Микробы религии

Взаимоотношения между паразитом и хозяином достаточно сложны: паразит должен получить максимальную выгоду для себя (своего потомства), но при этом постараться не слишком сильно ухудшить шансы хозяина, чтобы не лишить последующие поколения паразитов среды существования.
Эволюционные биологи иногда находят определенную выгоду для хозяина или избегание им еще более худших последствий. Например, иногда кукушки проверяют гнезда, куда подложили свое яйцо, и если последнее выкинуто, выкидывают все остальные яйца – как бы в отместку.

Религиозность человека, как можно вывести из психологических исследований, в какой-то мере (а то и полностью, но это мои личные спекуляции) проистекает из структуры человеческого сознания, где присутствуют две по-разному реагирующие и функционирующие части. Потому склонность к вере в нечто сверхестественное сидит в нас гораздо глубже, чем научное мировоззрение или понимание алогичности и недоказуемости религиозных постулатов. В ситуации стресса “наездник” теряет контроль за “слоном”, который воображает, что его безумное движение в никуда определяется неким “высшим смыслом”, “промыслом”, “провидением” и т.д. и т.п.

В рамках данной схемы можно предложить метафорическое сравнение религии с микробом. Мы не можем увидеть Бога, как не можем увидеть микробов  (разумеется, с уточнением – без дополнительной техники в виде микроскопов, но микроскопия не есть непосредственный опыт для большинства людей, и даже специалисты видят только небрежимо малую часть микробов, с коими соприкасаются), но мы можем ощутить влияние последних на наш организм. Или на молоко, становящееся творогом и сыром, сок, превращающийся в вино, и т.д.

Первое соприкосновение с микробом проходит крайне тяжело: как у европейцев с чумой в XIV веке, гриппом в ХХ-ом или у индейцев с европейскими болезнями в XVI-XVIII веках. Потом у потомков выживших формируется иммунитет, или они находят хоть какие-то способы уменьшить воздействие эпидемий на население.

“Микроб религии” куда как более агрессивен в свежей форме, когда он стремится захватить новые территории, поселиться во всё новых группах людей. В это время мы можем наблюдать жуткие эксцессы, типа религиозных войн, уничтожение неверующих и иноверцев и т.п. Постепенно зараженные вырабатывают “иммунитет”, и нравы смягчаются, морализаторская риторика становится тише и звучит всё реже.

Подобно тому, как есть более опасные микробы, в значительном проценте случаев болезни вызывающие смерть, и есть менее опасные, восприимчивость людей разных групп к разным микробам разная. Один микроб вызывает простуду, а другой – чуму или сибирскую язву. Вроде бы в обоих случаях мы говорим о микробах, но насколько разнятся последствия.

Религии точно также есть менее опасные и более опасные. И относиться к ним следует по-разному, в зависимости от риска (гибели) для окружающих. Если у нас нет лекарства от данного микроба, то как минимум мы должны обеспечить карантин или изолировать “больных” в некоем подобии лепрозория, где они могут жить самостоятельно, не подвергая опасности здоровых.

Жестоко? Нет, наоборот – жестоко дозволять больным заражать здоровых, если мы можем это предотвратить без ущерба для уже зараженных.

This entry was posted in Uncategorized and tagged , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s