые канадские певцы, из коих стоит выделить Илеану Монтабелли (Ileana Montalbetti) в роли Эллен, и двух “племянниц”-проституток – Дэниэль МакМиллан (Danielle MacMillan) и Клер де Севинэ (Claire de Sevigne). И если честно, то ансамбль из голосов получился куда как удачный, вот только потребность в их таланте практически не возникла – композитор не заложил…

Канадская постановка является восстановлением совместной постановки Австалийской и Хьюстонской опер. Режиссер-постановщик Нейл Армфилд, художник-постановщик Ральф Майерс и особенно художник по костюмам Тесс Шофилд сумели выдать на-гора столько бездарного, что хочется надеяться на предельную редкость творческих контактов между Канадской оперой и упомянутыми товарищами в обозримом будущем.
Смесь костюмов с 1920-ых по 1950-ые меня дико бесила… Ну, не было в этом ни малейшей нужды – ни сюжетной, ни музыкальной, ни психологической, ни художественной!
… И только режиссерская буквальность в остальном и крайняя не-оперность музыки Бриттена не давали раздражаться на всю катушку.

Любопытно, что премьера оперы в Лондоне в 1945 году шла – и успешно! – одновременно с “Богемой” и “Мадам Баттерфляй“, а в сейчас Канадская опера дает вместе “Богему” и “Питера Граймса“. Рекомендовать не стану, более того, я могу понять, почему на оперу шли в послевоенном Лондоне – первая опера об Англии и англичанах, созданная английским композитором, – но не понимаю, зачем ее ставить в 2013 году в Торонто или Вене?.. Хочется верить, что не для демонстрации широты музыкального мировоззрения и солидарности с якобы ущемленным Бриттеном.

This entry was posted in Uncategorized and tagged , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s