Апология богатеев

В последнем, летнем выпуске “Журнала экономических перспектив читателям предложили подборку разных взглядов на проблему самых богатых и неравенства в общем. Я пока прочел только статью в защиту “верхнего процента”, написанную главой экономического факультета Гарварда Грегом Мэнкью (N. Greg Mankiw).

Разумеется, статья вызвала шквал негодования (типичная отповедь здесь). Возражения в основном идеологические. Но начнем с основных пунктов самого Мэнкью.

Подход гарвардского экономиста можно описать, как “доказательство от противного” – он последовательно разбивает доводы противников неравенства. Начинает он с опровержения того, что экономическое неравенство неэффективно. В экономике есть хитрое понятие – “полезность”, – субъективная оценка желательности того или иного продукта/предмета/услуги. Теория полезности предполагает убывание предельной полезности, т.е. снижение желаемости, к примеру, пятого точно такого же яблока, как предыдущие съеденые четыре.
Экономисты левых взглядов полагают, что дополнительный доллар нужнее тому, чей доход $30 000 в год (половина средне-американского), чем тому, у кого $3 млн в год. Мэнкью не оспаривает кажущуюся очевидность предыдущего предложения, чтобы – как я смею предположить, – не оспаривать экономический мейнстрим в виде вышеупомянутого “закона убывания предельной полезности”.

Мне – заранее извиняюсь за свою наглость дилетанта, – представляется, что отдача от доллара добавленного к $30 000 отнюдь не обязательно будет выше, чем от той же суммы, добавленной к $1 млн. Люди – существа иррациональные, какую долю их годового или месячного дохода составляет обсуждаемый доллар, вычислять не собирающиеся. Бедные, как подтверждалось во многих исследованиях, тратят деньги весьма неразумно – на фаст-фуд вместо приготовленной дома еды и т.д. Да и “гордость” многим бедным не позволяет цепляться за каждый доллар.

Если мы говорим о потреблении на $1, то возможно для общества в целом выгоднее, чтобы этот доллар потратил богач, т.к. в его потреблении будут заложены большие налоговые поступления (например, на предметы роскоши), чем возможно дотируемые налогоплательщиками базовые продукты питания, каковые якобы купит бедняк. Я даже не хочу обсуждать выпивку, наркотики и прочие нелегальные вещи, на которые может потратиться бедный; равно и их негативные последствия для экономики.

Равенство возможностей – иллюзия, которую и обсуждать-то нечего, т.к. мы, люди, разные – кто-то выше, кто-то более ловкий, кто-то талантлив в живописи или музыке, кто-то сильнее, кто-то лучше разбирается в цифрах и т.д. Мэнкью ссылается на исследование, из коего следует, что влияние семьи как среды, т.е. без учета генетической составляющей (на основании изучения усыновленных детей) где-то около 11% (генетика – 33%, а 56% – факторы среды, не связанные с семьей – в статье они не определены, Separate environment (S) – понимай, как хочешь, возможно, именно сюда нужно отнести влияние культуры, к которой принадлежит семья, где воспитывается ребенок). Как бы то ни было, но из этих 11% Мэнкью выводит, что равенства возможностей хватает.

Еще один важный момент – достижение приемлемого равновесия в компромиссе между равенством и эффективностью. Чем ближе мы подходим к равенству, тем ниже экономическая эффективность общества. И наоборот.

Неразрешимой моральной дилеммой для сторонников уравнивающего налогообложения – на практике, а не в угаре спора, когда ляпнуть можно любую глупость, но следовать собственным предложениям не обязательно, – является расхождение между тем, почему нужно выравнивать доходы между разными социальными группами в одной стране, но не нужно – между разными странами?

Мэнкью ссылается на исследования о “справедливости” платы президентам и директорам корпораций, но основной упор, разумеется, на доход тех фигур, которые не вызывают зависти левых – режиссера Стивена Спилберга, покойного Стивена Джобса, – мол, спрос и предложение обеспечили их богатство. Всё честно.

Говоря о справедливости и равенстве, американский профессор не может обойти стороной Ролза. И декан экономического факультета из Гарварда предлагает красивый аргумент для разбития теории “справедливого общества”: если мы (большинство людей) в теоретическом обсуждении хотели бы получить защиту от несправедливости и неравенства при рождении, то почему бы не распространить данную теорию на
несправедливость в том, что кто-то может умереть от почечной недостаточности, посему хорошо бы у всех априорно забирать вторую почку в пользу тех, у кого почки потом откажут или уже отказали. Вообще идея “прокрустова равенства” представляется весьма перспективной.

На этом я оставляю Мэнкью и начинаю спекулировать.

Если задуматься о том, благодаря чему многие на Западе стали богатыми, то мы придем к нескольких категориям:
– предприниматели (везение, рыночная конъюнктура или гениальная идея помогли им, не суть важно);
– таланты в высокодоходных сферах спорта и искусства;
– врачи, адвокаты и т.п. специалисты;
– унаследовавшие.

Аргументация сторонников большего равенства, что, мол, не Джобс, Мэджик Джонсон или Спилберг, так другой был бы, ничего не меняет: да, был бы другой, но если был бы аналогичный спрос на фильмы, игру в баскетбол или продукцию данной фирмы, то это создало бы сравнимый уровень богатства.

Когда мы говорим о больших доходах врачей или адвокатов, то большая часть критиков сникает из-за очевидной концентрации “головастых” среди докторов и юристов. Да и учатся они долго, это их как бы извиняет.

На самом деле большие доходы определяются не годами обучения и даже не спросом на их услуги, а искусственным ограничением конкуренции через лицензирование.

Возможно, у Вас возник вопрос: хотел бы автор, чтобы его самого или дорогих ему людей лечили лекари без подтвержденного диплома? Если честно, то мне важнее результат лечения, а не то, какой университет выдал диплом педиатру или хирургу. Если что-то пойдет не так, то наличие диплома университета Торонто или Гарварда родных залеченного ни в коей мере не успокоит. И, возможно, замещение людей-врачей компьютерной программой, ставящей диагноз и назначающей лечение принесло бы больше пользы, как с экономической точки зрения (заметное удешевление лечения), так и за счет уменьшения числа врачебных ошибок.

Зарегулирование экономики в западных странах продолжается всё быстрее и быстрее. В Штатах Кодекс федеральных подзаконных актов (Code of Federal Regulations) содержит более 175 000 страниц. Именно это мешает развитию бизнеса, а следовательно появлению новых игроков, и их движению вверх по лестнице экономического успеха.

Чтобы понятнее было, что означает госрегулирование, задумайтесь: кто захочет заниматься изобретением новых лекарств, коли стоимость прохождения всех этапов создания нового лекарства и получения разрешений в Штатах доходит до $5 млрд. Какие биотехнологические стартапы могут появиться в таких условиях?

Наследники – единственная категория богачей, которые должны заслуживать ненависти масс, т.к. своё богатство получили “на халяву”, но отношение к ним куда как более спокойное. Я бы предположил, что дело в той форме зависти, которую они вызывают – “а-вот-бы-мне-родиться-сыном/дочерью-Рокфеллера!“. Люди не хотят терять мечту, ради чего готовы простить незаслуженное богатство.

Теперь мы подошли к одной, специально не выделенной мной категории богатых, которых ненавидят сильнее всех, – управляющих, президентов компаний, директоров.

С одной стороны, менеджеры не демонстрируют таких выдающихся интеллектуальных способностей, как врачи или юристы, равно особых талантов, как спортсмены или артисты, т.е. обычным людям проще сравнить управленцев с собой и возмутиться диким зарплатам.
С другой, все видят, как успех фирмы оборачивается безумными выплатами начальству, тогда как за провалы начальство не штрафуют, а уволят скорее работников внизу, чем наверху.

Стивен Деннинг находит кучу провалов в традиционных подходах американского менеджмента. Он много пишет о стратегической близорукости управляющих, стремящихся любой ценой добиться (краткосрочного) подъема цены акций компании. При этом торгующиеся на бирже компании инвестируют в новые разработки в два раза меньше компаний, находящихся в частном владении (с поправкой, естественно, на размер и индустрию).

Вопрос экономического неравенства в современном мире, особенно США, усугубляется странной ситуацией, когда прибыли корпораций достигают рекордных величин (доналоговые – 12% от ВВП), тогда как доля инвестиций снижается, как и доля зарплаты работников (без учета высшего руководства).

Я бы связал левую псевдо-кейнсианскую политику, проводимую Обамой и Беном Бернанке со всем вышеперечисленным: политика “количественного смягчения” ФРС и обамовские “стимуляции” экономики приводят к появлению больших, легких денег, которые уходят практически исключительно в сферу финансовых спекуляций, т.к. всё более зарегулированный реальный сектор экономики не может обеспечить сравнимой прибыли (соответствие федеральным стандартам стоит американскому бизнесу и потребителям более $1.8 трлн в год, а с 1949 по 2005 не дало ВВП вырасти на дополнительные $38 трлн!!!).

Никакого парадокса в том, что социалистические по сути меры приводят к расширению неравенства нет: на фоне высокого богатства в капиталистическом (для Америки – пока еще) обществе перевод всё большего числа людей в категорию зависимых от благотворительности властей создает такое равенство в нищете для масс, как в бедных обществах Римской или Советской империи – относительно действительных богачей, обласканных властью. И везде эти богачи дрейфуют от производительного бизнеса к спекулятивному. Так удобнее правителям, да и самим богатеям проще.

В дополнение к вышесказанному я бы отметил два дополнительных больших не-экономических плюса в существовании богатых:
– поощрение искусств за счет пожертвований;
– поддержка политических и общественных движений не за счет бюджета, т.е. из иных, чем у чиновников, соображений и с иной степенью ответственности.
И эти плюсы многократно перевешивают минусы.

This entry was posted in Uncategorized and tagged , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s