“Другие”

Пару недель назад получил приглашение на спектакль самодеятельного русского театра. Вчера сходили. Но прежде, чем говорить о представлении по пьесе Сартра “За закрытыми дверями”, пара не столь негативных реплик.

Нежаркий приятный вечер. Бабье лето или, как в наших краях правильнее говорить – Indian summer. Общинный центр искусств Wychwood Barns в не самом обустроенном районе Торонто действительно представлял собой переделанные сараи. От одного даже попахивало навозом 🙂 Кружки и студии, небольшая галерея в одну комнату с картинами двух художниц (плохо, но не позорно), большая детская площадка, а с другой стороны здания – собачья площадка.

Задержка с началом меньше 15 минут – для русских представлений в эмиграции почти английская точность. Небольшой зал – мест на 40-50, для театра при общинном центре вполне достаточно. Таких театриков в Торонто полно, данный – один из самых пристойных.

Театр “НСК” выбрал, как я понимаю, пьесу Сартра за камерность, как с точки зрения состава исполнителей, так и скромные требования к декорациям. Тем не менее в тексте имеются указания на конкретные предметы интерьера, каковые режиссер выкинула.

Небольшая роль “коридорного” Константину Хагану не удалась, частично то вина режиссера, но и отсутствие таланта и профессиональной подготовки сказались. По сравнению с редкой бездарностью Константина Болшакова в одной из трех главных ролей – Гарсэна, – Хагану и не так много испортил. Когда актер не знает, что ему делать со своими руками, его нельзя выпускать на сцену. Болшаков не только вышел, но и не понял, о чем роль, что делает его персонаж… Одним словом, если бы не нужно было полтора часа видеть перед собой эту жуть, я бы его по-человечески пожалел.
Александра Масленникова в роли Эстель напоминала мне одну крайне неприятную особу, но хотя бы что-то играла. Единственная из всех. Режиссер спектакля Алина Старкова в качестве исполнительницы роли Инэс была не так уж плоха. Но не нужно переносить в театр доступный в кино вариант, когда режиссер еще и играет: посмотрреть на себя со стороны в театре не получится, а в кино можно через секунду после отыгранной сцены. Потому Старкова не играла, а переигрывала. Но актерские недостатки не так существенны, как ее режиссерские упущения.

Герои по ходу действия как бы видят и слышат, происходящее на земле. Режиссер решила сопроводить “видения” фотографиями и видео – допустим. Но всматривающийся во что-то человек не должен бегать глазами и крутить головой, в такую игру не поверить.

Одна из важнейших задач режиссера – объяснить исполнителям, что они по мнению постановщика должны чувствовать, ощущать, какие переживания предполагаются у героев. Полный провал. На заднем дворе для родных такое показывать можно, но не посторонним. Одно дело восторг родителей по поводу утренника в детском саду или показательного выступления кружка, другое – претензия на театр.

Сидел я и думал: есть-ли и если да, то какой, смысл в походах на плохие спектакли? Помогает-ли это лучше разобраться в пьесе, увидеть то, что при чтении, ускользнуло?

Итак, “За закрытыми дверями” – бесконечно слабая пьеска, в которой нет ни грамма психологии, зато есть абстрактные философские концепции, якобы проиллюстрированные в форме драмы. То, что мы знаем о героях, ни в коей мере не стыкуется с их поступками на сцене. Якобы кобеливший всю жизнь Гарсэн, чем якобы мучил жену, меньше всего заинтересован в женщинах. Почтовая служащая Инэс помимо выражения ненависти к мужчинам (а собственно из-за чего?) еще и служит рупором для идей автора. Но оные идейки периодически выдает и Гарсэн. Потому от беспомощной глупости в одних репликах эти персонажи поднимаются до уровня мудрецов и пророков… Ну, если не мудрецов, то точно – до уровня преподавателя философии в заштатном колледже.
Приятель отца Эстель, ставший ее мужем, богат и относится к высшему обществу, сие означает, что и отец Эстель не крестьянином был. Ее представление о себе, как о бедной сироте, не подкрепляется ни словом, ни жестом, характерным для парвеню, пролезшей в свет благодаря браку со стариком.
Желание близости с Гарсэном с ее стороны крайне странно – ее земная жизнь была иной, она явно не была слабенькой, романтичной девушкой, но богатой сучкой, бравшей то, что ей нужно от мужчин. С учетом отсутствия у героев в новых условиях потребностей в сне, еде, питье, а также их неспособности умереть (еще раз), да и испытывать боль, вероятность в то, что у них сохранилась способность к получению чувственных удовольствий в любовной сфере, стремится к нулю.

Если бы Сартр продумал данный момент, он мог бы показать жажду любви, как некие фантомные боли или вариант психологической абстиненции, когда лишенный наркотика человек уверен в том, что страдает от отсутствия. Но это не более, чем привычка, рутина, неспособность посмотреть на мир чуть шире, оригинальнее, увидеть и ощутить нечто новое, непривычное, свежее.

Большинство рецензий на российский спектакль, приведенные тут, сводятся к банальности одной-единственной реплики “ад – это другие”. Вот только сама пьеса убеждает в обратном.

Герои убеждены, что они в аду, но им никто ничего подобного не говорил. Это их личное заключение. Они сами назначили себя виновными, заслуживающими страдания. Тогда как неопределенность ситуации скорее свидетельствует – в рамках христианской мифологии, – что это чистилище, откуда всё же можно перебраться в одно из двух более определенных мест.

Гарсэн (кстати, не ясно, почему к нему обращаются по фамилии, тогда как к женщинам по именам, это штамп той, более патриархальной, эпохи или что-то иное?) якобы был и пацифистом, и героем, тогда как пацифистская идеология отрицает культ героев. Причем герой он был в собственных глазах. И собственное негеройское поведение мучает его. Именно по этой причине он ведется на подколки Инэс и рефлексирует по поводу того, что говорят его бывшие сотрудники.

Кстати, почему его расстреляли? Он пытался избежать призыва в армию, но он не давал присягу, потому не может считаться дезертиром. Его могли посадить в тюрьму, но не расстрелять. А если расстреляли, то за что-то другое или что-то еще, а не уклонение от призыва. И почему других сотрудников его редакции не тронули?

Инэс убеждена, что она злая и плохая. Сама себя убедила. И убийца-ли она на самом деле? Толкнула ли она кузена под трамвай или ее вина косвенная – из-за переживаний он был не особо внимательным к движению по сторонам и т.п.?

Почему Эстель не сделала аборт, коли так не хотела ребенка? Почему не отдала его кому-нибудь на воспитание или не подкинула в приют? Почему не обманула мужа, что ребенок от него? Вопросов много, ответов нет совсем.

Поведение героев необъяснимо, но в каждом случае оно определяется не другими, а самими людьми. Ад не другие, а люди сами себе. Если ты себя не мучаешь и не терзаешь, то ни в какой внутренний (душевный или психологический) ад не попадешь. В заданных философом-псевдодраматургом условиях ад каждый создает сам себе.

Ни данный, ни любой другой спектакль данного театра смотреть не стоит. Разве что захочется помучить самого себя. Но для этого есть более удобные способы 🙂

This entry was posted in Uncategorized and tagged , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s