“Carthago delenda est”

В “Частном корреспонденте” прочитал статью Стивена Фрая о том, какие печальные ассоциации вызывает анти-гейская кампания в ГосДуре и в России в целом у английского комика (и любителя классической музыки). Желающие могут тоже самое прочесть в оригинале.

Вроде бы всё правильно пишет Фрай, но заметил в себе активное неприятие позиций гомо-активистов, равно псевдо-защитников “традиционных ценностей”.

Первое, что мешает – забегание вперед: я, хоть и гомофоб, ничего против гей-парадов не имею, но ни в коей мере не согласен на гомобраки (секс может быть какой угодно, если по взаимному согласию, вплоть до инцеста, зоофилии, некрофилии – никаких проблем, но не нужно называть связь словом, предназначенным для религиозного союза мужчины и женщины).
Гомо-активисты приравнивают идиотский российский запрет на пропаганду к помехам на пути к совсем недавно достигнутому в некоторых, чрезмерно либеральных странах унижению гетеросексуальной семьи.

Второе, несмотря на моё негативное отношение к Путину, сравнение его с Гитлером слишком натянуто. Да, Россия движется в сторону тоталитаризма, но не каждый диктатор становится Гитлером, Сталином или Пол Потом.

Третье, лично я бы мог понять призывы к бойкоту Олимпиады из-за нарушения российскими властями российских же законов. Точно также я бы поддержал призыв к бойкоту международного соревнования сходного уровня в любой нецивилизованной стране (например, в Китае). Но я не вижу необходимости поддаваться на призывы бороться за права одной группы, хотя нарушаются права большинства россиян.

Четвертое, претензию к лицемерию можно адресовать не только Обаме, но всем, кто вдруг озаботился ситуацией в России, не замечая куда более вопиющих нарушений прав той же самой группы в большинстве мусульманских стран.

Теперь о противоположной стороне конфликта. Не ясно, почему целующиеся мужики так раздражают отдельных госДураков? В конце концов, не нравится – не смотри. Во время застоя “лично дорогой Леонид Ильич” лез целоваться ко всем, сомневаюсь, что нынешние радетели тогда открыто высказывали недовольство.

Кому-то могут не нравиться “голубые”, кому-то православные, кому-то буддисты, кому-то иудеи, мусульмане, панки и т.д. Причем визуально идентифицировать представителей раздражающей группы легко, поэтому теперь всем обеспечат возможность плевать во всех, кто неприятен? Или, как всегда, “все животные равны, но некоторые более равны, чем другие”?

В “Новой республике” (“The New Republic) Юлия Йоффе дельно разбирает обсуждаемый вопрос, приводя много статистики. Но она “проваливается” в щель культурно-лингвистических различий. “Социальные консерваторы” – специфически американская социальная характеристика, не имеющая смысла в ином культурном контексте: быть одновременно против абортов и гомобраков и за церковь совсем не обязательно, вполне можно разделять одну или две позиции, но не все три. А вот в Штатах три упомянутые пункта разделяются часто одними и теми же людьми.

Кастрированное политкорректностью сознание многих американцев предполагает негативную коннотацию в слове “ненормальность” или “аберрация”, засим оные слова из активного лексикона исключаются. Хотя в американском обществе гомосексуальность нормой не стала, т.е. продолжает быть отклонением от нормы. Не преследуемым законом, не считающимся болезнью, но тем не менее отклонением. Я бы предположил, что при правильно составленном опросе большинство граждан США с этим согласятся (пусть их будет и не 74 российских процента).
Но и тогда не будем забывать, что любой соцопрос – манипуляция, т.к. реагируем мы, люди, автоматической, иррациональной, недумающей частью сознания (“слоном”), практически не подключая логику и анализ.
Особенно при обсуждении “горячих” и политических тем.

Раз уж зашла речь о подсознательном, то не будем сбрасывать со счетов одну из главных составляющих российской гомофобии – страх быть “опущенным” в тюремном смысле. Не просто реализация либидо при отсутствии естественных способов, не доказательство доминирования, но как самое тяжкое наказание, за исключением смерти, которое группа – в определенных условиях (тюрьмы) – способна наложить на индивида.

Если человек оценивает нечто положительно, это значит, что обнаружить это у себя самого или тех, о ком беспокоишься, приятно. Если же такое открытие означает погружение в пучины негативных эмоций, то и оценка будет соответствующей. Потому что “хорошо” и “плохо” – не рациональные категории.

В том контексте, в коем средний россиянин сталкивается с гомосексуальными актами и гомосексуалистами (чаще на уровне анекдотов, при том, что русская народная культура откровенно гомофобна), никаких положительных ассоциаций – и потому оценок, – ждать не приходится.

Любопытно, что неприятия гомокультуры у российских масс нет – концерты обыгрывающих собственную сексуальную ориентацию эстрадных исполнителей пользуются большим спросом. Аналогично глубоко расистское российское общество демонстрирует вкусы, сходные с вкусами американских негров (золотые цепи, одежда, дорогие машины, пальцы веером и т.д.). Возможно, ненависть без любви или желания походить встречается совсем редко (впрочем, это следует додумать).

Жутко, в каком направлении “кремлядь” ведет Россию, но бороться за соблюдение прав одной группы при этом  – пустая трата времени. Лучшая защита прав российских гомиков – соблюдение прав ВСЕХ россиян со стороны полиции, судов, чиновников, правительства. И, как мне видится, куда полезнее для этого было бы принять во всех цивилизованных странах “закон Магнитского” и расширять список невъездных в сторону ближайшего окружения крысообразного “крошки Цахеса”.

This entry was posted in Uncategorized and tagged , , , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s