Цирк

Воскресным вечером возили ребенка в цирк. Перед въездом на парковку был нехилый затор, вызванный, как оказалось борцами за “права животных. Сами борцы и “борцыцы” ходили с мегафонами и пачками буклетов. В недавнем прощлом подобные товарищи вопили о “правах” слонов, но в нынешнем сезоне акцент сместился на “права” тигров.

Дело в том, что в этом сезоне цирку “Shrine” 250 лет, вернее столько лет семья Зербини занимается цирковыми представлениями. Начиная с 1763 года, когда цирк открылся в Париже, десять поколений Зербини дарят радость людям. Потому в отличие от прошлых лет договорились с субподрядчиком, обеспечивающим тигринное шоу.

Как бы то ни было, но защитники животных ничего не добились и шапито на вечернее шоу (7-30, еще по выходным есть дневное – в 4-00) было почти совсем полным. Публика состояла в основном из выходцев и Азии, но были и белые, и негры.

Итальянский, как выяснилось, цирк казался совсем “русским” (советским) – программа из выступлений тигров, слонов, лошадей, воздушных гимнастов, жонглеров, акробаров и клоуна словно пришла из детства 🙂

Поскольку я там был ради ребенка, то мог заниматься наблюдениями и самокопаниями сколько влезет.

Самое бросающееся в глаза и отвлекающее детей – коммерческая направленность происходящего: продавцы сладкой ваты, попкорна, всяких светящихся игрушек привлекали внимание детей до и во время представления.

Антракт служил тем же коммерческим целям, усиленным возможностями для детей прокатиться на спине слона в течение 3-5 минут в компании еще 6-7 деток.

Я понимаю, что коммерческому предприятию нужно зарабатывать деньги, но чрезмерность мешает.

У меня есть подозрение, что в обозримом будущем классический цирк XIX-XX века, тот, что мы знаем, уйдет в прошлое: с одной стороны, борцы за “права животных” чего-нибудь добьются, а с другой, конкуренцию с фонтанирующим свежими идеями Cirque du Soleil выдержать не получится.

Сидел я и рефлексировал. Во-первых, видимо, присутствие “борцов” на въезде какое-то влияние да оказывает, т.к. человек с откровенно антагонистичной позицией начинает высматривать, нет ли на шкурах животных рубцов. И мне было откровенно приятно узнать (на следующий день), что стандарты цирка более строгие, чем от них требуют государственные органы.
Возможно, дело в том, что мы, люди, подсознательно ассоциируем всех умных животных с людьми, а кошатники – ко всему прочему, – еще и воспринимают тигров/пантер/львов, как больших домашних любимцев. Отсюда сильная эмоциональная вовлеченность.

Во-вторых, а чему люди собственно радуются в цирке? Что заводит детей?
Зоопарк интересен, но не до такой степени, как цирк, предполагаю, из-за пассивного характера происходящего: звери лежат, лениво ходят, почти не делая ничего особенного. В цирке же зрителей вовлекает два момента:
– ассоциация себя с исполнителями сложных трюков (модель “я – герой”, как в кино);
– радость от подчинения почти-мне – через проекцию себя на дрессировщика, – опасных и больших зверей.

Где-то в подсознании сидит страх перед опасными хищниками и крупными травоядными. Подчинение тигра воле укротителя – как бы моя личная победа над тигром. Во всяком случае я, обычный зритель, опосредованно заставляю того, кого боюсь, делать то, что я хочу. Преодоленный страх трансформируется в радость.

Еще один связанный момент – невнятное, но все же присутствующее желание, чтобы зверь напал на дрессировщика. Мы в безопасности, а он рискует. И чтобы я мог насладиться риском, я представляю, как хищник оборачивается против укротителя. Ничего плохого не случается, и я могу порадоваться тому, что мои мысли не вызвали к жизни зло, т.е. я не стал плохим. Возможно, этим в большей мере – а не страхом за собственную жизнь, – объясняются истерики у случайно увидевших трагедию на арене.

В-третьих, в отличие от кино или театра сама природа цирка интерактивна: можно визжать, кричать, хлопать в любой момент времени, тогда как в кинотеатре или концертном зале подобные проявления не приветствуются.
Фактически “слон” в сознании перестает и в минимальной степени реагировать на указания “наездника”. Популярная музыка, постоянное хлопание и визги вокруг заставляют отдаться ритму, присоединиться к толпе.

Я могу рефлексировать до опупения, но в какой-то момент ловлю себя на том, что сливаюсь с массой, отдаюсь потоку и хлопаю. Это не апплодисменты восторга, а захват контроля над телом со стороны подсознания.

Цирк в его классическом изводе – искусство до неприличия примитивное, не вовлекающее рациональную, аналитическую часть сознания в происходящее. Не мой “наездник” стучит ногой или ладонью, но исключительно мой “слон”. И радость последнего дика и примитивна.
Потому детки после представления плохо спят, видят слишком яркие, будоражащие, заставляющие кричать и плакать сны.

Программа не настолько интересна и хороша, чтобы смотреть ее повторно (подозреваю, что кроме тигров, остальное – также как в прошлом или позапрошлом году), но с теми же, кто соберется, делюсь кодом на скидку – DOG – так просто 🙂 Обеспечивает два билета по цене одного (не действует на VIP места – несколько ближайших к арене рядов).

This entry was posted in Uncategorized and tagged , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s